Своих еврейских дедушек и бабушек я не знала

 

         19 декабря с.г. 80-летний юбилей у Галины Борисовны /Беровны/ Волчек, художественный руководительницы театра «Современник», который она возглавляет более 40 лет. Волчек — советский и российский театральный режиссёр, актриса, педагог. Народная артистка СССР (1989) . Отец Волчек Борис Израилевич, известный кинорежиссер и оператор, педагог, профессор, лауреат четырех Государственных премий, был режиссером фильмов «Пышка», «Тринадцать», «Ленин в Октябре», «Мечта», «Убийство на улице Данте» и многих других. Мать – Маймина Вера Исааковна, окончила сценарный факультет ВГИКа.

        Галина Волчек поставила более тридцати спектаклей. Лучшие из них — «Эшелон», «Вишневый сад», «Три сестры», «Крутой маршрут», «Пигмалион», «Три товарища». Некоторые ее постановки с триумфом были показаны на Бродвее. Она всегда актуальна, своевременна и талантлива. Ее заслуги перед искусством отмечены высшими наградами. Но главное ее достижение в том, что ее родной «Современник» по-прежнему один из самых популярных театров страны.  Помимо «Современника», в жизни Галины Волчек было место и для кино. Она сыграла служанку в «Дон Кихоте» и покупательницу магнитофона в «Берегись автомобиля», Варвару Никитичну, однокурсницу Бузыкина в «Осеннем марафоне» и еще в более двадцати ролей в разных фильмах. В 1986 исполнила роль Голды в т/ф «Тевье-молочник» по Шолом-Алейхему.

       В 1961 году у супругов Галины Волчек и Евгения Евстигнеева родился сын – Денис, ныне известный режиссер. Евгению Евстигнееву женщины прохода не давали, и сама Волчек признавала, что не любить его невозможно, но при этом говорила: «Я не умею быть второй. И даже первой не умею. Только единственной…»  И чего только стоило молодой маме и жене, обожавшей мужа и растившей годовалого сына, решиться на развод только из-за того, что до нее дошли слухи о его увлечении! Собрав волю в кулак, Галина упаковала вещи мужа, позвала женщину, с которой, как ей думалось, встречался Евстигнеев, и со словами: «Теперь вам не придется никого обманывать» поставила точку в своей супружеской жизни. После развода воспитывала маленького сына и продолжала дружить с бывшим мужем, восхищаясь его талантом.

 

      Волчек  давно уже стала знаковой фигурой российского театра, хотя никогда не занималась созданием легенд вокруг своей особы. В интервью, опубликованному в журнале «Вестник» №11/286  29.05.2002,  Галина Борисовна на вопрос о том, как она, человек русской культуры, ощущает своё еврейство ответила следующее: « Своих еврейских дедушек и бабушек я не знала. Папа был человек русской культуры, родом из Витебска, размешивал краски своему великому соседу Шагалу. По сознанию своему он был настоящим комсомольцем двадцатых годов, идея всеобщего счастья его захватила. Своего еврейства он никогда не скрывал, носил имя Бер Израйлевич. Свою Государственную премию я получала как Галина Беровна. А потом папа свое имя поменял, я, соответственно, поменяла отчество. Но ни еврейской культуры, ни языка идиш или иврит я не знаю. Воспитывала меня, как я уже говорила, русская няня, я слышала от нее слова: троица, красная горка и тому подобное. Еды еврейской в нашем доме никто никогда не делал. Я ни разу не заходила в синагогу, не знала той культуры, которую представлял Михоэлс – его убили, когда мне было 15 лет. Потом, уже взрослыми мозгами, я все осознавала и понимала. Это – с одной стороны. С другой – из-за внешности, в силу, может быть, “славянских” ролей, которые я смолоду играла, никто мне в спину никогда не кричал “жидовская морда”. Вот моему мужу – кричали. Бывали и курьезы на эту тему. Однажды Олегу Ефремову какой-то чиновник того времени среди прочих укоров “Современнику” бросил и такой: “Вообще, Олег, у тебя там сплошные евреи. Есть одна настоящая русская баба – Галя Волчек”. Но! Но когда я уже стала, что называется, соображать, когда я увидела проявления антисемитизма, всей этой гадости, то я, естественно, это возненавидела. И первое, что мы сделали, когда началась перестройка, так это показали когда-то запрещенный спектакль “Это случилось в Виши” американского драматурга Артура Миллера, кстати говоря, еврея. (Пьеса об оккупированной фашистской Германией Франции, когда некоторые французы выдавали своих знакомых, соседей-евреев гестапо – А.З.)… Я не люблю крайних проявлений национализма — любого. Гордость за свой народ, за свою принадлежность к нему — это замечательно. Но чувство превосходства над другими народами — это, согласитесь, нечто совсем другое…  Я никогда не отрекалась от своего еврейского происхождения, поскольку у меня даже и в мыслях такого не было, какая бы на улице ни стояла в этом смысле погода. Но политикой я не занимаюсь, поэтому для меня важна и интересна просто жизнь человека. Будь он еврей или нееврей, но если над ним совершают насилие или подвергают унижению, если он испытывает страх или ужас, это для меня – сигнал бедствия… К разговорам о различных угрозах я отношусь без особой паники. То, что происходит в Воронеже, в других городах – это ужас, кошмар, и это действительно страшно, но антисемитизм был, есть и будет всегда, с ним надо бороться, но факт остаётся фактом, чтобы мы не говорили».

                  Источник:   www.zelikm.com  —   «Евреи глазами именитых друзей и недругов»

 

Оцените пост

Notice: Undefined variable: thumbnail in /home/forumdai/public_html/wp-content/plugins/wp-postratings/wp-postratings.php on line 1176
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 4, средняя оценка: 3,75 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Автор Anatoliy Zelikman

Родился 14 октября 1936 года в белорусско-еврейском городе Бобруйске. В отличие от президента Беларуссии Александра Лукашенко мне близки и понятны стенания авторов Ильфа и Петрова в ‘Золотом телёнке”: “При слове “Бобруйск” собрание болезненно застонало. Все соглашались ехать в Бобруйск хоть сейчас. Бобруйск считался прекрасным, высококультурным местом”. В то время там, по крайней мере, каждый второй житель был этническим евреем и двое из трёх понимали и говорили на идиш. За несколько часов до прихода немцев волею случая нашей семье удалось покинуть пределы города и после долгих скитаний эвакуироваться в Среднюю Азию. Все оставшиеся евреи города были безжалостно уничтожены, вне зависимости от социального положения, возраста и пола. Нелюди убили безвинных людей только за то, что они были евреями. В узбекском городе Фергана учился в первом классе, который закончил с похвальной грамотой. Впоследствии за годы многолетней учёбы подобной оценочной вершины больше не покорял никогда. После окончания войны вернулся в родимые места, где освоил десятилетку хорошистом. В 1954 году поступил во второй Ленинградский мединститут (ЛСГМИ) и спустя шесть лет получил специальноть санитарного врача. За год-два до моего поступления приём евреев в медицинские вузы был практически прекращён, ввиду компании борьбы с ”космополитами ” и сфальсифицированного властями ”дела врачей”. Работал с 1960 по 1995 год в различных врачебных должностях – от главного врача санэпидстанции Хасанского района Приморского края до дезинфекциониста и эпидемиолога Белорусского Республиканского Центра гигиены и эпидемиологии. Виноват. Был членом профсоюза, комсомольцем, состоял в КПСС (1969-1991), колебался вместе с партией и поддерживал её. Был активен, как и многие личности моей национальности. Знал о многих безобразиях, терпел, так как сознавал, что от меня ничего не зависит. Теперь про таких говорят, что они ”держали фигу в кармане”. Возможно. Показать этот кукиш у меня, как и у большинства смертных, смелости не хватало. Что было, то было. О прошлом не жалею. Покаяться должен не человек, а общество, в котором он жил. Обстоятельства силнее нас. Женат. Её величают Кларой. Люблю свою супругу со школьной скамьи. Однолюб. У нас два сына (Гриша, Дима) , внучка Клара и внук Сэм. Я, можно сказать, свой, ”совейский” человек, так как имею честь быть происхождения пролетарского. Отец – портной. Всю жизнь вкалывал, как раб, чтобы накормить пятерых детей. В юности закончил три класса начальной еврейской школы для изучения мальчиками основ иудаизма (хедер), что соответствует нынешнему семи-восьмилетнему образованию. Молился. Вместо синагоги собирался с другими верующими на ”конспиративных” квартирах, т.к. государство этого, мягко говоря, не поощряло. Мать – домохозяйка. Днями у плиты, заботы по хозяйству. Как и положено еврейской маме, она прекрасно готовила фаршированную рыбу и хорошо рожала ребят. Предки мои были уважаемыми соседями : русскими, белорусами, евреями. Родители навечно покоятся вместе на бобруйском еврейском кладбище, в их родном городе, свободном, к удовольствию белорусского населения, в настоящее время от живого еврейского присутствия. Не знаю, на сколько стало лучше от этого местным аборигенам. Не я им судья. Приехал я со своей семьёй в США (г. Миннеаполис, шт.Миннесота) в 1995 году. И последнее . О моих увлечениях. Книги, стихи, филателия, шахматы, иудаика и компьютер. С друзьями напряжёнка. Иных уж нет, а те далече. Приобрести новых в моём возрасте трудно. Чёрствому сердцу не прикажешь. Любые суждения, кроме человеконенавистных, имеют право на существование. Уважаю всех, кто уважает меня. Не люблю нелюбящих. Если вас заинтересовал мой сайт, пишите. Буду рад. Анатолий Зеликман.
Все публикации этого автора