Две жизни

maxresdefaultfffffffffffff

Прожив семнадцать лет в Египте и чувствуя приближение смерти, Яаков берет клятву с Йосефа, что тот похоронит его в семейной усыпальнице «Меарат а-махпела» в Хевроне. Йосеф приводит к больному отцу сыновей Эфраима и Менаше, и Яаков объявляет их своими сыновьями.

В результате Йосеф и его потомки получат двойную долю наследства вместо старшего брата Реувена. Несмотря на возражения Йосефа, Яаков благословляет первым его младшего сына Эфраима, от которого произойдет Иегошуа бин-Нун, преемник Моше-рабейну и покоритель Эрец-Исраэль. Затем Яаков собирает всех двенадцать сыновей, основателей колен Израиля, и дает им предсмертные благословения и характеристики. Яаков умирает в возрасте 147 лет. Грандиозный похоронный кортеж отправляется из Египта в Хеврон. После смерти отца братья опасаются, что Йосеф начнет мстить им за прошлое. Но тот успокаивает их и обещает дальнейшую материальную поддержку им и их семьям. Перед своей смертью Йосеф предсказывает братьям, что Б-г выведет их потомков из Египта, и просит, чтобы при Исходе евреи забрали с собой его останки. Йосеф умирает в возрасте 110 лет; его набальзамированное тело кладут в саркофаг. Так завершается книга «Берешит», первая в Пятикнижии.

***

«И жил Яаков в стране Египетской семнадцать лет…» (47:28). Этот раздел Торы называется «Вайехи» — И жил… Может показаться, что в этом названии скрыта ирония. Ведь речь идет здесь не о жизни Яакова, а о его смерти. Такое же противоречие мы видели и в разделе «Хаей-Сара», которую читали пять недель назад. «Хаей-Сара» переводится как «Жизнь Сары», хотя опять-таки Сара, праматерь еврейского народа, не живет в этом разделе, а умирает, и все события разворачиваются после ее смерти.

В иврите слово «жизнь» имеет множественное число. И это не случайно. У каждого из нас есть две жизни: жизнь, которую мы получаем в этом материальном мире, и жизнь, которую мы проживем в следующем мире.

В еврейской традиции наш мир называется «олам а-зе». А мир, в котором мы окажемся после физической смерти, — «олам а-ба», мир грядущий. С точки зрения простой логики, вслед за «олам а-зе», этим миром, должен следовать «олам а-ху», тот мир. Другими словами, этот мир и тот мир.

Почему же тогда второй из этих миров называется «олам а-ба», дословно, «мир, который приходит»? Потому что тот «приходящий мир», в который мы вступаем, является прямым результатом того, что мы делаем в «этом мире». Все, что есть в мире грядущем, было подготовлено в этом мире.

Жизнь похожа на фабрику. У фабрики лишь одна цель — производить. И у жизни только одна цель: производить. Производить следующую жизнь. Самую большую ошибку делает тот, кто считает, что фабрика и есть готовая продукция, которой можно пользоваться только сейчас.

Включив рассказы о смерти Яакова и Сары в разделы с названием «жил» и «жизнь», Тора дает нам важный урок. Она учит, что главная жизнь праведника не в этом мире, а в мире грядущем. Ведь праведник бережет каждый момент своего земного существования и переносит его в свою следующую жизнь, в вечность.

Лук и меч

«И сказал Исраэль Йосефу: «Вот я умираю…. И я даю тебе удел сверх того, что получат братья твои, который я взял у эморея мечом моим и луком» (48:21-22). Почему евреи молятся по единым текстам, пользуясь сборниками молитв — сидурами и махзорами? А если я хочу лично поговорить с Творцам? Рассказать Ему своими словами о проблемах, которые беспокоят меня, и попросить Его о помощи. Допустим, у меня с Ним особо доверительные отношения. Разве Он меня не услышит? Не откликнется? Неужели лучше твердить изо дня в день, как попугай, одни и те же заученные фразы?

Попробуем разобраться. Что означают предсмертные слова Яакова: «Удел… который я взял у эморея мечом моим и луком»? Ведь, в отличие от своего деда Авраама, наш третий праотец не вел никаких войн. Нет, Яаков имел в виду не физическое, а духовное оружие — молитву. Вспомним слова его отца Ицхака: «Голос — голос Яакова!»

Молитва по заданному тексту подобна острому мечу. Даже если ты действуешь им не очень умело и твои удары не всегда точны, в ближнем бою это очень эффективное оружие. То же самое можно сказать о молитвах из сидура: составленные выдающимися еврейскими мудрецами разных поколений, они всегда дают результат, даже когда ты рассеян, невнимателен и твердишь «как попугай», хотя, конечно, лучше всегда молиться «с толком, чувством, расстановкой», вкладывая душу в произнесенные слова, по крайней мере, думать о том, что говоришь.

С другой стороны, лук эффективен лишь в том случае, если стрела попадает в «яблочко». Иначе в нем нет никакого проку. Когда человек молится «своими словами», он подобен лучнику. Если он способен точно направить в цель каждое слово и каждую мысль, то честь ему и хвала — его молитва будет услышана, но, если он хоть на долю секунды отвлечется от цели, молитва пролетит мимо, как неточно выпущенная стрела.

Молчание патриарха

«И позвал Яаков сыновей своих, и сказал: «Соберитесь, и я возвещу вам, что случится с вами в грядущие времена…» (49:1). РАШИ объясняет, что Яаков хотел сообщить сыновьям точное время прихода Машиаха, но в этот момент Б-г закрыл ему перспективу непроницаемой завесой. Комментатор Бааль а-Турим (рабби Яаков бен-Ашер, XIII — XIV вв., Германия-Испания) добавляет, что патриарх искренне удивился происшедшему с ним «затмению» и спросил собравшихся детей: «Не из-за ваших ли грехов Всевышний лишил меня пророческого видения?» Те ответили: «Нет, мы чисты. Ни в одном из наших имен нет букв «хет» и «тет», которые образуют слово «хет» (грех)».

Однако Яаков больше не пытался раскрыть им события пред-мессианской эпохи, «конца дней», поскольку в именах основателей колен Израиля отсутствуют еще две буквы: «куф» и «цади», из которых складывается «кец», конец.

Истинное милосердие

Перед смертью Яаков попросил Йосефа: «Окажи мне милость и верность («хесед ве-эмет»), не хорони меня в Египте» (47:29). «Хесед ве-эмет» может также означать «истинное милосердие». РАШИ пишет, что организация похорон и есть истинное, совершенно бескорыстное милосердие, поскольку умерший не может отблагодарить живых за заботу о нем.

Эта мысль зашифрована в буквах самого слова «эмет» (правда, истина): алеф-мем-тав. С них начинаются слова, обозначающие главные принадлежности погребальной церемонии: «арон» — гроб, «мита» — похоронные носилки, и «тахрихим» — саван.

19a

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Нахум Пурер

Автор Нахум Пурер

Израиль
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *