О ПОРЯДКЕ СТРОИТЕЛЬСТВА

617_32_01

Многие из недавно приехавших в Америку озадачены вопросами становления на новой земле. Как лучше обосноваться и построить новый и прочный дом в этой стране?

Зачастую нам кажется, что необходимо прежде всего решить проблемы хлеба насущного, найти комфортабельную квартиру и хорошую работу.

Однако в этой борьбе за существование, в этой, пусть даже вынужденной, погоне за материальными ценностями что-то главное, первостепенное в человеке может отступить на второй план.

Вопросы вечных ценностей духа, этики и морали, воспитания детей, приобщения к благородному и возвышенному, соприкосновения с древней мудростью нашего народа откладываются на неопределенное время. Впрочем, как раз мудрость Торы, позволившая нам пережить все гонения и преследования трех тысячелетий еврейской истории, может научить нас жизнестойкости.

Наша недельная глава последняя, заключительная глава книги Исхода. От освобождения евреев из египетского рабства и дарования Торы на Синае к строительству Мишкана, прототипу будущего Иерусалимского храма. И Мишкан, и Храм являлись и являются святыней всего народа, в них хранились скрижали Торы. Мишкан сопровождал евреев в течение 40 лет их скитания по пустыне. Построенный царем Соломоном Иерусалимский Храм продолжает жить в сердцах евреев уже две тысячи лет после его разрушения. А надежда на его восстановление — это вера в духовное возрождение еврейского народа. Интересно, что впервые обратившись к Моисею с призывом построить Мишкан, будущий Храм, Всевышний приказал сначала изготовить особое хранилище для Торы, светильники, другие священные предметы и лишь затем приступить к строительству самого Мишкана. Это странное обстоятельство не ускользнуло от внимания мудрецов Торы. Какова же причина такой необычной последовательности?

Великий еврейский ученый Раши приводит мнение Талмуда: “Всевышний хотел подчеркнуть, что Мишкан — это не обычный дом, а дом Всевышнего — Храм, в корне отличный от дома человека, строящего сначала свое жилище и лишь затем предметы домашнего обихода. Желая подчеркнуть это, Всевышний повелел изготовить сначала предметы для Храма и лишь затем соорудить сам Храм”.

Помню, как в 1980 году в Москве я изучал это место Торы с только что освободившимся из тюрьмы Иосифом Бегуном. Мысль показалась нам совершенно непонятной. Разве различие между домом Творца и обычным человеческим домом состоит только в последовательности строительства?

Если факт отличия Храма от человеческого жилища настолько важен, то нужно было произвести любые изменения внутри Храма, чтобы люди, входящие в него, могли убедиться в необыкновенности дома Всевышнего. Но когда Храм уже построен, то кто узнает о последовательности его строительства? Несколько лет у меня не было ответа на этот вопрос.

В 1987 году передо мной стояла задача открыть еврейскую школу в Нью-Йорке. Подготовительный этап был очень сложным. Следовало подобрать достойных учеников и талантливых учителей, но самым трудным оказалось найти подходящее помещение для будущей школы. Недели и месяцы уходили, приближался сентябрь, но помещения для школы так и не находилось. Трудно было принимать учеников, заключать договора с учителями. Казалось, что школа так и не откроется. Работа в этот критический период требовала веры в то, что помещение, пусть чудесным образом, все же найдется.

В те дни я понял, что строителям Храма было очень трудно изготовить священные предметы еще до того, как сам Храм был построен. И не только потому, что изготовление их требовало необыкновенного мастерства, а, скорее, оттого, что в них нужно было вложить всю свою душу. Каждому из мастеров мешала мысль: зачем трудиться над этим сосудом или над этим светильником, а вдруг Храм так и не будет построен? Каждое движение руки требовало не менее значительного движения души, веры в то, что содержание важнее формы, веры в господство духа над телом и веры в то, что если священные предметы будут изготовлены и построены так, как нужно, то тогда будет сооружен и Храм.

Лишь теперь я понял, что казалось мне раньше загадкой. Царь Вавилона Навуходоносор, разрушивший Иерусалимский Храм, не разбил и не осквернил священные предметы, сделанные евреями еще в Синайской пустыне, а бережно хранил их. Талмуд рассказывает о том, что эти предметы переходили из рук в руки и что до сегодняшнего дня они хранятся в тайном хранилище в Риме (предполагается — в Ватикане). Храм был дважды разрушен, но священные предметы не пострадали. Именно они будут стоять в отстроенном в третий раз Иерусалимском Храме.

Можно разрушить камни, материю, но дух и идеи останутся жить! В священные предметы Храма вложена горячая вера их строителей, потому их невозможно разрушить.

Много книг написано евреями и неевреями, чтобы объяснить загадку существования еврейского народа, его стойкости к испытаниям и преследованиям и способности пронести сквозь века свою веру и верность Торе.

Наша недельная глава дает ответ. Мы стали народом не благодаря общности территории. Принятие Торы на горе Синай духовно объединило евреев, и там, по дороге в свою страну, мы стали народом. Потому, даже потеряв свою родину на тысячи лет, мы продолжаем существовать. Ведь мы, евреи, сначала приняли Тору и лишь затем получили свой дом — страну Израиля. В этом секрет жизнестойкости еврейского народа.

Здание для нашей школы в Бруклине нашлось за один день до начала учебного года. Школа открылась, и пришли ученики с верой в ее будущее и ищущие духовные ценности для себя и своих детей, а не привлеченные красотой здания.

Заканчивая книгу об освобождении евреев из Египта, Тора еще раз демонстрирует нам значение настоящей свободы, раскрепощения и могущества человеческого духа

Еврей, ты хочешь преуспеть в жизни? Помни о порядке строительства Храма, помни, что вечные ценности духа являются тем прочным фундаментом, на котором ты сможешь построить свой дом!

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Лев Кацин

Автор Лев Кацин

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора