Левая идеология: культ, религия или наука?

comrel

Игорь Гиндлер

 

 

Более ста лет назад известный марксист Антонио Грамши писал:

«Социализм – это как раз та религия, которая должна сокрушить христианство. [Социализм – это] религия в том смысле, что он также является верой со своей мистикой и ритуалами; религия, потому что он заменил сознание вдохновляющего Бога католиков, веру в человека и его великие силы как уникальной духовной реальности»[1].

Image result for антонио грамшиУравнивание идеологии с религией было в то время довольно новым и необычным. Однако Грамши говорил о религии не так, как ее обычно понимают, то есть о взаимоотношении Бога и Человека, а как о совокупности религиозных атрибутов и ритуалов. По его мнению, социализм был безбожной религией, культом мессианского Маркса.

В то же время Грамши понимал, что социализм (и левые в целом), как и любая другая догма, невосприимчив к эмпирическим, рациональным идеям потому, что, по определению, его постулаты непроверяемы. Непроверяемы не потому, что невозможно провести такую проверку, а потому, что последователи левой идеологии отвергают любую попытку такого теста в принципе. (Кстати, это у левых общее с мусульманами.) Социалисты, в основном, искренне верующие люди; они настойчиво отвергают любые попытки проверить основы своих догматических убеждений.

В целом, аргументы левых нелогичны до такой степени, что их можно назвать ненаучными. Их иррациональность основана на иллюзорных знаниях, то есть знаниях, приобретенных с помощью системы идей, выраженных известными авторитетами (Маркс, Энгельс, Ленин, Бернштейн, Муссолини, Сталин, Гитлер, Троцкий, Мао и многие другие). Левые приобретали свои ложные, утопические убеждения на протяжении всей истории человеческой цивилизации. Их слепая вера в умножение богатства путем его разделения (то есть путем его насильственного перераспределения) была основой многочисленных неудавшихся социальных экспериментов.

Чтобы избежать путаницы, давайте попытаемся определить понятия социализма (продвигаемого левой идеологией) и его оппонента, капитализма (продвигаемого правой идеологией свободного рынка, или консервативной идеологией).

Социализм – это состояние общества, в котором большинство богатств де-юре или де-факто принадлежит государству.

Капитализм – это состояние общества, в котором большинство богатств де-юре и де-факто принадлежит его гражданам.

Коммунизм – это утопическое состояние общества, в котором все богатства де-юре и де-факто принадлежат государству.

Приверженцы как левой, так и правой философий обладают знаниями; однако левые получили свои знания из системы верований, а правые – из практики, из проб и ошибок развития человеческой цивилизации. Левые идеологи всегда будут сопровождать человеческое общество, потому что псевдонаука всегда идет параллельно науке. Точно так же, так псевдонаука питается реальной наукой, так и левые находят постоянную подпитку у цивилизации, построенной в основном правыми.

Вместе с тем, существует простой тест для того, чтобы отличить научное знание от псевдонаучного. Тест основан на том факте, что реакция человека на новую информацию, которая противоречит первичным знаниям, всецело зависит от способа получения этих первичных знаний.

В реальном мире, если новая информация противоречит первоначальным знаниям, это приводит к переоценке таких знаний. Например, когда Коперник оспорил интуитивное, общепринятое, и ошибочное мнение о том, что Солнце вращается вокруг Земли, это привело к болезненной переоценке исходной идеи и принятию новой, революционной идеи того, что в действительности это Земля вращается вокруг Солнца.

Однако если первоначальные знания приобретаются с помощью религиозных или других догматических убеждений, то новая информация к подобной переоценке не приводит. Наоборот, в большинстве случаев это приводит к укреплению изначальной веры.

Related imageНапример, даже если будет доказано, что летающих лошадей на планете Земля никогда не было, мусульмане будут продолжать верить в то, что их пророк Мухаммед действительно летал в космос на лошади по имени Бурак, где он встретил Аллаха.

Более того, любая попытка доказать любому мусульманину, что такое путешествие на лошади невозможно, не только укрепит его убеждения, но и превратит некоторых из них из пассивных, индифферентных последователей в агрессивных религиозных фанатиков.

Реакция их была бы аналогична реакции рядового американского демократа, если бы кто-нибудь напомнил ему, что Антифа, как и предшествовавший ей Ку-Клукс-Клан, была основана как боевое, милитаристское крыло Демократической партии.

Когда президент Трамп публикует что-то на Твиттере или говорит что-то «спорное», многие его политические противники сразу и весьма болезненно реагируют. Такая реакция является прекрасной иллюстрацией того, как укрепление изначальной веры проявляется в реальной жизни.

Давайте вспомним реакцию людей, которые в течение многих месяцев подвергались бомбардировкам средств массовой дезинформации с сообщениями о том, что Хиллари Клинтон имеет 97% шансов выиграть президентство в 2016 году. Реальность противоречила их догме, и после того, как она проиграла, их страдания (иногда даже физические) были вполне реальными.

Или большое разочарование и страдания среди приверженцев догмы «Трамп – марионетка Путина», когда расследование Мюллера доказало обратное. Попытки изобразить завершенное расследование Мюллера как «запутанное», «неубедительное» и «не имеющее достаточно властных полномочий» и обещание, что «ветераны шпионских войн … понимают, что уйдут даже десятилетия, а не годы, чтобы докопаться до истины», – это всего лишь вариации одного и того же явления – различные (и отчаянные) попытки укрепить изначальную догматическую веру.

Если бы знания людей в приведенных выше примерах были основаны не на догмах, то их (рациональная) реакция могла бы быть совершенно иной. Например, политические оппоненты Трампа могли бы просто сказать: «Ладно, лучший кандидат победил. Это хорошо для Америки – иметь лучшего президента. Мы попробуем выиграть в следующий раз». Это было бы правильной реакцией нормальных людей с непромытыми мозгами, которые проголосовали за другого кандидата. В случае же с фальшивым «русским делом» правильной реакцией могло бы быть: «Это здорово, что наш президент – не марионетка Путина. Это позволит Белому Дому сосредоточиться на реальных проблемах нашей страны».

Часто говорят, что левые и правые в Америке не понимают друг друга, потому что «живут в параллельных мирах», или одна сторона обвиняет другую в том, что она живет в так называемой «альтернативной реальности». Поскольку основа левой идеологии иррациональна, правые не удивляются, когда приверженцы левых укрепляют свою решимость, сталкиваясь с социальной и экономической правдой.

Другими словами, вместо принятия обоснованного аргумента, который противоречит господствующей догме, самая первая реакция приверженцев догмы – защитить ее любой ценой.

Попытайтесь сказать евреям, что они не являются избранным Богом народом, или попробуйте сказать американским демократам, что социализм, национал-социализм и фашизм являются примерами одной и той же, левой идеологии. Попытайтесь сказать христианам, что Иисус умер и был похоронен в Назарете, или попробуйте сказать американской партии «пукающих коров» (тех же демократов), что «изменение климата» – это обман.

Возникшая в ответ ярость обеспечит усиление разногласий между сторонами, причем не столько из-за отрицания идеи, не соответствующей догме, сколько из-за существенного усиления внутренней решимости защитить эту догму. Это хорошо известная психологическая реакция людей, которые просто хотят защитить себя от того, что они воспринимают как «насилие над своим разумом» (вне зависимости от того, насколько здрав их разум).

С одной стороны, как только человек принимает догму, он начинает всеми способами отфильтровывать все, что этой догме противоречит (хорошо известная психологам так называемая склонность к подтверждению своей точки зрения, как в случае с синдромом Баадера-Майнхоф). Процесс протекает так, что когда поступает еще более противоречивая, не соответствующая догме информация, то вера в догму еще более укрепляется.

С другой стороны, в определенный момент, когда правдивая информация, противоречащая иррациональной догматической левой вере, наконец-то прорывается, наступает переломный момент, и левые больше не могут искажать факты в своем воспаленном уме, заставляя его принять трудное решение: либо отказаться от догмы и унять боль, либо стать всеобщим посмешищем. Они переживают ментальную революцию – микрореволюцию, если хотите.

Хорошей новостью является то, что такие микрореволюции на персональном уровне широко распространены. В самом деле, куда подевались все хиппи? Вспомните также тех, кто поддался ложному лозунгу Обамы, когда он пропагандировал внедрение социалистической медицины Обамакэр в капиталистической Америке: «Если вам нравится Ваш доктор, он у Вас останется». Где они все?

Плохая новость состоит в том, что такие микрореволюции могут занять много времени; в худшем случае микрореволюция так никогда и не осуществится, и человек умирает как истинный верующий, как верный «полезный идиот». Например, демократ Стейси Абрамс, которая все еще считает, что именно она выиграла недавнюю гонку губернаторов в Джорджии, несмотря на то что на самом деле гонку она проиграла.

Image result for pelosi ocasio-cortezНа первый взгляд, какофония различных точек зрения, которую мы слышим от американских демократов в настоящее время, звучит как гражданская война внутри этой левой партии. Например, конфронтация спикера Нэнси Пелоси и Александры Окасио-Кортез напоминает политическую борьбу между «опытной, умеренной социалисткой» Пелоси и «молодой, агрессивной марксисткой» Окасио-Кортез. Тем не менее, разница их взглядов – это просто манифестация того факта, что Пелоси и Окасио-Кортез в настоящее время находятся на разных стадиях укрепления одной и той же левой догмы.

На практике это означает, что левые останутся с нами. Останутся навсегда. Просто потому, что их знания приобретаются через догму, и такие люди найдутся всегда. Как отметил историк Ли Эдвардс, социализм – это «псевдорелигия, основанная на псевдонауке и усиленная политической тиранией».

Сторонники правой идеологии, созидатели и накопители богатств, навсегда обречены на беспокойное сосуществование с левыми, сторонниками раздела богатств, точно так же, как Добро вынуждено сосуществовать со Злом.

Будучи последователями псевдорелигиозного Культа Жертвоискателей, левые всегда найдут способ набрать в свои ряды новых последователей, которые будут обмануты вечным лозунгом левых «отобрать и поделить». Однако есть много веских причин считать социалистическое президентство Барака Обамы пиком этого псевдорелигиозного утопического движения. С избранием президента Трампа эта вершина леваков осталась позади, и все мы знаем, что единственное направление от вершины – это катиться вниз.

 

[1] Политическая мысль Грамши: гегемония, сознание и революционный процесс (NewYork: Clarendon Press, 1981)

 

Posted onTagsLeave a comment

Перевод с английскогоОльги Кантор и Валентины Гиндлер

 

Июнь 2019

 

 

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 7, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Игорь Гиндлер

Автор Игорь Гиндлер

PhD in Theoretical Physics. WWII Historian. Numismatist. World Traveler. Businessman. Algorithmic Stock Trader. XVIII century Classical Liberal = XXI century Conservative. Political Activist. 2A. NJ.
Все публикации этого автора

1 комментарий к “Левая идеология: культ, религия или наука?

  1. Уважаемый автор! Дело не в «летающем коне» из арабской сказки, на котором Мухаммед «переправился» из Мекки сначала якобы «в Иерусалим», а в дурости или трусости израильских правительств, отдавших национальное достояние всего еврейского народа — Храмовую гору своим врагам под арабскую сказку. И, конечно, в некомпетентности (?!) тех, кто этот бред должен был бы давно и окончательно — развенчать и разрушить. И неважно, что при этом сказали бы арабы, гораздо важнее, что в этом случае сделали бы евреи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *