КТО РАССТРЕЛЯЛ ЦАРСКУЮ СЕМЬЮ

                    (К 94-Й ГОДОВЩИНЕ СО ДНЯ РАССТРЕЛА)              

Со дня расстрела членов царской семьи последнего Российского Императора Николая II прошло 94 года, однако в российской прессе до сих пор продолжают повторять старую ложь об участниках исторического события. Давно наступило время установить количество и имена тех, кто непосредственно участвовал в расстреле членов царской семьи и обслуживающего персонала. Ниже приводятся основные материалы исследования, взятые из главы «Чисто русское убийство» (Двести лет затяжного погрома, т. 3, книга 2, 2009). На основании критического анализа исторических свидетельств — дневников Николая II и царедворцев, А. Керенского, следователя Н. Соколова, архивных материалов, собранных в книгах Э. Радзинского «Николай II», М. Касвинова «Двадцать три ступеньки вниз» и других авторов — вниманию читателей предлагается совершенно новая версия обстоятельств убийства царской семьи и состава её непосредственных исполнителей. Эта версия опровергает очередной кровавый навет российских националистов, которые придумали вздорные версии участия евреев в убийстве царя и его близких.

В одном из своих посланий мифическим заговорщикам, якобы готовивших вызволение членов царской семьи,  Николай II   писал: «Комната занята комендантом и его помощниками, которые составляют в данный момент внутреннюю охрану. Их 13 человек, вооружённых ружьями, револьверами, бомбами. Напротив наших окон на той стороне улицы помещается стража в маленьком доме. Она состоит из 50 человек». Состав охраны весьма внушительный, но любознательный Николай не упоминает ни латышей, ни мадьяр, потому что их не было. Зачем везти латышей и мадьяр в Екатеринбург, если состав охраны из 63 красноармейцев был уже набран «из приведённых Авдеевым злоказовских рабочих», то есть работавших на заводе фабриканта Злоказова. А. Д. Авдеев, бывший в течение более трёх месяцев комендантом дома в Тобольске и в Екатеринбурге, был заменён Юровским 4 июля 1918 года, то есть за 12 дней до расстрела. Что бы придумали русские националисты, если бы 16 июля комендантом дома оказался Авдеев? Они бы превратили его в ничтожную личность, каким он и был на самом деле, либо постарались вообще не упоминать о его существовании. На самом деле, Авдеев был заменён Юровским, потому что занимался систематическим пьянством.

КТО БЫЛ СТАРШИМ ИПАТЬЕВСКОМ ДОМЕ

             В тот же день, 4 июля 1918 года, в дневнике царя появилась запись: «Во время обеда пришли Белобородов и др. и объявили, что вместо Авдеева назначается тот, которого мы принимали за доктора – Юровский». Прежде чем разобраться с количеством непосредственных убийц, не менее важно определить имя человека, который был старшим начальником в Доме Особого назначения. Из дневниковой записи царя можно уточнить, кого бывший император считал старшим: «Долго не могли раскладывать своих вещей, так как комиссар, комендант и караульный офицер все не успевали приступить к осмотру сундуков. А осмотр потом был подобный таможенному, такой строгий, вплоть до последнего пузырька походной аптечки Алекс». Из этой, казалось бы, невинной записи следует, что царь вполне обоснованно считал комиссара Ермакова главной властью в доме, потому и поставил его на первом месте. Комиссар П. Ермаков, действительно, был самым старшим военным начальником, которому подчинялись 63 вооружённых красноармейцев. Его заместителем был начальник караульной службы М. Медведев, который ежедневно и посменно расставлял каждого из охранников на место несения службы. Ермакову ранее подчинялся комендант Агеев, который отвечал за организацию быта членов царской семьи. Именно Ермаков получил распоряжения от Уральского Облисполкома и перед самым расстрелом вместе с М. Медведевым привёз Постановление Совета о расстреле в дом Ипатьева. Упомянутый царём комендант — это Авдеев.

Однако русские националисты создали версию о том, что старшим в доме Ипатьева был комендант Юровский, но никогда не упоминали имени Авдеева в этой роли. Радзинский  явно придумывает, что приведение в исполнение Постановления поручается коменданту Дома Особого Назначения. Невозможно представить, чтобы исполнение казни было поручено фотографу и часовому мастеру по профессии, который в течение 12-ти дней только знакомился с обстановкой в доме. Комиссар Петр Ермаков, в подчинении которого находились все вооружённые стрелки, не мог передать свои полномочия случайно оказавшемуся в роли коменданта часовщику Юровскому. Ермаков был старшим по должности и обязанностям в доме, когда  роль коменданта исполнял Авдеев, он остался старшим, когда эта роль перешла к Юровскому. Это означает, что руководить расстрелом царской семьи и давать команду мог только Ермаков, и никто другой. В тот вечер именно Ермаков собрал стрелков, вместе с Медведевым расставил их по местам, приказал Юровскому зачитать текст Постановления Уралсовета и дал команду «Огонь!», как только Юровский завершил чтение Постановления в первый раз. Именно так сам Ермаков рассказывал пионерам об этом событии и написал в своих «Воспоминаниях». Усиление роли Юровского является  главной вздорной выдумкой Соколова и Радзинского, которая до сих пор имеет самое широкое хождение среди злобных, но малограмотных русских антисемитов. Никто из военных не передаст командование солдатами гражданскому лицу в присутствии непосредственного начальника.

            Историк М. Касвинов сообщает, что решение Уральского Совета о расстреле царской семьи передали Юровскому двое Особо уполномоченных в половине двенадцатого 16 июля, то есть за полчаса до казни. Радзинский называет имена Уполномоченных: это начальник охраны Дома Особого Назначения П. Ермаков и член коллегии Уральского ЧК, бывший матрос, М. Михайлов-Кудрин, начальник караульной службы. Оба Уполномоченных Уралоблсовета принимают личное участие в расстреле царского семейства.

                                         ИМЕНА РАССТРЕЛЬЩИКОВ

Следующим важнейшим вопросом является уточнение количества и поименного состава расстрельной команды, чтобы исключить любые фантазии на эту тему. Согласно версии следователя Соколова, поддержанной Радзинским, в расстреле участвовали 12 человек, в том числа шесть — семь инородцев, то есть пять латышей, мадьяр и лютеранин. Чекиста Петра Ермакова, родом из Верх-Исетского завода, Радзинский называет «одним из самых зловещих участников Ипатьевской ночи». Сам Ермаков, которому «по уговору принадлежал царь», подтверждал: «Я дал выстрел в него в упор, он упал сразу…». В Свердловском областном Музее революции хранится акт: «10 декабря 1927 года приняли у товарища П. З. Ермакова револьвер 161474 системы «маузер», которым, по свидетельству П. З. Ермакова был расстрелян царь». О своей роли в течение двадцати лет Ермаков подробно рассказывал в лекциях о том, как лично убил царя. 3 августа 1932 года Ермаков опубликовал свою биографию, в которой без лишней скромности сообщил: «16 июля 1918 года… я постановление привёл в исполнение – сам царь, а также и семья была мною расстреляна. И лично мной самим трупы были сожжены». В 1947 году тот же Ермаков завершил «Воспоминания» и вместе с биографией сдал в Свердловский партактив. В книге Ермакова есть такая фраза: «Я с честью выполнил перед народом и страной свой долг, приял участие в расстреле всей царствующей семьи. Я себе взял самого Николая, Александру, дочь, Алексея, потому что у меня был «маузер», им можно было работать. Остальные имели наганы». Достаточно этого признания Ермакова, чтобы навсегда забыть все версии фальсификаторов об участии евреев. Рекомендую всем антисемитам читать и перечитывать «Воспоминания» Петра Ермакова перед сном и после пробуждения, а Солженицыну и Радзинскому было бы полезно выучить текст этой книги наизусть как «Отче наш».

Сын чекиста М. Медведева заявил со слов отца: «Царя убил отец. И сразу, как только Юровский повторил последние слова, отец их уже ждал и был готов и тотчас выстрелил. И убил царя. Он сделал свой выстрел быстрее всех… Только у него был «браунинг». По версии Радзинского, настоящая фамилия профессионального революционера и одного из убийц царя — Михаила Медведева была Кудрин. Вначале этот сын заявил, что царя убил Ермаков, а чуть позже – его отец. Вот и разберитесь, где правда.

            В убийстве царской семьи на добровольных началах участвовал ещё один «начальник охраны» Ипатьевского дома Павел Медведев, «унтер-офицер царской армии, участник боёв при разгроме Духовщины», захваченный белогвардейцами в Екатеринбурге, который якобы рассказал Соколову, что «сам выпустил пули 2-3 в государя и в других лиц, кого они расстреливали». П. Медведев – уже третий участник, утверждавший, что лично убил царя. На самом деле, П. Медведев не был начальником охраны, следователь Соколов его не допрашивал, потому что ещё до начала «работы» Соколова тот успел «скончаться» в тюрьме.        В расстреле участвовал ещё один убийца – А. Стрекотин. Александр Стрекотин в ночь расстрела был «назначен пулемётчиком на нижний этаж. Пулемёт стоял на окне. Этот пост – совсем рядом с прихожей и той комнатой». Как написал сам Стрекотин. К нему подошёл Павел Медведев и «молча передал мне револьвер». «Зачем он мне?» — спросил я Медведева. – «Скоро будет расстрел, — сказал он мне и быстро удалился». Стрекотин явно скромничает и утаивает реальное участие в расстреле, хотя постоянно находится в подвальном помещении с револьвером в руках. Когда привели арестованных, немногословный Стрекотин сообщил, что «пошёл за ними, оставив свой пост, они и я остановились в дверях комнаты». Из этих слов следует, что А. Стрекотин, в руках которого был револьвер, также участвовал в расстреле семьи, поскольку наблюдать за расстрелом через единственную дверь в подвальной комнате, которая во время расстрела была закрытой, физически было невозможно. «Стрелять было уже нельзя при раскрытых дверях, выстрелы могли быть услышаны на улице, — сообщает А. Лаврин, цитируя Стрекотина. – Ермаков взял у меня винтовку со штыком и доколол всех, кто оказался живым». Из этой фразы следует, что расстрел в подвале происходил при закрытой двери. Эта очень важная деталь.

«Остальные княжны и челядь достались Павлу Медведеву, начальнику охраны, и ещё одному чекисту – Алексею Кабанову и шести латышам из ЧК». Эти слова принадлежат фантазёру Радзинскому, который упоминает безымянных латышей и мадьяра, взятых из досье следователя Соколова, но почему-то забывает назвать их имена. Позже Радзинский «по легенде» расшифровал имя венгра — Имре Надь, будущего лидера венгерской революции 1956 года, хотя и без латышей и мадьяра уже набралось шесть добровольцев для расстрела шести взрослых членов семьи, повара и челяди (Николая, Александры, великих княжон Анастасии, Татьяны, Ольги, Марии, царевича Алексея, доктора Боткина, повара Харитонова, лакея Труппа, домработницы Демидовой).

Согласно библиографическим данным, Имре Надь, 1896 года рождения, участвовал в Первой мировой войне в составе австро-венгерской армии. Попал в русский плен, до марта 1918 года содержался в лагере недалеко от посёлка Верхнеудинска, затем вступил в Красную армию и воевал на Байкале. На Интернете существует множество автобиографических данных об Имре Нади, но ни в одном из них нет упоминания об участии в убийстве царской семьи.

БЫЛИ ЛИ ЛАТЫШИ?

Безымянные латыши упоминаются только в следственных документах Соколова, который явно внёс упоминания о них в показания тех, кого допрашивал. Никто из чекистов, которые написали свои воспоминания или биографии добровольно — Ермаков, сын М. Медведева, Г. Никулин — о латышах и венграх не упоминают. Нет латышей и на снимках участников расстрела, которые приводит Радзинский в книге. Это означает, что мифические латыши и мадьяр были придуманы следователем Соколовым и в дальнейшем превращены Радзинским в невидимок. По показаниям А. Лаврина со слов Стрекотина в деле упоминаются латыши, которые якобы появляются в последний момент перед расстрелом «неизвестной мне группы людей, человек шесть-семь». После этих слов Радзинский добавляет: «Итак, команда латышей — расстрельщиков (это были они) уже ждёт. Та комната уже готова, уже пуста, уже вынесли из неё все вещи». Радзинский явно фантазирует, потому что подвальное помещение было заранее подготовлено для расстрела – его стены были обшиты настилом из досок на всю высоту. Именно этим обстоятельством объясняется причина, почему расстрел после решения Уралоблсовета состоялся через четыре дня. Приведу ещё фразу сына М. Медведева, имеющую отношение к легенде «о латышских стрелках»: «Они часто встречались у нас на квартире. Все бывшие цареубийцы, переехавшие в Москву». О латышах, которых в Москве не было, естественно, никто и не вспомнил.

РАЗМЕР КОМНАТЫ И КОЛИЧЕСТВО РАССТРЕЛЬЩИКОВ

Осталось объяснить, как все расстрельщики вместе с жертвами разместились в небольшом помещении во время убийства членов царской семьи. Радзинский утверждает, что 12 расстрельщиков стояли в проёме раскрытой двухстворчатой двери в три ряда. В проёме шириной в полтора метра могли поместиться не более двух-трёх вооружённых стрелков. Предлагаю провести эксперимент и расставить 12 вооружённых людей в три-четыре ряда, чтобы убедиться, что при первом же выстреле третий ряд должен был стрелять в затылок стоящим в первом ряду. Красноармейцы, стоявшие во втором ряду, могли стрелять только прямо, между головами стоявших в первом ряду. Члены семьи и домочадцы лишь частично располагались напротив двери, а большинство из них находились посреди помещения, в стороне от дверного проёма, который на фотографии расположен в левом углу комнаты. Поэтому совершенно определённо можно утверждать, что реальных убийц было не более шести, все они находились внутри комнаты при закрытых дверях, а Радзинский рассказывает сказки про латышей, чтобы разбавить ими русских стрелков. В действительности, все шесть убийц выстроились вдоль стены в один ряд внутри комнаты и стреляли в упор с расстояния в два с половиной — три метра. Такого количества вооружённых людей вполне достаточно, чтобы в течение двух-трёх секунд расстрелять 11 безоружных людей.

Необходимо особо остановиться на размерах подвального помещения и на том факте, что единственная дверь комнаты, в которой происходил расстрел, во время акции была закрыта. М. Касвинов сообщает размеры подвального помещения – 6 на 5 метров. Это значит, что вдоль стены, в левом углу которой находилась входная дверь шириной в полтора метра, могли разместиться только шесть вооружённых людей. Размеры комнаты не позволяют в закрытом помещении разместиться большему количеству вооружённых людей и жертв, а утверждение Радзинского, что все двенадцать стрелков якобы стреляли через раскрытые двери подвального помещения, является вздорной выдумкой человека, не понимающего, о чём пишет.

Радзинский многократно подчёркивал, что расстрел производился после того, как к  Дому Особого Назначения подъехал грузовик, двигатель которого специально не выключался, чтобы заглушить звуки выстрелов, не потревожить сон жителей города. На этом грузовике за полчаса до расстрела приехали к дому Ипатьева оба Уполномоченных Уралсовета. Это значит, что расстрел мог производиться только при закрытых дверях. Чтобы уменьшить шум от выстрелов и усилить звукоизоляцию стен, была создана упомянутая ранее дощатая обшивка. При закрытой двери все расстрельщики вместе с жертвами находились только внутри комнаты. Отпадает версия Радзинского о том, что 12 стрелков стреляли через открытую дверь. Упомянутый участник расстрела А. Стрекотин, сообщил в воспоминаниях 1947 года о своих действиях, когда было обнаружено, что несколько женщин оказались ранеными: «Стрелять в них уже было нельзя, так как двери все внутри здания были раскрыты, тогда тов. Ермаков видя, что я держу в руках винтовку со штыком, предложил мне доколоть этих ещё оказавшихся живыми».

Из книги Касвинова следует, что угловое подвальное помещение под самым потолком имело одно зарешёченное узкое окно, выходящее во двор. В книге Г. Смирнова «Вопросительные знаки над могилами» (1996) приведён снимок дворового фасада дома Ипатьева, на котором видно окно в подвальном помещении почти на уровне земли. Увидеть что-либо через это окно было невозможно. Согласно фантазии Соколова и Радзинского, охранники Клещев и Дерябин находились у окна подвала и сообщили следователю, что якобы наблюдали за расстрелом: «Дерябин видит через окно часть фигуры и главным образом руку Юровского». Этот же Дерябин утверждал: «Латыши стояли рядом и в самой двери, сзади них стоял Медведев (Пашка)». Эту фразу явно сочинил Соколов, наивно предполагая, что никто не узнает расположения окон в Ипатьевском доме. Даже если бы Дерябин, который якобы что-то видел сквозь стекло, распластался на земле, он всё равно ничего не смог бы заметить. С таким же успехом он мог увидеть и ногу Голощёкина, который никогда не бывал в доме. Значит, показания Дерябина и Клещева являются абсолютной ложью.

РОЛЬ ЮРОВСКОГО

Из показаний допрошенных следователями Сергеевым и Соколовым и из приведённых выше воспоминаний оставшихся в живых участников следует, что Юровский в расстреле членов царской семьи не участвовал. В момент расстрела он находился справа от входной двери, в метре от сидящих на стульях царевича и царицы, а также между теми, кто стрелял. В руках он держал Постановление Уралсовета и даже не успел повторить текст по просьбе Николая, как по приказу Ермакова раздался залп. Стрекотин, который сам участвовал в расстреле, пишет: «Перед царём стоял Юровский, держа правую руку в кармане брюк, а в левой — небольшой кусочек бумаги… Потом он читал приговор. Но не успел докончить последние слова, как царь громко переспросил… И Юровский читал вторично». На самом деле, Юровский не был вооружён, его участие в расстреле не предусматривалось. «И сразу после того, как были произнесены последние слова приговора, загремели выстрелы… Урал не хотел отдать Романовых в руки контрреволюции не только живыми, но и мёртвыми», — заметил Касвинов.

Радзинский пишет, что Юровский якобы признавался Медведеву-Кудрину: «Эх, не дал ты мне докончить чтение – начал стрельбу!» Эта фраза ключевая, доказывающая, что Юровский не стрелял и даже не пытался опровергнуть рассказы Ермакова, «избегал прямых столкновений с Ермаковым», который «дал выстрел в него (Николая) в упор, он упал сразу» — эти слова взяты из книги Радзинского. После завершения расстрела якобы Юровский лично осматривал трупы и нашёл в теле Николая одно пулевое ранение. А второго и быть не могло, тем более третьего и четвёртого, при расстреле в упор с короткого расстояния.

СОСТАВ РАССТРЕЛЬНОЙ ГРУППЫ

Именно размеры подвальной комнаты и дверного проёма, расположенного в левом углу, совершенно ясно подтверждают, что не могло быть и речи о размещении в дверях, которые были закрыты, двенадцати расстрельщиков. Другими словами, в расстреле не участвовали ни латыши, ни мадьяры, ни лютеранин Юровский, а принимали участие только русские стрелки во главе со своим начальником Ермаковым: Пётр Ермаков, Григорий Никулин, Михаил Медведев-Кудрин, Алексей Кабанов, Павел Медведев и Александр Стрекотин, которые едва разместились вдоль стены внутри комнаты. Все имена взяты из книг Радзинского и Касвинова.

Согласно сведениям Касвинова, все чекисты, попавшие в руки белых и имевшие хотя бы отдалённое отношение к расстрелу царской семьи, были подвергнуты пыткам и расстреляны белогвардейцами на месте. Среди них все, кого допрашивал следователь Сергеев — разводящий Якимов, охранники Летемин, Ф. Проскуряков и Столов (были пьяны, проспали всю ночь в бане), охранники Клещев и Дерябин, П. Самохвалов, С. Загоруйко, Якимов, и другие, (находились на посту на улице и не могли видеть, что происходит в доме при закрытых дверях и через несуществующие в подвале окна) — в расстреле не участвовали и ничего не могли рассказать. Только Летемин дал показания со слов пулемётчика А. Стрекотина. Белогвардейцы расстреляли всех бывших охранников дома, попавших в их руки, а также двух шофёров — П. Самохвалова и С. Загоруйко только за то, что они перевозили царя и сопровождавших лиц после прибытия в Екатеринбург от железнодорожного вокзала до Ипатьевского дома. Среди названных лиц отсутствует П. Медведев, единственный свидетель, который участвовал в расстреле, но не давал показания следователю Сергееву только потому,  что  по некоторым сведениям, он умер в тюрьме от чумы. Весьма загадочная смерть 31-летнего Медведева!

Радзинский утверждает, что малограмотный Стрекотин, дававший показания следователю Соколову, приготовил к юбилею расстрела царской семьи в 1928 году свои «Воспоминания», которые были опубликованы через 62 года в журнале «Огонёк» самим Радзинским. Стрекотин не мог в 1928 году что-либо написать, ибо все люди, кто попал в руки белых, были расстреляны. Согласно утверждению Радзинского, этот «устный рассказ Стрекотина лежал в основе белогвардейского следствия Соколова», который, фактически, был ещё одним вымыслом.

Сергей Люханов, злоказовский рабочий, шофер грузовика, стоящего во дворе во время расстрела на котором два дня возили за городом трупы расстрелянных, был ещё одним из соучастников убийства. Его странное поведение после ночи расстрела и до конца жизни является тому подтверждением. Вскоре после этого события жена Люханова ушла от мужа и подвергла его проклятию. Люханов постоянно менял места жительства, скрывался от людей. Он настолько затаился, что даже боялся получать положенную ему пенсию по старости, а прожил он до восьмидесяти лет. Так ведут себя люди, совершившие преступление, которые боятся разоблачений. Радзинский предполагает, что Люханов будто бы видел, как красноармейцы «стащили двоих недостреленных с грузовика», когда он перевозил трупы для захоронения к шахтам, и испугался ответственности за их недостачу. Радзинский не настаивает на этом предположении, да оно не выдерживает никакой критики. Почему-то красноармейцы, якобы стащившие с грузовика два трупа, которых потом не досчитались, не испугались содеянного, а шофер Люханов умирал от страха до конца своих дней. Скорее всего, этот Люханов либо лично добивал ожившие в кузове «трупы», либо участвовал в ограблении тел уже мёртвых царевен. Именно такого рода преступления могли вызвать у шофёра смертельный страх, который преследовал его всю жизнь.             Охранник Летемин вроде бы в расстреле лично не участвовал, однако сподобился украсть принадлежащего царской семье рыжего спаниеля по кличке Джой, дневник царевича, «ковчежцы с мощами нетленными с кровати Алексея и образ, который он носил…». За царского щенка он и поплатился жизнью. «Много царских вещей нашлось по екатеринбургским квартирам. Нашёлся чёрный шелковый зонтик Государыни, и белый полотняный зонтик, и лиловое её платье, и даже карандаш – тот самый с её инициалами, которым она делала записи в дневнике, и серебряные колечки царевен. Как ищейка ходил по квартирам камердинер Чемодумов». «Андрей Стрекотин, как он сам рассказывал, снял с них (с расстрелянных) драгоценности. Но их тут же отобрал Юровский». «При выносе трупов некоторые из наших товарищей стали снимать находившиеся при трупах разные вещи, как то: часы, кольца, браслеты, портсигары и другие вещи. Об этом сообщили тов. Юровскому. Тов. Юровский остановил нас и предложил добровольно сдать снятые с трупов разные вещи. Кто сдал полностью, кто часть, а кто и совсем ничего не сдал…». Юровский: «Под угрозой расстрела всё похищенное было возвращено (золотые часы, портсигар с бриллиантами и т. д.)». Из приведённых фраз следует только один вывод: как только убийцы закончили своё дело, они приступили к мародерству. Если бы не вмешательство «товарища Юровского», несчастные жертвы были раздеты русскими мародерами догола и ограблены.

                                 ЗАХОРАНЕНИЕ ТРУПОВ

Когда грузовик с трупами выехал за город, то с ним повстречалась застава из красноармейцев. «Меж тем… начали перегружать трупы на пролётки. Сейчас же начали очищать карманы – пришлось и тут пригрозить расстрелом…». «Юровский отгадывает дикарскую хитрость: они надеются, что он устал и уедет, — они хотят остаться наедине с трупами, они жаждут заглянуть в «особые корсеты», — явно придумывает Радзинский, как будто сам находился среди красноармейцев. Радзинский сочиняет версию о том, что в захоронении трупов, кроме Ермакова, принимал участие и Юровский. Очевидно, эта ещё одна из его фантазий.

Комиссар П. Ермаков перед убийством членов царской семьи предложил русским участникам «изнасиловать великих княжон». Когда грузовик с трупами проехал Верх-Исетский завод, им повстречался «целый табор – 25 верховых, в пролётках. Это были рабочие (члены исполкома совета), которых приготовил Ермаков. Первое, что они закричали: «Что ж вы нам их неживыми привезли». Кровавая, пьяная толпа поджидала обещанных Ермаковым великих княжон… И вот не дали поучаствовать в правом деле – порешить девушек, ребёнка и царя-батюшку. И опечалились». Прокурор Казанской судебной палаты Н. Миролюбов в рапорте министру юстиции правительства Колчака сообщил некоторые имена неудовлетворённых «насильников». Среди них «военный комиссар Ермаков и видные члены партии большевиков, Александр Костоусов, Василий Леватных, Николай Партин, Сергей Кривцов». «Леватный сказал: «Я сам щупал царицу, и она была тёплая… Теперь и умереть не грешно, щупал у царицы… (в документе последняя фраза зачёркнута чернилами. – Авт.). И стали решать. Решили: одежды сжечь, трупы сбросить в безымянную шахту – на дно». Имя Юровского никто не называет, потому что он в захоронении трупов не участвовал.

ВЛАДИМИР ОПЕНДИК       14 ИЮЛЯ 2012 ГОДА

 

 

 

         

 

Оцените пост

Notice: Undefined variable: thumbnail in /home/forumdai/public_html/wp-content/plugins/wp-postratings/wp-postratings.php on line 1176
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 9, средняя оценка: 2,89 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Владимир Опендик

Автор Владимир Опендик

Нью-Йорк
Все публикации этого автора

19 комментариев к “КТО РАССТРЕЛЯЛ ЦАРСКУЮ СЕМЬЮ

  1. Ну и что? Расстреляли уродов! Они получили сполна за погромы, процентную норму и т.д. и т.п…

    1. Leon, no matter how bad the Czar Nicholas II was, murdering him and his whole family is unacceptable. Two wrongs don’t make a right.

  2. Леон, при всём уважении к вашему мнению, хочу заметить, что в статье вопрос справедливости акции не рассматривается. Это несколько другая тема. Главное в ней — это тщательное исследование всех обстоятельств исторического события и разоблачение очередного кровавого навета на евреев. Основными результатами являются: 1. Руководителем расстрела был комиссар Ермаков, а не комендант Юровский, о чём до сих пор талдычат российские фальсификаторы. 2. В расстреле участвовали только русские добровольцы — шесть стрелков. 3. Лютеранин Юровский в расстреле и в захоронении трупов участия не принимал, не был вооружён, а так называемая «Записка Юровского» является обычной фальсификацией. 4. Латыши и венгр в расстреле участия не принимали. 5. Решение о расстреле было принято единогласно Уралоблсоветом во главе с Белобородовым без каких-либо письменных указаний из центра12 июля 1918 года.
    Более подробно об этом расследовании сообщается в моей книге «Двести лет затяжного погрома», т. 3, книга 2, которую можно приобрести у автора. Владимир Опендик.

    1. Меня не интересуют ваши исследования! Бандиты-большевики узурпировали власть, но по крайней мере одно правое дело они сделали, уничтожили семью ублюдков, которые и русскими-то не были, хотя и без суда…

      1. Большевики (русские?) — бандиты. Царская семья (не русские?) — ублюдки.
        Кто хорошие-то ? — Вопрос, наверное таки, на этом сайте риторический…
        Сколько добра и мудрости — непостижимо…

  3. При всем моем уважении к автору. Сколько можно оправдываться? Зачем нам эта Россия и русские проблемы? Зачем мы оттуда уехали? Чтобы и через 100 лет их дерьмо пережевывать? Что у нас, евреев, нет своей истории, которую мы из-за русского зомбирования не знаем и знать не хотим? А современной? Что мы о ней знаем? Разве что, левотину об «израильской оккупации»? Может, хватит, евреи, тратить наши силы и таланты на копании в чужом грязном белье? А подумаем о своем? О нашем месте в мире, Торой нам данном?

    1. Сколько злобы и агрессии к народам, которые вас приютили.

      1. Евреи оказались на территории России не беженцами, а в результате раздела Польши, часть которой, где компактно проживали евреи, была присоединена к Российской империи.

  4. Последний анекдот: Владимир Опендик — монархист!

  5. А чего отнекиваться? Гордиться надо. Николашка Кровавый получил по заслугам. Жаль, что расстреляли. Надо было посадить на кол.

  6. не понятно,почему националисты России до сих пор не поняли,что народа «руский» до 8-го века вообще не было…Евреи жили на восточно-европейских землях раньше новой эры, поздними захватчиками были варяги и последовавшие за ними славяне. Кто кого приютил?…

  7. В доме Евпатиева убивали не семью императора(он отрёкся от престола),а граждан РФСР ,безправно и безчеловечно,в условиях гражданской войны… Во всех странах,при смене правителей,убивали бывших… Только Русские националисты смакуют этот факт,стараясь найти виновников ,чтобы обелить себя,,,

  8. царь неудачно женился . за что и поплатился

  9. Убил Николая 2 Юровский выстрелом в голову…

  10. Вот как описывает сам Юровский сцену казни: «Я предложил всем встать. Все встали, заняв всю стену и одну из боковых стен. Комната была очень маленькая. Николай стоял спиной ко мне. Я объявил, что Исполнительный Комитет Советов Рабочих, Крестьянских и Солдатских Депутатов Урала постановил их расстрелять. Николай повернулся и спросил. Я повторил приказ и скомандовал: «Стрелять». Первый выстрелил я и наповал убил Николая. Пальба длилась очень долго и, несмотря на мои надежды, что деревянная стена не даст рикошета, пули от нее отскакивали. Мне долго не удавалось остановить эту стрельбу, принявшую безалаберный характер. Но когда, наконец, мне удалось остановить, я увидел, что многие еще живы. Например, доктор Боткин лежал, опершись локтем правой руки, как бы в позе отдыхающего, револьверным выстрелом с ним покончил. Алексей, Татьяна, Анастасия и Ольга тоже были живы. Жива была еще и Демидова. Тов. Ермаков хотел закончить дело штыком. Но, однако, это не удавалось. Причина выяснилась позднее (на дочерях были бриллиантовые панцири вроде лифчиков). Я вынужден был по очереди расстреливать каждого».

  11. Говоря строго, расстреляли царскую семью те русские, которые приехали на станцию Дно, свергать императора, а потом подавили Корниловскую попытку спасти страну.
    ЭТО ВСЁ СЕЛАЛИ РУССКИЕ.

Обсуждение закрыто.