Умная дипломатия аятолл

Hassan-Rouhani_2680704b

В субботу, 16 января, Иран вышел из политической и экономической изоляции. Жесткие санкции были сняты в обмен на согласие аятолл умерить свои ядерные амбиции. Президент США Барак Хусейн Обама похвалил себя за «умную, терпливую дипломатию».

В обмен на снятие санкций аятоллы широким жестом освободили пять американских граждан, томившихся в иранских тюрьмах, за исключением еврея Роберта Левинсона, о чем американская пресса предпочитает не распространяться. В свою очередь, США прекратили судебный процесс против четверых американских бизнесменов иранского происхождения, нарушивших торговые санкции. То есть, речь идет о гораздо более широком дипломатическом процессе, чем ядерная проблема. Не исключено, что США и Иран могут в будущем восстановить дипломатические отношения, но Обаме следует поторопиться, так как ему остался всего год, а республиканские кандидаты, по крайней мере на словах,  ядерную сделку не приветствуют.

МАГАТЭ подтвердила, что Иран выполнил свою часть договоренностей, подписанных в 2015 году. Согласно этому документу Иран должен сократить число центрифуг с 20000 до 6000, демонтировать ядерный реактор в Араке, сократить запасы обогащенного урана, передать запасы обогащенного урана на хранение в другую страну и обеспечить доступ инспекторов МАГАТЭ на ядерные объекты. Соглашение действительно в течение десяти лет. Именно на десять лет Мухаммед заключил соглашение с курейшитами (еврейским кланом на Аравийском полуострове), а затем, не дожидаясь истечения срока перемирия, вырезал весь клан. По данным разведки, на ходу остаются 9000 центрифуг, и никто не знает, что происходит на подземном ядерном объекте в Фордо.

Жесткие санкции, нанесшие серьезный урон иранской экономике, были введены в 2006 году. Кто победил в этой войне санкций, вопрос политический. Президент Обама утверждает, что именно благодаря его «умной и терпеливой дипломатии» Запад заставил Иран пойти на уступки. Суннитские страны Ближнего Востока и Израиль считают, что благодаря умной дипломатии аятоллам удалось добиться одномоментного снятия санкций с финансовой индустрии, размораживания сотен миллиардов иранских активов в западных банках, снятия ограничений на морские и воздушные перевозки и, главное, на поставки нефти и газа, так как свыше пяти лет Иран не мог экспортировать свое главное богатство. И это можно рассматривать как блестящую победу аятолл. Ненавистный многим иранцам режим, о падении которого они мечтали, устоял и получил международное признание, несмотря на отсутствие демократии, нарушение прав человека, публичные казни, поддержку террора и режима Асада в Сирии.

К радости Евросоюза возвращение Ирана на нефтегазовый рынок еще больше обрушит цены на нефть, а европейские страны получт доступ к изголодавшемуся иранскому рынку. Так, Иран планирует закупить в Европе 114 «Аэробусов» для пассажирских перевозок.

Снятие санкций можно записать как главное достижение президента Хасана Рухани, избранного в 2013 году вместо крайне недипломатичного и скандального Махмуда Ахмадинеджада. Рухани назвал соглашение «золотой страницей» в истории Ирана и поворотным моментом в экономике страны.

«Все счастливы, кроме сионистов, поджигателей войны, поливающих масла в огонь войны между мусульманами, и твердолобыми конгрессменами США», — сказал Рухани.

Как теперь выяснилось из опубликованной электронной переписки бывшего госсекретаря Хиллари Клинтон, один и тот же человек, Томас Пиккеринг, усиленно лоббировал заключение сделки с Ираном и одновреенно предлагал план политической и экономической дестабилизации Израиля с помощью левых НКО, чтобы вынудить Израиль на беспрецедентные и крайне опасные для его существования уступки. Именно в этом ключе следует рассматривать заявление Евросоюза об усилении экономических санкций против Израиля с одновременным снятием санкций  с Ирана. План, видимо, запущен в действие.

Правда, в связи с резким падением цен на нефть, доходы от продажи углеводородов будут не такими высокими, как ожидалось в Тегеране, а потому денег на все амбициозные проекты аятолл может не хватить, учитывая тот факт, что в лучшие времена львиную долю своих доходов режим, как и приснопамятный СССР, направлял на содержание исламских террористов по всему миру. Министр финансов Ирана Али Тайевиния сказал, что даже 100 миллиардов долларов не смогут вытащить экономику Ирана из кризиса или сбалансировать бюджет, так как государственный долг страны многократно превышает эту астрономическую сумму.

Израильское руководство выразило озабоченность в связи со снятием ограничений на продажу Ирану продукции военного назначения. Санкции, введенные США против Ирана в ответ на разработку баллистических ракет, Израиль счет несущественными. Удовлетворение многочисленных запросов иранской армии может привести к дальнейшей дестабилизации региона. Существует реальная вероятность того, что Иран, как и Советский Союз в 70-е – 80-3 годы потратит все свои ресурсы на военные авантюры, что подорвет его экономику. Иран уже сейчас завяз в военных конфликтах в Сирии, Ираке и Йемене, в то время как Израиль сохраняет свою военную мощь и остается военной сверхдержавой Ближнего Востока.

Однако и тут все не так просто. Полковник в отставке Эран Лерман указывает, что на сегоднящний день Ближний Восток разделился на четыре враждующих лагеря – это Иран со своими марионетками; салафиты, создавшие свое «Исламское государство» (ИГ); «Мусульманское братство» во всех его проявлениях, включая ХАМАС, Катар и Турцию; и четвертый аморфный лагерь «сил стабильности», то есть тех сил, которые реально опасаются усиления первых трех групп. И тут Израиль играет весьма активную роль.

Начало 2016 года уже показало изменение динамики соотношения сил и усиления противостояния между Саудовской Аравией и Ираном в борьбе за доминирование в регионе..

Казнь шиитского имама Нимра Аль-Нимра была верхушкой айсберга тысячелетнего кровавого противостояния между суннитами и шиитами. Но в нынешней ситуации конфликт проходит не только по конфессиональному противостоянию. Ближний Восток в широком понятии распадается на четыре идеологических лагеря – Северную Африку, Левант, страны района Красного моря и страны Персидского залива.

 

Все эти силы, за исключением Израиля, принадлежат к категории исламских тоталитарных режимов. Биньямин Нетаниягу назвал их «ветвями одного ядовитого дерева».

Усиление ИГ привело к ослаблению «Аль-Каиды» и «Мусульманского братства». Впрочем, тут речь, скорее всего, идет о воде в сообщающихся сосудах, то есть о плавном перетекании братьев-мусульман из одной исламской террористической организации в другую или даже объединении сил.

В связи с этим шансы на возвращение МБ к власти в арабских странах существенно уменьшились или почти сошли на нет. В странах Персидского залива книги идеологов МБ – Хасана Аль-Баны, Саида Кутба, Маулана Абу-Ала Аль-Маудиди – убирают с полок, ибо их учение в первую очередь опасно для погрязших в роскоши нефтяных княжеств.

Только снятие книг с полок вряд ли поможет, так как главным носителем идеологии МБ является теперь ИГ, и оно сейчас на подъеме. Сцены нечеловеческой жестокости, выложенные в интернет, не только не отталкивают от ИГ молодых людей, но, напротив, привлекают в ряды бандитов и убийц десятки тысяч бойцов, соблазненных возможностью безнаказанно выплеснуть наружу все свои садистские инстинкты. Соотвественно, ИГ расширяет свое влияние в Ливии, Сирии и Ираке.

Насколько ставка Вашингтона на шиитский Иран в борьбе с суннитским «Исламским государством» оказалась верной, покажет время. Пока надежды эти не оправдались. Вмешательство России в войну в Сирии не нанесло серьезного урона ИГ, зато усилило региональный раскол. Россия сейчакс вступила в откровенный политический конфликт с двумя ближневосточными державами – Турцией и Саудовской Аравией, а Иран стал ее главным союзником, даже обогащенный уран Тегеран отправляет на хранение в Россию.

Иран, безусловно, оказался в выигрышном положении. Он заручился поддержкой Вашингтона и стал самым главным военнополитическим союзником России на Ближнем Востоке. Пока Россия спасает режим Башара Асада от падения, Иран может перенаправить свои ресурсы на установление региональной гегемонии.

Иран уже контролирует четыре арабских столицы – Дамаск, Багдад, Бейрут и Сану, а также морские пути в Ормузском проливе и Баб-эль-мандебском проливе. На юге Саудовской Аравии шиитские кланы поднимают голову. В секторе Газы Иран пока не помирился с ХАМАСом,Ж но поддерживает прекрасные отношения с другой марионеткой, «Исламским джихадом».

Администрация Обамы, рассмаривающая сделку с Ираном как свое главное достижение, только на словах признает необходимость ограничения иранских региональных амбиций. Для Запада Иран сейчас – способ решения поблемы «Исламского государства».

Возможно, именно этот фактор создал у прежних ближневосточных союзников США стойкое ощущение, что полагаться на Соединенные Штаты в новой динамике нельзя.

Саудовская Аравия сейчас создает суннитский лагерь противостояния иранской гегемонии, и альянсы, которые еще вчера казались невозможными, могут вполне оказаться реальными завтра.

Понятно, что в условиях глобального противостояния Иран не откажется от плана создания собственной ядерной бомбы, да и Саудовская Аравия серьезно задумается над этим вопросом. Таковы результаты «умной и терпеливой дипломатии» Барака Хусейна Обамы.

, , , , ,

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 3, средняя оценка: 3,67 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Виктория Вексельман

Автор Виктория Вексельман

Все публикации этого автора