«Подружки»

depositphotos_7477494-stock-photo-kids-playing-chess

Сразу после приезда в Израиль я, к своему глубокому удивлению, нашел работу преподавателя шахмат в нескольких израильских школах. В первой из них ученики были взрослые. Шахматы их интересовали. В классе был мальчик, говоривший по-русски. В случае необходимости он мне помогал переводить. Правда, смущала завуч, появлявшаяся на моих уроках в шортах и с таким декольте…

Сложнее было в другой школе. Дети были маленькие и какие-то неуправляемые. Ввалившись в класс, они тут же разбивались на пары и начинали избивать друг друга. Особенно отличалась одна девчонка. Она била своего напарника головой об колено. Когда мне не без труда удалось вырвать мальчишку из ее рук, он мне вдруг заявил: «Это тебе не Русия! Я сейчас позову полицию». Пришлось придумывать всякие игры. Покупать им жвачки. Врать, что я научу их играть в шахматы и мы все вместе поедем в Америку. Вначале мне поверили. Но потом приходилось выдумывать новые сказки.

Одна девочка стала ко мне приставать, говоря, что мой напарник Григорий раздавал девочкам «ховерет» (журналы), и она тоже хочет. Что такое «ховерет», я не знал. В перерыве Григорий объяснил, что ему выдали старые, ненужные шахматные журналы, он их дарил детям. Те радуются, но недолго. Продержался я в школе два месяца. Потом меня уволили, и я был даже рад. Очень уж они у меня пили кровь. Да и фантазии не хватало.

Вскоре человек, устроивший меня на работу, Арье Розенберг, поинтересовался, получаю ли я журнал Федерации шахмат. Я ответил, что нет. Арье дал мне телефон. Я храбро позвонил. Надо сказать, что если я как-то владею ивритом, то только благодаря своей наглости. С первых же дней я решился пойти работать в израильскую школу. Говорил со всеми на иврите, не беспокоясь, понимают ли меня. Преподаватели иешивы жаловались, что я задаю им вопросы на непонятном языке.

Вот и в этот раз я бодро начал:

– Арье Розенберг заплатил, все получили «хаверот» (подружек), и пользуются, а я не получил.

На другом конце провода молчали.

– Я не могу без них, – я продолжал доказывать, как мне без них плохо и как они мне нужны.  Вдруг я услышал повизгивание жены и дочки. Поняв, что я говорю что-то не то, я быстро сориентировался:  – Извините. Я ошибся, мне нужны «хаверим» (приятели).

Такая быстрая смена сексуальной ориентации привела мою собеседницу в состояние негодования:

– Это не публичный дом! Это шахматная федерация! Что ты хочешь?

– Журнал, – сказал я по-русски.

– Говори адрес, вышлем тебе журнал.

«Ховерет» я получил. Подготовился к чемпионату общества «Элицур». Занял второе место. Посыпались предложения работать в израильских светских школах. Но к тому времени я уже боялся «завучей в шортах». Не хотел чему-то не тому научиться. Отказался. Вскоре мне предложили работу в религиозной русскоязычной школе. Там я до сих пор и работаю. Мне хватает.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 10, средняя оценка: 4,70 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Автор Меир Марат Левин

Израиль
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *