Маска, я тебя знаю!

Clip2Net Menu_210222233109gggggggg

«Там, где эллину сияла красота, мне из черных дыр зияла срамота», — написал в марте 1931 года Осип Мандельштам, предварив его строкой Поля Верлена «Ma voix aigre et fausse…» — «Мой голос пронзительный и фальшивый… «. Если это так, Мандельштам имел в виду две ветви развития нашей культуры — телесную, которую исповедовало христианство, и духовную, в которую ударилось иудейство. Принято считать, что христианин Федор Достоевский утверждал, будто мир спасет красота, хотя эти слова в его «Идиоте» произносит 18-летний юноша, ссылаясь на главного героя романа. Сегодня понятия красоты и срамоты сплелись в инстинктивном желании человека спастись от карающего меча пандемии, и спасителем стала маска, намордник, который охранит нас от расплаты за грехи.

Маска, которую раньше надевали на шутейных тусовках, а всерьез носили медработники и прокаженные, стала не просто залогом и символом выживания, она постепенно превращается в часть тела, закрывая нижнюю часть лица. Кого ни спроси, от гуру нашей эпидемиологии, доктора Энтони Фаучи, до нового президента Джо Байдена, они ответят, что привычка к маске «свыше нам дана и замена счастию она». На кого только ни цепляли маски бесстыдники-карикатуристы — в медицинских намордниках появлялись Иисус Христос и Монна Лиза, Бэтмен и Зоро, были маска-трусы и маска-бюстгальтер. Простейшие маски стали выдавать и раздавать, а в продаже появились и быстро прижились нарядные маски всех цветов и символов, от нашего флага и Статуи Свободы до эмблем LGBT и BLM.

Лекарства от COVID-19 одним помогают, а другим нет, вакцина тоже пока не ясна результатами, а маска — вот она: залепил ей рот с носом и, как гласит русская народная мудрость, дыши в тряпочку. Одной маски стало мало, и на днях сообщили, что с прошлого четверга все входящие в здания федеральных судов Южного округа штата Нью-Йорк обязаны иметь на лицах не одну, а две обычные медицинские маски, — или одну, но одобренную FDA (Федеральным управлением контроля медикаментов и пищевых продуктов) маску N95. В здания суда Южного округа входят манхэттенские суды на Pearl Street и Foley Square, а также суд в городке White Plains в графстве Вестчестер. За выполнением нового правила следят охранники зданий судов, и пока эти правила распространяются только на один федеральный округ, но могут пойти дальше. Ранее CDC (Федеральная служба профилактики заболеваний) рекомендовала для лучшей защиты от COVID-19 носить двойные маски. Мы популярно знаем, что вирус одними выдыхается, выкашливается или выплевывается, а другими вдыхается, и маска может стать преградой между выдыхателем и вдыхателем, поверить во что легко и просто, как в остроту из записной книжки Ильи Ильфа «путаясь в соплях, вошел мальчик».

«Повторяйте за мной: вакцина покончит с пандемией, — написала в прошлую пятницу колумнист газеты The New York Post Кэрол Марковиц, родители которой привезли ее в США из бывшего СССР ребенком. — Это стоит повторять, когда некоторые элиты склонны к продолжению ограничений надолго, а возможно, и навсегда. Если слушать их, мы годами будем носить маски, социально дистанцироваться и уже никогда не вернемся к прошлой жизни». Вернуться к этой жизни американцам президент Трамп предлагал и надписями на красных кепках, и личным отказом от маски, но сегодня он экс-президент, а к тому же дважды импичнутый, хотя и дважды оправданный. А пришедший ему на смену демократ Джо Байден в прошлый четверг выступил перед Национальными институтами здоровья (National Institutes of Health или NIH) — отделом минздрава, куда входят 27 институтов и исследовательских центров. Не снимая маски, президент доверительно сообщил, что консультировался по этому поводу с главными авторитетами по части коронавируса, докторами Фаучи и Коллинзом, которые сказал ему, что стой он хоть в 10 футах от других, маску «важно не снимать». Байден пояснил, что носить маски весь следующий год — значит, «спасти значительное число жизней». А что, может, он и прав, но если все идет к тому, что к сентябрю этого года прививки сделают до 70% американцев, то зачем нам маски в следующем году?

Задав этот вопрос, Кэрол Марковиц пишет, что 11 января президента Байдена вторично укололи вакциной, то есть первую дозу он получил больше месяца назад. Вакцины фармацевтических компаний Pfizer и Moderna оказывают действие через две недели после второй дозы, и своим призывом не снимать маски в 2021 году наш 46-й президент публично призывает не доверять вакцине. Как заявили бы демократы за такое со стороны Трампа, это можно истолковать как подстрекательство к Б-г знает чему. «Маска, — продолжает Кэрол Марковиц, — никогда не считалась социальным символом, политическим заявлением или признаком добродетели. Предполагается, что она поможет ослабить распространение нового вируса, а с появлением вакцины поголовная ‘маскировка’ становится делом сугубо личным. Доктор Энтони Фаучи получил первую дозу вакцины 22 декабря прошлого года, но незыблем в утверждении, что носить маску от коронавируса более чем желательно, а завершится пандемия этого вируса неизвестно когда, а может, и никогда, поскольку COVID19, шельмец эдакий, постоянно мутирует.

Так что мы, по мнению Марковиц, стоим перед нехитрым выбором: не сходить с тропы «вечной пандемии» или все же довериться науке с ее открытиями и сойти с этой тропы. На сайте новостного издания NPR (National Public Radio) его редактор Джейн Гринфилд рассказала, что больше года не видит свою 90-летнюю мать, которая за это время получила обе дозы вакцины, а доктор Джун Маккой из университета Northwestern сказала Гринфилдд, что пока американцы не обретут массовый иммунитет, «вы по-прежнему представляете очевидную и существующую опасность для своих родителей». Это и ему подобные заявления звучат абсурдом, и Кэрол Марковиц приводит пример Израиля, где прививки от вируса сделали 523 тыс. человек, ни один из которых не умер и только у четырех начались тяжелые осложнения, связанные с коронавирусом. Как и было обещано фармацевтами, пишет она, вакцина эффективна на 95%, но ведь и 5% в счете на человеческие жизни — это много. У нас в Нью-Йорке 5 февраля от коронавируса умер 46-летний заключенный федеральной тюрьмы MDC Эдвин Сегарра, которого вакцинировали за 4 дня до смерти.

Это неприятно, но неизбежно, как разные «побочные издержки» любых поисков выхода из беды, будь то война или чума, стихия или злой умысел. В нашем случае положение усложняется «политизацией», и лидеры на местах чувствуют себя царями и царьками, а придворные медики служат им в угоду. Неугодных не признают, и две недели назад Рошелл Валенски, глава федеральных Центров контроля и профилактики заболеваний (CDC) сказала, что школы можно открыть и до того, как все учителя получат прививки, на чем настаивают их профсоюзы. На это пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки заявила, что Валенски выражается в «личном качестве», хотя всякий глава ведомства правомочен выражать позицию своего ведомства. Не знаю, спасет ли нас от коронавируса найденная фармацевтами вакцина, но верю, что она поможет избавиться от страха, что спасения нет. Что мы обречены носить маски, шарахаться друг от друга и жить в «дистанционном удалении», общаясь по телефонам и размножаясь в пробирках. Незавидное, на мой ретроградный взгляд, будущее, но из него есть выход. Сказать: «Маска, я тебя знаю».

13a

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 3, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Александр Грант

Автор Александр Грант

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *