ОЩУЩЕНИЕ ВНУТРЕННЕГО СТЕРЖНЯ

607_29_01

На вопрос о причине репатриации в Израиль многие отвечают: «Мы уехали из-за детей». Что ж, благая цель. Увы, факт переезда на ПМЖ еще не делает этих самых детей счастливыми. Интеграция в незнакомой обстановке происходит не столь безоблачно, как можно было бы предположить. Обстановка, царящая в израильских школах, способна повергнуть многих в шок. Это и расхаживающие по классу тинэйджеры, и постоянный гул, и обращение к педагогу: «Ицик! Хаим! Сара!»

Неудивительно, что репатрианты, пекущиеся о собственных детях, начали видоизменять местную систему образования. «Русские» школы – такие, как МОФЕТ и «Шуву», уже зарекомендовали себя на израильском небосклоне. О вопросах образования и воспитания подрастающего поколения я беседую с директором иерусалимской средней школы «Шуву» Реувеном Капланом.

— Многие испытывают беспокойство по поводу судьбы детей репатриантов из СНГ. Где таятся подводные рифы, подстерегающие подростка в новой стране?

— Дело в том, что к общеизраильскому кризису системы образования примешивается дополнительный фактор: в любой стране дети эмигрантов проходят интеграцию не в центре новой системы координат, а на обочине, автоматически создавая так называемые «группы риска». То есть, они попадают в культурную периферию, страдая от отторжения ввиду незнания языка и пресловутых ментальных различий.

— Почему это происходит?

— Родители денно и нощно работают, лишаясь возможности вплотную заниматься воспитанием детей. У отцов и матерей нет опыта по части израильской школьной системы. Зачастую выходцы из СНГ оказываются в непрестижных школах. А ведь сегодня котируется только хорошее, элитарное образование!

— Из ваших слов следует, что возглавляемое вами заведение чрезвычайно престижно. Однако не тормозит ли «русская» школа процесс вживания в израильскую действительность?

— Я считаю, что не следует сразу бросать человека в океан, чтобы научить его плавать. Для этих целей лучше всего подойдет водоем. С новыми сторонами жизни надо соприкасаться постепенно. На мой взгляд, в «русской» школе интеграция проходит более качественно.

— Почему?

Среди «своих» ребенок не отвергает новое и неизведанное. Новый репатриант, попадая в чисто израильскую среду, часто сталкивается с не самыми лучшими проявлениями. Среди себе подобных все происходит куда мягче и глубже.

— Гуманнее?

— Хорошее слово. Гуманнее. Тем более, что пресловутую ментальность никто не отменял – евреи российского происхождения на протяжении многих десятилетий нарабатывали особое отношение к жизни, работе, учебе. Это отношение проявляется и во втором поколении. Недаром наши ученики между собой называют «Шуву» израильской школой для детей, говорящих по-русски.

Педагогическому коллективу удается использовать ментальные отличия. Я хотел бы подчеркнуть: все учителя, даже русскоязычные, проводят уроки на иврите. Одним из критериев приема на работу является опыт преподавания в израильских школах.

— На каком языке ведется преподавание?

— У нас преподавание полностью ведется на иврите, за исключением нескольких групп, в которых занимаются дети новоприбывших. Свидетельством интеграции учеников школы «Шуву» в израильскую действительность является тот факт, что в нашем «русском» учебном заведении обучаются и дети репатриантов из других стран, в частности, из Америки. То есть, уровень образования, который обеспечивают школы «Шуву», по праву считается очень высоким.

Возвращаюсь к концепции элитарного образования: ученики школ «Шуву» занимаются по совокупности 47 часов в неделю. Программа полностью опирается на требования, предъявляемые израильским министерством просвещения.

— То есть в среднем ученики ежедневно проводят в «Шуву» более 9 часов?

— Да. В иных учебных заведениях человек, корпящий часами над книгами, автоматически попал бы в разряд изгоев, белых ворон. Здесь же происходит обратное, поскольку в школе создана нормальная атмосфера, позволяющая спокойно развиваться.

— Как ваши ученики относятся к «alma mater»?

— Сейчас этот термин неприменим. Для современной молодежи школа представляет собой скорее место встреч, если хотите — клуб по интересам. Мы стараемся по возможности изменить создавшееся положение. Все мероприятия, которые проводят сотрудники «Шуву» вне школьных стен, так или иначе связаны с учебным процессом.

Учитывая, что система школ «Шуву» является религиозной, наши ученики ежедневно уделяют около двух часов постижению еврейских традиций.

— Насколько гармонично сочетаются религиозные и светские дисциплины?

— Еврейские ценности всегда тесно сопряжены с общечеловеческими. Внутренняя система координат напрямую определяет и успехи на ниве самообразования. Современным родителям бывает довольно сложно направить детей в русло, представляющееся им наиболее подходящим. Школа тоже не может претендовать на роль ментора. Изучение традиций оказывает, на мой взгляд, благотворное влияние на подростков. Они готовы прислушиваться к тому, что им говорят, впитывать духовность.

— Примерно до класса 9-го израильские школьники занимаются не особенно интенсивно. Я бы даже сказал, балдеют. Приходит пора готовиться к экзаменам на аттестат зрелости. Богатые родители нанимают чаду репетиторов. Бедные – разводят руками. А как проходят «школьные годы чудесные» в «Шуву»?

— У нас ученики не балдеют, поскольку программа достаточно однородна, нет многолетней раскачки, сменяющейся резким форсированием. Проблема обычных израильских школ заключается в отсутствии учебной атмосферы. В «Шуву» такая атмосфера присутствует. Поэтому подростки учатся не только в предэкзаменационные годы.

— Советский учитель обладал немалым авторитетом. К педагогу обращались по имени-отчеству, с особым пиететом. В Израиле всего этого нет. Какова политика «Шуву» в вопросах отношений «учитель-ученик»?

— В этом году мы приняли решение обязать учеников вставать, когда преподаватель входит в класс. Дети восприняли нововведение довольно спокойно. Учителей они называют не по имени, а подчеркнуто уважительно: «морэ». Это дисциплинирует. Отношения должны быть близкими, исключая, тем не менее, фамильярность. Нам удалось собрать высокопрофессиональный коллектив. Израильских и «русских» учителей примерно поровну. Все русскоязычные педагоги владеют ивритом на уровне родного языка. Немало настоящих звезд.

— Как говорил Путин: имена, явки, пароли!

— Пожалуйста. Борис Каневский, в прошлом – преподаватель 2-й физматшколы Москвы, а ныне — лектор Тель-Авивского университета и Университета им. Бен-Гуриона, ответственный за участие Израиля в Международной математической олимпиаде. Лев Штейнгарц — ведущий математической рубрики в газете «Вести», на доисторической рубрике занимавший пост ведущего методиста Грузии.

— Ведущий методист, ведущий рубрики… Дорогу осилит ведущий!

— Этим «звездный» список не исчерпывается. Есть еще Григорий Купчик, уроженец Сибири, чье имя было названо в списке 100 лучших учителей Российской Федерации. Преподаватель физики Дов Каплан, параллельно являющийся лектором Еврейского университета. Многие другие тоже достойны упоминания.

— Вы не называете имен, потому что боитесь сглазить?

— Боюсь, что переманят. Благодаря усилиям наших учителей за годы учебы дети стали более рассудительными. Но не это самое главное. В Израиле, как правило, молодежь какая-то колючая, жесткая.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора