Силуэты еврейской фотографии. Эрих Саломон. 28 апреля 1886 — 7 июля 1944 (Освенцим)

untitled
Эрих Саломон
Эрих Саломон

В 1930 году на Международной мирной конференции французский министр иностранных дел Аристид Бриан попросил своих коллег задержать открытие заседания: «Что это за встреча, если она не запечатлена Саломоном? — вопрошал Бриан. — Люди не поверят в ее важность».

В шутке министра содержалось как понимание влияния фотожурналистики на общественное мнение, так и дань признания творчества Эриха Саломона. На дипломатических встречах высокого уровня между войнами решалась судьба Европы и мира. Главы государств собирались для принятия решений, а фотограф Эрих Саломон незаметно запечатлевал эти определяющие историю моменты своей камерой. Он документировал историю, показывая политиков за сценой на конференциях в Лиге наций, на конфиденциальных встречах, на официальных приемах и многих других политических аренах мира. Саломон показал характеры великих людей в процессе работы — не чопорные формальные портреты сановников, стоящих в ряд после своих дебатов, а человеческие усилия, которыми достигались исторические решения. Он был первым выдающимся фотографом политических событий.

Великий фотодокументалист родился четвертым ребенком в преуспевающей еврейской семье, ассимированной в берлинском обществе. Его отец, Эмиль Саломон, был банкиром, членом фондовой биржи. В юности Эрих поначалу изучал зоологию, потом — инженерное дело, пока не остановился на юриспруденции, получив в 1913 году ученую степень доктора в Ростокском университете. С началом Первой мировой войны он призывается в кайзеровскую армию и вскоре, при первом сражении на Марне, попадает в плен (1914 — 1918). Четыре года Эрих Саломон находился во Франции в лагере военнопленных, где освоил французский язык, очень пригодившийся позже при посещении международных встреч.

В послевоенные годы с ухудшением финансового положения семьи Саломон короткое время работает на фондовой бирже. Затем после недолгой безуспешной коммерческой деятельности он поступает на работу в рекламный отдел крупнейшего в Европе издательского дома Ullstein (1925), публиковавшего книги, журналы Die Dame, Uhu, Querschnitt и двухмиллионным тиражом газету Berliner Illustrierte Zeitung.

Увлечение Эриха Саломона фотографией возникло при весьма прозаических обстоятельствах: появилась необходимость сделать снимки — доказательства для одного из судебных процессов (1927). Фотография очаровала его. Он начинает снимать жанровые сцены для газет во время своих прогулок, используя довольно громоздкую репортерскую камеру Contessa Nettel с пластинами размером 10см х 15 см.

В центре Альберт Эйнштейн
В центре Альберт Эйнштейн

Время благоприятствовало появлению Эриха Саломона на арене фотожурналистики. Возросший в мире в период Первой мировой и в 1920-е — 30-е годы интерес к визуальной информации и развитие фототехники способствовали его успеху. В первой трети ХХ столетия фотография становится масштабной визуальной летописью истории. Возникновение многочисленных иллюстрированных газет и еженедельников, особенно в Германии в 20-е — 30-е годы, отмечено повышенным взлетом интереса к фоторепортажу. Его значительному развитию способствовало появление в 1924 году компактной Ermanox с размером стеклянных пластин 6см х 9.5см и светосильным объективом, позволившим снимать в условиях плохой освещенности без вспышки. Этой камерой Эрих Саломон будет фотографировать до 1932 года, когда перейдет на малоформатную Leica.

Свои первые репортерские фотографии Эрих Саломон делал в судах, где фотографировать было запрещено. Он снимал скрытно, спрятав камеру в шляпе с отверстием для объектива. Фотографии, публиковавшиеся в Berliner Illustrierte Zeitung, производили сенсацию.

В 1928 году Саломон покидает Ullstein и становится профессиональным фотографом. В этом же году он делает первые репортажи с международной конференции в Лугано, сессии Лиги наций в Париже, на которой был подписан пятнадцатью государствами пакт Келлога-Бриана об отказе от войны как орудия национальной политики.

К Эриху Саломону приходит известность. Его фотографии с международных конференций в Париже, Женеве, Лугано, Гааге публикуются в Berliner Illustrierte Zeitung и Munchner Illustrierte Presse (Германия), в The Weekly Graphic и Daily Telegraph (Англия), в Life и Fortune (США), в I’Illustration (Франция). Он проникал в святая святых, куда доступ репортерам был закрыт. В 1929 году редактор лондонской The Weekly Graphic, отмечая стиль съемки Саломона, назвал ее «скрытая камера». Это определение прижилось и вошло в обиход современной фотографии. В отличие от официальных фотографий, публиковавшихся в прессе, Эрих Саломон показывал политических деятелей как во время рабочих дискуссий — спорящих, убеждающих, так и в перерывах, на отдыхе — шутивших, улыбающихся, дремлющих. Вместе с тем, портретируя их в разной обстановке, он никогда не переступал норм этичности.

Как только ни называли Саломона в прессе: и «фотографическим Гудини» (Гарри Гудини, 1874 — 1926, легендарный американский фокусник), и «оператором-невидимкой», и «Диогеном с камерой», но для него наиболее привлекательным было «историк с камерой». Все эти определения были обязаны в значительной мере тем трюкам, к которым прибегал Саломон при съемке. Шляпа с отверстием для объектива — это лишь одно из его многочисленных ухищрений, чтобы сделать съемку незаметной для объекта. Во многих случаях в зависимости от обстоятельств он часто использовал длинный тросик для срабатывания затвора камеры. Это позволяло установить камеру в цветочном горшке, на подоконнике или штативе, спрятать ее в букете цветов, в камуфляже книги, в ковре, в кожаном чемоданчике, а самому находиться на некотором удалении и, не привлекая внимания, следить за объектом. Так, Саломон сфотографировал президента Гувера на банкете в Вашингтоне, используя цветочное украшение на столе. На сессии Верховногоооо суда США он сделал уникальные фотографии, протянув тросик через рукав.

Успеху способствовал и внешний вид фотографа. Среднего роста, приятной внешности, в очках, державшийся с достоинством, Саломон всегда одевался респектабельно, соответственно мероприятию: для обеда — в смокинге, для приема или банкета — во фраке. Обычно он подъезжал к зданию на лимузине подобно многим государственным лицам, что значительно облегчало ему проход сквозь строй охраны. Общительный характер, знание нескольких языков способствовали доктору Саломону обзавестись широким кругом знакомых в политических и дипломатических сферах.

Несмотря на то, что камера Ermanox обладала для своего времени совершенной оптикой, все же для съемки при слабом освещении требовалась длительная экспозиция — четверть секунды и дольше. И хотя камера могла быть установлена на штативе, всякое движение объекта неминуемо должно было привести к расплывчатому изображению. Однако, на фотографиях Саломона люди, разговаривающие, жестикулирующие, улыбающиеся показаны четко. Он обладал столь чутким мастерством улавливания такого мгновения для срабатывания затвора камеры, когда поворот головы, улыбка, жест в какую-то долю секунды были статичны, когда в данное мгновение наиболее полно раскрывается характер человека. Позже Анри Картье-Брессон назовет это мгновение «решающим моментом».

В 1930 году Эрих Саломон по приглашению журнала Fortune девять месяцев фотографирует в США. Портретирует Марлен Дитрих, издателя Уильяма Херста в его горном доме в Калифорнии и многих других известных людей.

В ноябре 1931 года журнал Time писал: «Президент Гувер, наверное, никогда бы не позволил доктору Эриху Саломону «Скрытая камера» находиться в Белом доме, если бы премьер Франции Лаваль вежливо не настоял. Подобно Бенито Муссолини, Рамсею Макдональду и канцлеру Брюнингу, Пьер Лаваль уверяет, что спонтанные фотографии доктора Саломона являются историческими документами для последующего поколения». Эрих Саломон был первым фотографом, допущенным для съемки в Белом доме. Он добился беспрецедентного доступа в мир знаменитостей и политической арены.

Отмечая в 1931 году свое 45-летие и публикацию книги «Berumte Zeitgenossen in unbewachten Augenblicken» («Известные современники в неожиданных мгновениях»), содержавшую 170 портретов, Эрих Саломон пригласил на юбилей в гостиницу Kaiserhof 400 высокопоставленных гостей и показал их собственные изображения, запечатленные им в самых неожиданных ситуациях. По иронии судьбы, спустя год в этой же гостинице разместится штаб-квартира Гитлера.

Среди фотографий, показанных Саломоном, был известный снимок Альберта Эйнштейна и Макса Планка, беседующих с германским рейхканцлером Генрихом Брюнингом и лидером лейбористской партии Великобритании Рамсеем Макдональдом в немецкой рейхсканцелярии (Берлин, 1931). Эта фотография в числе других была опубликована в ноябрьском номере Fortune 1931 года в серии «Политические деятели Европы».

Вернувшись в Германию после второй поездки в США, Саломон оказался в обстановке упадка Веймарской республики и нарождающегося фашизма. Многие его коллеги начали уезжать, кто в Англию, кто в США. Журнал Life приглашает Эриха Саломона в Америку. Отказавшись от предложения, он с женой и младшим сыном переезжает в Нидерланды, на родину жены (1932). Здесь на какое-то время политическая и социальная жизнь становится объектом съемок Саломона. В 1935 — 1938 годах он посещает Англию, Францию и Швейцарию. Наряду с международными встречами его все более привлекали концертные залы, театры. Эти годы отмечены фотографиями с очередной сессии Лиги наций, портретами дирижеров Артуро Тосканини и Бруно Вольтера, кинорежиссера Сергея Эйзенштейна, Марлен Дитрих и Дугласа Фарбенкса на презентации фильма «Рембрандт».

004-erich_salomon-545936319_masteппппппппппппr

В мае 1940 года Гитлер за четыре дня оккупировал Нидерланды. Местные нацисты выдали Эриха Саломона, принудив сначала носить желтую звезду, а затем поместили его с женой и младшим сыном в Вестерборкский транзитный лагерь (Нидерланды). В конце 1943 года их перевели в Терезинский концентрационный лагерь, а через пять месяцев в мае 1944 года отправили в Освенцим. Жизнь Эриха Саломона, его жены и младшего сына Дирка оборвалась в газовой камере в июле 1944 года.

Эрих Саломон незадолго до своего ареста передал часть своих негативов близкому другу, часть он поместил на хранение в библиотеку парламента Нидерландов. Какая-то часть негативов находилась у старшего сына Питера, жившего в годы войны в Англии. В послевоенные годы Питер старался воссоединить разбросанный архив отца. Многое было утеряно. Все, что сохранилось, Питер в 1980 году передал в Берлинскую галерею, где ныне хранится более 10 тысяч фотографий Эриха Саломона.

В 1963 году Питер Хантер-Саломон опубликовал книгу, посвященную отцу, «Portrat einer Epoche». В 1971 году Германское фотографическое общество учредило «Премию доктора Эриха Саломона», вручаемую «За выдающиеся иллюстрированные журналистские работы». Одним из лауреатов этой премии был Роберт Франк (1985).

На месте дома, где жил Эрих Саломон, Хелдерлин-штрассе, 11 (район Вестенд округа Шарлоттенбург-Вильмерсдорф) установлена мемориальная доска.

Карьера Эриха Саломона, выдающегося фотожурналиста, была недолгой, немногим более десяти лет. Ему выпало жить и работать в судьбоносную эпоху ХХ столетия. Он создал и сохранил для последующих поколений оригинальную галерею портретов выдающихся деятелей своего времени в разнообразных ситуациях.

Эрих Саломон расширил возможности фотографии, утвердив фоторепортаж высокого уровня, придав фотожурналистике форму визуальной политической информации, занявшей видное место в общественной жизни многих стран. Стиль фотографирования, созданный Эрихом Саломоном, вдохновил многих фотографов последующих поколений, вошел в практику современной фотографии.

Лев ДОДИН

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 5, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *