На Седьмом небе

unnamedччччxxxxxxxxxxxxxxxx

На восьмой день освящения передвижного Храма (Мишкана) первосвященник Аарон приносит по указанию Моше жертвы — от себя, своих сыновей и всего народа. Аарон и Моше благословляют евреев, и, к всеобщему ликованию, «явилась Слава Б-га всему народу». Но затем происходит трагедия: сыновья Аарона Надав и Авиу совершают не предусмотренное ритуалом действие и погибают от небесного огня. Урок ясен: в храмовой службе, как и в любом другом виде служения Б-гу, надо скрупулезно выполнять Его указания, не добавляя и не убавляя ничего. Моше утешает скорбящего брата и учит коэнов мерам безопасности в Храме и правилам поведения в случае смерти близкого родственника. Далее Тора сообщает два признака кашерности млекопитающих: они должны иметь раздвоенные копыта и отрыгивать жвачку. Перечислены некашерные животные, имеющие только один из этих признаков, включая свинью. Из рыб годятся для еды только те виды, у которых есть плавники и чешуя. Перечислены двадцать видов запрещенных в пищу птиц. Нельзя есть также насекомых, кроме четырех видов саранчи и кузнечиков (их признаки нам сегодня неизвестны). Описана процедура ритуального очищения после контакта с «нечистыми тварями». Б-г призывает сынов Израиля: «Будьте же святы — ибо свят Я». Такая святость, выраженная в отделенности от других народов, достигается, среди прочего, с помощью соблюдения законов кашрута.

***

«И было, на восьмой день призвал Моше Аарона, и сыновей его, и старейшин Израиля…» (9:1). Моше ставил Мишкан не один раз, а восемь раз. Каждый день в течение недели он воздвигал Мишкан, а затем разбирал его. И лишь на восьмой день поставил его окончательно. Зачем Моше потребовалось ставить Мишкан первые семь дней?

Прежде чем ответить, зададим более общий и фундаментальный вопрос. Почему Б-г создал мир?

Ответ: Б-г создал этот материальный мир, чтобы поселить в нем Шехину (свое Б-жественное присутствие). Когда возник этот мир, дух Всевышнего пропитал все, что было им сотворено.

Но человек начал вытеснять Б-жественное присутствие своими губительными действиями. Этот процесс шел постепенно, пока Шехина не вернулась шаг за шагом обратно на Седьмое небо.

Когда мир опустился на самое дно пропасти, пришли семь духовных гигантов, по одному в семи поколениях, и вернули Шехину в этот мир. Это были Авраам, Ицхак, Яаков, Леви (сын Яакова), Кегат (сын Леви), Амрам (отец Моше из колена Леви) и Моше.

Во время дарования Торы у горы Синай Б-г окончательно «спустился» в этот мир, как сказано в Торе: «И сошел Б-г на гору Синай» (Шмот, 19:20).

Однако спустя короткое время после Синайского откровения произошел трагический эпизод с поклонением Золотому тельцу. Евреи совершили тяжкий грех, предали Б-га, и Шехина вознеслась обратно на Седьмое небо.

Стремясь подкрепить благотворные усилия семи поколений праведников и окончательно вернуть Шехину в этот мир, Моше семь дней строил и разбирал Мишкан. Но даже после этих семи дней, каждый из которых отражал влияние одного из этих праведников, исправление не было полным. Золотой телец мог вернуться.

И только на восьмой день, когда Моше еще раз воздвиг Мишкан и не разобрал его, «лекарство» подействовало: присутствие Творца на земле стало необратимым. Как сказано в Талмуде (трактат «Мегила», 10): «В день, когда Мишкан был окончательно воздвигнут, Б-г испытал такое же счастье, как в день сотворения Неба и Земли». Именно тогда была полностью достигнута цель сотворения: Б-г обрел свое «жилище» в нашем мире.

Окаменелость

«…И умолк Аарон» (10:3). Один научно-популярный журнал сообщил о сногсшибательном открытии: оказывается, овощи «пищат», когда их режут. Правда, этот «писк» очень тонок, и человеческое ухо не может его различить.

Как бы мы ни относились к открытию натуралистов, неоспорим другой общеизвестный факт: овощи вянут, когда мы режем или давим их.

Еврейское естествознание различает четыре уровня творения: человек говорящий (а не «разумный», как в материалистическом учении), фауна, флора и минералы. Представители этих уровней по-разному реагируют на опасность. Человек пытается нейтрализовать источник угрозы; животное чаще всего убегает; овощи, возможно, «пищат» (или не пищат), но в любом случае как-то откликаются на раздражитель. И только камень не обороняется, не спасается бегством, не плачет и не вянет. Он вообще ничего не делает. Можно разрезать его на части — он не будет протестовать: камень всегда молчит.

В сегодняшнем разделе Торы рассказывается о том, как сыновья первосвященника Аарона Надав и Авиу были наказаны смертью за несанкционированные действия в Храме. Услышав об их гибели, Аарон «умолк». Употребляемое в оригинале слово «ва-идом» больше нигде не встречается в Пятикнижии. «Ва-идом» происходит от того же ивритского корня, что и «домем», неживая природа, состоящая из окаменелостей и минералов.

Другими словами, реакция Аарона на это трагическое сообщение была не такой, как у людей, животных или даже растений. Аарон реагировал, как камень. Он «окаменел». В том смысле, что страшное горе не сломило его, не изменило ни на йоту. Аарон не воздел руки к небесам и не возопил отчаянно, как смертельно раненый зверь: «Г-споди, за что?!» Потому что он всем своим существом чувствовал и знал, что Б-г всегда и на все сто процентов прав в любом «поступке», что каждое событие, даже самое трагичное, пронизано Его милосердием.

Эта «твердокаменная» стойкость, присущая Аарону, отражена и в другом эпизоде: описав порядок зажигания Меноры, храмового светильника, Тора сообщает: «И сделал так Аарон» (Бамидбар, 8:3). В этих словах выражена похвала его неизменности, комментирует РАШИ.

Но почему надо хвалить за неизменность? Что особенного в этом качестве? И можно ли назвать Аарона великим человеком за то, что он ни в чем не менял указания Б-га, не импровизировал, не проявлял инициативу?

Всю свою жизнь Аарон выполнял мицву зажигания Меноры с абсолютно тем же энтузиазмом, что и в первый раз. Его рвение в служении Творцу никак не зависело от новизны. Ибо чувство новизны увядает, как цветок, как разрезанное пополам яблоко. Аарон выполнял заповедь ради самой заповеди, повинуясь убеждению, что все заповеданное Б-гом, несет в себе абсолютное совершенство и высшее милосердие, которые никогда не меняются и не «вянут».

Тора знает все

«Из всего, что в воде, есть можете всех, у кого есть плавники и чешуя, в водоемах, в морях или в реках, — их можете есть» (11:9). Общеизвестная истина: кашерная рыба должна иметь чешую и плавники. На самом деле, нет такой рыбы, у которой есть только чешуя и нет плавников: если она покрыта чешуей, значит, и плавники имеются, даже если их не сразу замечаешь.

Короче, можно сказать, что любая рыба с чешуей — кашерна. Почему же тогда упоминаются плавники? По очень простой причине: чтобы напомнить нам о величии Торы, показать, что Тора знает все. Ведь вы не найдете ни одного вида рыбы с чешуей, но без плавников.

Рыба с одной чешуйкой и одним плавником тоже считается кашерной, потому что эти слова употребляются в приведенной выше фразе в единственном числе: «снапир ве-каскесет». И даже если рыба сбросила свои чешуйки и плавники, когда ее извлекали из воды, она все равно остается кашерной. То же самое относится и к рыбе, которая родилась без чешуи, но потом покрылась чешуей.

18a

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *