Грязная работа

Comey-Wallace

Президент Трамп очень обиделся на Fox News и Криса Уоллеса, в частности, за приглашение в студию бывшего директора ФБР Джеймса Коми. По мнению президента, ему вообще не стоило предоставлять слова. И напрасно президент обиделся, потому что слово, как воробей, вылетит – не поймаешь, и Джеймсу Коми лучше бы вообще помолчать, а он побежал по всем СМИ трубить о своей полной невиновности. Но одно дело – писать победные реляции для «Вашингтон Пост», а другое – отвечать на прямые вопросы профессионала, попросившего Коми ответить на те же вопросы, что были заданы генеральному инспектору Майклу Горовицу.

Крис Уоллес накануне интервью с Джеймсом Коми сказал, что он шокирован отчетом генерального инспектора: «Все нарушения, выявленные им по ордеру ФИСА, шокирующие. Вы спрашиваете, почему у вас 17 ошибок, 17 вопросов, представленных неправильно или с пропусками, и все они направлены против президента для возбуждения следствия против нет, и вы резонно задаете вопрос: «Это правда совпадение? Или как сказал конгрессмен Вилл Херд, это или вопиющая некомпетентность, или это делалось преднамеренно».

Начал Крис Уоллес с вопроса, был ли отчет оправданием ФБР и Джеймса Коми. Коми до сих пор считает, что был полностью оправдан от «наветов и лжи, которую распространяли о ФБР президент и его люди, теперь правда вышла наружу». Когда на слушаниях в Сенате генерального инспектора спросили, оправдывает ли он господина Коми, тот ответил: «Я думаю, что отчет не оправдывает никого в ФБР, кто этим занимался, включая высшее руководство».

Тут Коми начал выкручиваться: «Может, мы значение слов не так понимаем. ФБР обвиняли в измене, в незаконной слежке, прослушивании, что мы возбудили следствие совершенно неоправданно, нас обвиняли в преступном сговоре по отстранению действующего президента. Это все было полной чепухой. Очень важно, что генеральный инспектор все это проверил, и американский народ теперь знает правду».

Генеральный инспектор Минюста Майкл Горовиц сказал, что не обнаружил документального свидетельства о том, что возбуждение Рашагейта на начальном этапе было политически мотивировано. Но проблема политической мотивированности «становится все более мутной», когда дело доходит до подачи заявки в суд ФИСА. Он перечислил такие проблемы как использование недостоверной информации, представленной бывшим британским шпионом Кристофером Стилом, причем, один из источников Стила сказал, что тот просто переврал всю его информацию, и что очень важно, в заявке для ФИСА не было указано, что Картер Пейдж был информатором ЦРУ и общался с русскими по заданию ЦРУ, что полностью его оправдывало. Этот факт был скрыт от суда ФИСА, хуже того имейл, подтверждающий невиновность Картера Пейджа был подделан юристом ФБР.

Коми продолжал утверждать, что досье Стила не послужило решающим фактором в получении ордера ФИСА, хотя Майкл Горовиц однозначно установил, что именно досье способствовало принятию судьями окончательного решения.

Когда генеральный прокурор Вильям Барр осудил действия ФБР и назвал их «недобросовестными», Коми пошел в атаку и заявил, что «у генерального прокурора США нет фактической базы для спекуляций на тему о том, что агенты действовали недобросовестно. Фактов нет. Точка. Это безответственное заявление».

Все пропуски, неточности, использование непроверенной и ложной информации из предвзятого источника, оплаченного политическим оппонентом Трампа, для получения ордера на слежку за людьми Трампа, Коми назвал «настоящей небрежностью» в работе, «ошибками и халатностью», но не более того.

Действительно, небрежно, спустя рукава работали агенты, если даже следы замести как следует не смогли, и их поймали с поличным.

Тут Крис Уоллес напомнил бывшему директору ФБР, что генеральный инспектор рекомендовал возбудить следствие против адвоката Кевина Кляйнсмита именно за подделку имейла из ЦРУ, подтверждающего, что Картер Пейдж работал на них, и представившего фальсифицированный имейл в суд ФИСА. «Ну этот вопрос еще не решен окончательно», — заметил Коми.

Далее он начал оправдываться тем, что слишком был уверен в своих сотрудниках и судьях ФИСА, и эта излишняя уверенность его подвела, но не мог же он все делать сам, этим занимались его подчиненные. Будь он сейчас на месте директора Кристофера Рея, он тоже бы отдал приказ о всестороннем расследовании всех упущений и ошибок.

Однако на вопрос Криса Уоллеса, подал ли бы он в отставку после публикации отчета Майкла Горовица, если бы все еще был директором ФБР, Джеймс Коми однозначно ответил: «Нет, не подал бы».

Уоллес надеялся услышать исчерпывающие ответы от Джеймса Коми, но ответов не было, были исключительно попытки оправдаться и выкрутиться.

Бывший заместитель директора ФБР Крис Швекер назвал Джеймса Коми «позором ФБР».

«Позорный и лицемерный Коми побил рекорд высокомерия и предвзятости. Правда заключается в том, что его бесславная каденция в ФБР отмечена нарушениями, выявленными в отчете генерального инспектора, и он политизировал это почтенное учреждение, причем, в пользу одной партии».

Следует понимать, что ордер ФИСА может включать перехват телефонных разговоров, имейлов, текстовых сообщений, а также установку камер и микрофонов в доме, офисе или машине «объекта», то есть слежка ведется за каждым шагом подозреваемого и его окружения.

Генеральный инспектор подтвердил, что досье Стила, основанное на слухах, домыслах и непроверенной информации, было использовано для получения ордера на слежку за кампанией президента, и это должно приводить в ужас всех американцев, вне зависимости от их политической принадлежности.

Крис Швекер, ссылаясь на свой 40-летний опыт работы в Минюсте и ФБР, напомнил, что полномочия генерального инспектора при проведении следствия ограничены, что никогда отчеты генерального инспектора не служили стимулом для проведения широкомасштабных реформ, и инспекторы, как правило, склонны возлагать ответственность на подчиненных, а не на высокое начальство.

«Генеральный инспектор Вильям Барр знает это и твердо намерен докопаться до сути и выявить все нарушения, имевшие место в ФБР, в полном объеме, и реально привлечь виновных к ответственности. Это единственный способ добиться того, чтобы нарушения, подобные тем, что выявил генеральный инспектор Горовиц, не повторятся, и будут проведены подлинные реформы».

Давайте скажем так, если ФБР и ЦРУ получили информацию, что Россия собиралась собрать компромат на Хиллари Клинтон и слить его Дональду Трампу во время избирательной кампании, и они обязаны были это информацию проверить.

Вопрос в другом, почему они не свернули расследование в январе 2017 года, когда стало ясно, что главное доказательство – досье Стила – было фальшивкой, оплаченной штабом Хиллари Клинтон. Тем не менее, Рашагейт продолжался.

Что возмутило почтенных левых журналистов и Джеймса Коми во всей этой истории? То, что генеральный прокурор Барр употребил слово «шпионаж», что за президентом Трампом «шпионили». Как-то чересчур резко и точно он высказался.

То ли дело Джеймс Коми. Даже сейчас он продолжает утверждать, что пока был директором ФБР он не знал, что досье Стила было фальшивкой, и вроде бы он верил в историю о том, что Дональд Трамп нанимал в Москве дам легкого поведения, чтобы они помочились на кровать, на которой в свое время спал президент Обама. Эту историю не то самому Стилу, не то его источнику рассказала горничная отеля. Позднее информатор Стила сказал, что вообще пошутил, придумал все для смеха, а Стил эту пошлую шутку вставил в досье.

Но вот что сказал честнейший Джеймс Коми еще в апреле 2018 года, когда рекламировал свою книгу «Высшая лояльность»: «Честно, я никогда не думал, что смогу произнести эти слова, но я не знаю, был ли нынешний президент Соединенных Штатов с проститутками, мочившимися друг на друга в Москве в 2013 году. Все возможно. Я не знаю».

Трудно поверить, чтобы следствие продолжалось, если бы эти низкопробные обвинения были выдвинуты против кого-то из вашингтонской элиты, скажем, бывшего госсекретаря или вице-президента. Но раз заказ поступил, его нужно было отрабатывать.

Демократы не раз упрекали президента Трампа, что он призывал иностранные державы вмешиваться в ход американских выборов. Как раз Трамп этого не делал. Правда заключается в том, что за демократов этим занимались правоохранительная система и СМИ.

, , , , ,

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 15, средняя оценка: 4,60 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Виктория Вексельман

Автор Виктория Вексельман

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *