Под сенью Гаона

L332_shklov-00009cchhh

Карта Земли Израиля. По рисунку Виленского Гаона, в соответствии с его интерпретацией книги Йешаяу

Удивительно, что ашкеназские общины Израиля основаны тёзками: ученики Бешта переселились в 1777 под руководством ребе Менахема-Менделя из Витебска, а Виленского Гаона — в 1808 под руководством рава Менахема-Менделя из Шклова. «Менахем» на иврите и «Мендель» на идише означает «Утешитель»; в 51 главе книги Йешаяу обещано: «Г-сподь утешит Цион…». Таков замысел Всемогущего, проявленный через подвиги и злоключения нескольких сотен еврейских семей. Хотя столько всего случилось с тех пор — революции, Холокост, космос…

Рав Менахем-Мендель родился в Шклове, день рождения установить не удалось. Возможно, в районе 1750 — для рава Исраэля из Шклова (ок.1770-1839) он был «старшим другом». Отец его, рав Барух Бендет, — городской магид (проповедник). Данных о ранней биографии Менделя немного. В последние годы жизни Виленского Гаона (1720-1797) он, как и его старший брат Симха-Буним (ум. 1808), был близким учеником мудреца. Гаон относился к Менделю с особой нежностью. Вот свидетельство сыновей Гаона: «рав Менахем-Мендель попал под сень крова Гаона уже в дни его старости и увидел великий свет его Торы. Стремясь обнажить глубины и рассеять тьму неясностей и сомнений, молодой ученик «превратил свои ночи в дни», — и Гаон, убедившись, что его намерения и поступки угодны Б-гу, благоволил к нему». Слова ученика: «Всевышний дал мне милость в глазах Гаона, и весь тот год и девять месяцев, что я жил у него, я не отступал от него ни на шаг. Я не покидал его шатра ни днём, ни ночью, и куда он шёл, я шёл с ним, и когда он спал — и я спал. И он открыл мне дорогу к мудрости». Всего постоянно он находился с учителем около 3 лет. Менахем-Мендель уже был знатоком Торы, в том числе сокрытой её части, накопил «неясности и сомнения», которые разрешал Гаон; источники не говорят, у кого он учился. Ради этого из «малой родины» можно было не уезжать.

Шклов, небольшой город на Могилёвщине, отошедший в 1772 году к России при первом разделе Польши, в смысле еврейской учёности был столицей. Из Шклова вышли как «прушим» — мудрецы литовского направления (Шломо-Залман, 1728-1812, создавший здесь в 1772 ешиву его сын Беньямин Ривелес, рав Иссахар-Бер, известный учёный рав Барух Шик, рав Йеуда-Лейб Маргалиот…), так и хасидские лидеры: рабби Пинхас из Кореца (1726-1791) и ставший хабадником другой сын рава Шломо-Залмана — Элияу.

Clip2Net Menu_201209190128hhh

Да и экономически евреи Шклова крепки были — составляя в разные годы от 50 до 80% населения, евреи владели 70% лавок, а нахождение на границе (между разделами Польши 1772 и 1793) способствовало торговле и контрабанде. Успешность переселявшихся в Москву еврейских купцов, многие из которых родом из Шклова, и привела после жалоб местного купечества к созданию в 1791 «черты оседлости». В 1777 Екатерина II подарила Шклов своему отставному фавориту Зоричу, который устроил здесь пышный двор и всяческие благородные собрания, а деньги на это выколачивал, в том числе из евреев, бандитскими способами — налогами, грабежами, арестами… Опыт этот пригодится нашему герою в арабско-турецком Иерусалиме.

Шкловские мудрецы стали зачинщиками гонений на хасидов — именно здесь состоялись как диспуты, так из многие заседания противников хасидизма; мудрецы Шклова обратились к Гаону и виленским руководителям с жалобой на сектантство и диковатые выходки хасидов Могилёвщины, третирование ими раввинов. Преследования хасидов в Могилевской губернии были наибольшими; отчасти из-за них сотни хасидов переселялись в конце 18 века в Израиль.

Рав Менахем-Мендель не стал активным участником баталий: он, выдающийся каббалист и автор десятка книг по тайному учению, «сын» Гаона, знамени этой борьбы,- по характеру был в первую очередь носителем мира и любви, в полном соответствии с именем. После ухода Гаона 9 октября 1797 года он, вместе с сыновьями Гаона и своим другом равом Исраэлем, с которым позже возглавит общину в Израиле, занялся осмыслением и изданием трудом Учителя. Намёки Гаона предстояло расшифровать, проверить точность интерпретации и подарить другим. Первыми изданы, по воле автора, комментарии на «Мишлей» (Притчи), «ибо «Мишлей» целиком проникнуты трепетом перед Создателем».

Рав записывал уроки наставника, записи легли в основу нескольких его книг. Издано 3 (другие 7 ходили в рукописи): «Маим адирим» (Могучие воды), «Дерех кадош» (Святой путь) и «Менахем Цион» (Утешитель Сиона). У великого хасидского лидера рабби Хаима Халберштамма из Цанза (1797-1876) «Маим адирим» несколько лет были настольной книгой; он не знал имени автора, но постоянно изучал труд.

Как-то Гаон собрал ближайших учеников и рассказал, что изучил всю Тору, увидел, как Устная Тора закодирована в Письменной. Лишь 2 проблемы из «Зоар» от него сокрыты. Он пытался найти комментарий рава Кордоверо, чтобы их решить и привести Машиаха, но… Желание перебраться в Израиль Гаону тоже не позволили реализовать.

Гаон убеждён, что Геула (Освобождение) должна идти естественным путём, в частности, через устроение Святой Земли. Ученики считали Гаона «искрой Машиаха бен Йосефа», который должен подготовить мир к раскрытию Машиаха бен Давида…

Синагога «Менахем Цион» на «ашкеназском дворике» Иерушалаима
Синагога «Менахем Цион» на «ашкеназском дворике» Иерушалаима

И вот, пожив в Шклове и Гродно, в 1808 рав Менахем-Мендель с другими учениками Гаона отправляется в Израиль. Переселенцы, объединённые в «Хазон Цион» (Пророчество Сиона), едут обустраивать Палестину и восстановить общину Иерушалаима. Подготовлены они лучше, чем «алия идеалистов» Йеуды Хасида 1700 и алия сторонников Бешта 1780-х. Направились сперва в Тверию, где уже есть сильная хасидская община, потом решили обосноваться в Цфате. Рава Менделя принимают лидером 150 находящихся здесь учеников Гаона, возникает ешива, дома молитвы и учёбы, «полные книг». В 1809 прибывает из Шклова новая группа, ведомая равом Саадьей и сыном рава Менделя равом Натаном-Нотэ, затем третья во главе с равом Исраэлем. Бушевавшие в Европе войны не делали путешествия комфортабельными, некоторые гибли в дороге, вплоть до голодной смерти. Но мистики-практики преодолели препятствия.

В Цфате уже существовала сильная сефардская община и были группы хасидов — разногласия отложены в сторону, евреи работают рука об руку над воссозданием Земли. Последствия катастрофических землетрясений и эпидемий в Цфате не полностью устранены, жизнь идёт небогатая. А в 1812 на страну, в частности на Цфат, обрушивается эпидемия чумы. Рав Менахем-Мендель с единомышленниками и домочадцами бегут в менее затронутый Иерусалим, где ашкеназам находиться запрещено: оригинальным решением турецкой администрации невыплаченные долги соратников Йеуды Хасида (и проценты за столетие) возложены на всех европейских евреев! Когда меч болезни отступает, беглецы возвращаются в Цфат, потерявший треть еврейского населения; из 3-х волн алии учеников Гаона (511 человек) выжило около 70. И рав Менахем-Мендель решает, при всех запретах, отправиться в Иерусалим.

Ашкеназы переодеваются сефардами и, при поддержке собратьев, начинают создавать общину. У Менахема-Менделя было поразительное умение дружить даже с теми, с кем его разделяли серьёзные разногласия. Он занимался в ешиве сефардских каббалистов «Бейт Эль» и снимал у них для общины дворик. Он находился в хороших отношениях с хасидскими лидерами Израиля, с деятелями мусульманской администрации и руководителями христианских сообществ. Сохранились записи его бесед с известным мессионером-выкрестом Йосефом Вольфом — рав ежедневно принимал его у себя, учил ивриту и толковал ему Тору. Всё это помогло ашкеназам пустить корни и оставаться до времени «невидимыми».

Всему приходит конец. Однажды ночью в дом ворвались арабские воины и, схватив раввина за бороду и погоняя его семью, затащили в тюрьму, потребовав выкуп в 10 кысит. Паша, понимаете, поиздержался в дороге и решил поправить финансы. После торговли бедная община откупилась 4 с половиной кысит, раввин заболел в тюрьме и 1 Адара (16 февраля) 1827 его душа оставила мир. Воздвигнутая ашкеназами в Иерусалиме в 1839 году и действующая до сих пор синагога названа «Менахем Цион». Главой общины будет сын — рав Натан-Нотэ.

Синагога «Менахем Цион» на «ашкеназском дворике» Иерушалаима

14a

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Арье Юдасин

Автор Арье Юдасин

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *