СЛЕЗЫ РАДОСТИ

645_40_01

– …Неужели это ты, Алекс? – со слезами на глазах доктор Яаков Ямерт обратился к сидящему напротив него молодому человеку. – Я молился о тебе все эти годы, и ты вернулся! Он не мог сдержать себя и обнял Алекса, которого помнил подростком…

В день прощения Йом Кипур многие евреи в синагогах проливают слезы. Однако Талмуд утверждает, что не было у евреев более радостного праздника, чем Йом Кипур. Да, да, я не ошибся: Йом Кипур – это праздник. Почему же тогда в Йом Кипур постятся? В субботу прекращается суета ежедневной работы для того, чтобы уделить внимание душе. В Йом Кипур, названный в Торе субботой суббот, мы отмечаем праздник обновления души, отказываясь от ежедневного потакания нуждам тела – еде и питью.

В Йом Кипур мы действительно проливаем слезы. Но это не только слезы горечи за совершенные ошибки, ибо если нам удается их исправить и с трепетом вновь приблизиться ко Всевышнему, то это – уже слезы радости.

Не побоюсь обобщения смысла осенних еврейских праздников. Рош Хашана – выбор направления и пути в жизни. Йом Кипур – праздник возвращения. Суккот – праздник возвращения домой. Симхат Тора – праздник радости возвращения домой.

Шалаш, который евреи строят в Суккот, символизирует то грядущее время, когда весь народ вернется домой и отстроит Иерусалимский Храм.

В жизни каждого этот шалаш – символ возвращения в объятия Всевышнего, который как бы обнимает вернувшегося в Йом Кипур еврея. Если в Йом Кипур еврей возвращается к Б-гу, то в Суккот Б-г возвращается к еврею.

Не случайно мы празднуем Суккот, отмечающий чудо существования евреев в синайской пустыне, осенью, а не во время весеннего праздника Песах. После греха золотого тельца облака славы, защищавшие евреев от знойного солнца, исчезли. Но после того как народ заслужил прощения греха в Йом Кипур, эти облака вновь вернулись. Это и есть событие нашей истории, которое отмечает праздник Суккот. «Почему же возвращение облаков стало праздником, в то время как появление их в первый раз не отмечается?» – спрашивает Виленский Гаон.

Очень глубокий вопрос. Возможно, он напоминает нам: то, что мы имеем, не ценим, и лишь потеряв, начинаем по-настоящему ценить.

Во второй день творения Всевышний разделил воды на верхние и нижние и приказал нижним спуститься с небес на землю в этот материальный мир. «Мы тоже хотим быть ближе к Творцу», – протестовали нижние воды, – рассказывает Талмуд. Однако Всевышний утешил их: «Спускайтесь, ибо в праздник Суккот евреи будут возносить воды на жертвенник Храма, тогда вы вернетесь ко мне».

Но позвольте, зачем расставаться, чтобы вновь возвращаться? И кто счастливее: не знающие расставаний и потерь, или те, кто теряют и вновь обретают? Чья участь лучше – верхних или нижних вод?

Недавно я пришел в одну семью утешить дочь и уже взрослого внука, потерявших отца и деда. Эта семья стала соблюдать еврейские традиции, и дочь в трауре сидела шиву. После некоторого молчания дочь рассказала мне следующий эпизод из жизни ее отца. В начале войны он был мобилизован в армию, часть попала в окружение, и вскоре семья получила извещение о его смерти. Шесть месяцев спустя его скорбящая мать услышала стук в дверь. Она подошла к двери и увидела живого сына, который был контужен, пролежал в госпитале, демобилизовался и вернулся домой!

Как вы думаете, какова была ее реакция – улыбка, смех? Нет – слезы радости!

Ощутить такое проникающее в глубины человеческой души чувство радости дано лишь тем, кто обретает потерянное. В этом превосходство нижних вод над верхними, вновь вернувшихся облаков над появившимися впервые.

Не случайно Талмуд утверждает, что в момент, когда черпали воду из источника и несли ее в Иерусалимский Храм, праведники жонглировали факелами, пели и танцевали, а «те, кто не видели этой радости, вообще не видели настоящей радости в своей жизни».

… Алексу было 11 лет, когда он приехал с родителями из Днепропетровска. Мальчика отдали в обычную городскую школу Нью-Йорка – паблик скул. Вскоре мама, ученый-химик устроилась на работу в одну из крупнейших американских нефтеперерабатывающих компаний. Там она познакомилась с ведущим ученым Яаковом Эмертом, религиозным евреем. Он рассказал новой иммигрантке о еврейской школе Синай Акдеми, и вскоре ее сын стал учеником седьмого класса нашей школы. Американский ученый ощутил себя частью этой прекрасной семьи, участвуя в праздновании обрезания и бар-мицвы Алекса. Прошло шесть лет, Алекс успешно закончил школу, поступил в престижный университет, однако, как могло показаться на первый взгляд, не проявлял никакого интереса к еврейской жизни. Пройдет еще четыре года, и Алекс встретит выпускницу еврейской школы, и они вместе захотят создать настоящий еврейский дом. Тогда Алекс отправится изучать Тору в иешиву «Ор Самех» в Монси, Нью-Йорк. Именно там, десять лет спустя, Яаков Эмерт узнает в сидящем за столом и изучающем Тору человеке того подростка, который, как он опасался, якобы был потерян для своего народа и ассимилировался в американских джунглях.

– Неужели это ты, Алекс? – со слезами на глазах доктор Яаков Ямерт обратился к сидящему напротив молодому человеку. Этот ученый – интеллектуал, мужественный человек, плакал от радости на свадьбе Алекса, а затем и на недавно прошедшем обрезании сына Алекса…

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора