В присутствии одной стороны. Ч.2/3

0

Image result for ‫מאיה פולק מקור ראשון‬‎Майя Поляк

Продолжение    Начало

С вершины здания YMCA

 

В сущности, и у Бен-Гуриона в ту ночь не было настроения для танцев.

«Вернувшись в Иерусалим и увидев город радующимся и веселящимся, танцы на улицах и множество людей, собирающихся во дворе здания Сохнута, скажу правду: я не был рад», — рассказывал он позже. — «Не потому что не оценил решение ООН, а потому что знал, что ожидает нас: война со всеми арабскими армиями. Я знал, что они нападут на нас, когда мы создадим еврейское государство; я был занят, в основном, двумя вещами: закупкой станков для военной промышленности… и закупкой легкого оружия. Свои впечатления я могу выразить двумя словами: радость и дрожь».

Руководство ревизионистского движения, разумеется, не присутствовало на массовых торжествах. Как, например, журналист и писатель Аба Ахимеир, один из духовных лидеров движения и руководителей протеста против британского мандата.

«Отец сказал мне, что дорога к независимости нашего народа пройдет не по бумажному, а по железному мосту»,

— вспоминает его сын Йоси Ахимеир, возглавляющий ныне институт Жаботинского.

Image result for ‫יוסי אחימאיר‬‎

Аба и Йоси Ахимеир, 1950-е годы

«Он верил, что достижения цели — при отсутствии другой возможности — добиваются силой, самопожертвованием, сидением в тырьме, ранением, даже смертью. Поэтому он достаточно инертно отреагировал на решение ООН, зная, что арабы не примут это, и зная, что речь идет о еще одной бумажке, которую очень легко нарушить. Его идея была доказана действительностью: резолюция от 29 ноября была нарушена непринятием ее арабами и вторжением арабских армий в Эрец Исраэль.

С точки зрения моего отца, главное в резолюции было расчленение страны — отрыв от исторических частей, упоминаемых в ТАНАХе. Самое главное — что нас отрывают от Иерусалима. Годами мой отец был иерусалимцем, потом переехал в Гуш-Дан, но несколько раз в неделю ездил в столицу работать в редакции Еврейской энциклопедии. Выходя из редакции, он поднимался на крышу башни YMCA и зачарованно смотрел на Старый город. Я полагаю, что был бы рад событиям 1967 года, которые были ответом на 29 ноября, но он умер до Шестидневной войны».

Image result for ‫יוסף קיסטר‬‎«Многие видят в резолюции о разделе от 29 ноября большое историческое достижение. Я не думаю так», — говорит Йосеф Кистер, историк из института Жаботинского. —

«На деле это была делегитимация еврейского государства, потому что еврейское государство без Иерусалима, урезанное государство с арабским меньшинством в 45% — у такого государства изначально не было права на существование. БОльшая часть территории этого государства, занимавшего 15 тыс. кв км, составляла пустыня. Границы были видимостью, и факт, что назавтра вспыхнула война».

Опасения смысла плана раздела отражены в дневнике Авивы Серены (Сегаль), молодой 20-летней сторонницы Бейтара, репатриировавшейся из Лондона.

אביבה סגל

Авива Сегаль. 2012 г.

«Возгласы и крики ворвались в тишину дома», — описывает она на страницах, хранящихся ею до сегодняшнего дня.

«Я не поняла почему эта радость. Я не могла радоваться компромиссу. Зачем нам унижаться и быть благодарными за то, что нам подарили то, что и раньше было нашим? Но несмотря на это, было нечто волнующее в новостях. Возможно, это случай, когда «мельницы Всевышнего мелят медленно, но мелят мелко»!

Мгновенно мы оделись и пошли танцевать и петь на улицах Бейт-Керема. Мы разбудили всех спящих и они быстро присоединись к нам. Мы пошли в пансион «Равив» и выпили слишком много! Все время я ощущала себя вне чувств… если бы мы получили государство на обоих берегах Иордана, тогда была бы причина радоваться»!

«Не обвинять народ»

Газетные заголовки, появившиеся назавтра, выражали разногласия в ишуве.

В то время, как часть обсуждала зарождающееся еврейское государство и освещала радость на улицах больших городов, не было недостатка в выделявших пустую половину стакана.

Главный заголовок ревизионистской газеты «а-Машкиф» (наблюдатель) гласил: «Принято решение о разделе Эрец Исраэль». Один из подзаголовков говорил: «Еврейские массы не смирятся с отрывом 85% земель Родины».

В выделяющейся рамке на первой странице были фразы:

«Если забуду тебя, Иерусалим, — пусть отсохнет моя правая рука»,

«Потомству твоему Я дал эту землю — от реки Египетской до реки Евфрат» и «Два берега у Иордана, и оба наши».

Image result for ‫עיתון המשקיף 1947‬‎«После 2 тысяч лет галута мир признал право еврейского народа на независимость в его Родине», — говорилось в редакционной статье. — «…но наша Страна разорвана и расчленена на куски.

Корона нашей Родины — Иерусалим — украдена у нас.

Город могил наших праотцев — Хеврон — передан арабам.

Башан и Гилеад (прим.перев. — Заиорданье) — не наши.

Верхняя Галилея, каждая пядь которой полита кровью еврейских зелотов, отдавших свои жизни за независимость Родины, — будет во власти арабов. И если будем помнить и не забудем, что нашими руками произведена операция в теле нашей Родины, то всемеро увеличится наша боль и омрачит наше веселье».

Таков был и дух приказа, опубликованного ЭЦЕЛем:

«Солдаты, сестры и братья, в ООН было принято решение о расчленении. И народ ликует. Не будем обвинять его. Его душа желает сбросить иго порабощения. Его душа жаждет независимости…

Не будем обвинять народ. Но выйдем ему навстречу с поднятой головой и скажем: Мы, чья душа полностью отдана дню избавления, мы не рады, и в нашей печали — наше величие и наша историческая миссия. Потому что Родина не освобождена. Родина расчленена».

Проф.Голани полагает, что сопротивление ЭЦЕЛя и ЛЕХИ было относительно незначительным голосом в еврейском ишуве тех дней.

«То были организации «поршим» (прим.перев. — «раскольников» — произносилось левыми почти как «отщепенцев»). Маленькая группа, и то, что ее представители не вышли танцевать, не так уж ощущалось. Роскошь критики плана раздела было участью идеологизированных групп, не имевших реальной власти и ответственности».

Так или иначе, и те, кто выразили недовольство решением о разделе, не перевели это в активное сопротивление.

«Бегин выразил уверенность, что в конечном итоге вся страна будет объединена под еврейским суверенитетом», — говорит Наор. — Он полагал, что закон истории приведет к тому, что раздел не продержится долго. Если развивают идеологию исторического детерминизма, обещающего нам, что то, чего мы хотим, произойдет на деле, то уменьшается желание активного противодействия. Надо также помнить, что наутро после голосования начались арабские беспорядки и что находящиеся на войне с врагом не воюют друг с другом».

Image result for ‫אצל לחי כט בנובמבר‬‎«ЭЦЕЛ и ЛЕХИ не проводили операции, направленные против национальных учреждений, а те в свою очередь не относились к организациям раскольников так, как относились к ним во время «Сезона», — подытоживает Голани. — «Вместе с тем сам факт, что были люди, владеющие оружием и продолжавшие устаревшую войну против британцев — это могло поставить под угрозу еврейский ишув. Британцы реагировали на такие нападения, но в конечном итоге было сотрудничество между эвакуирующимися войсками и ишувом».

Один из лидеров ЛЕХИ Натан Елин-Мор описывал в своих трудах практический подход представителей ЛЕХИ:

Image result for ‫נתן ילין מור‬‎«ЛЕХИ не отвергает решение ООН до такой степени, чтобы объявить войну ООН. Страна к западу от Иордана будет разделена, несмотря на наше желание, на 3 части. Самое больное: Иерусалим будет вне границ еврейского государства. Иерусалим будет центром британских и международных интриг. Но в этом зле есть и хорошая сторона: в Иерусалиме есть твердое демографическое большинство для продолжения существования подполья и подпольной войны — в отличие от территорий, которые перейдут к арабам.

В наших сердцах не было сомнений — мы не будем создавать подполье в еврейском государстве. В газете «а-Маас» тех дней мы ясно заявили:

«Мы были подпольным движением, воюющим с помощью оружия только против иностранного врага, иностранной власти, и если еще велика дорога к воплощению еврейской мечты и еще долго здесь будет править империализм скрытыми и замаскированными методами — мы принимаем власть еврейских суверенных властей. Мы признаем органы, избранные в свободной стране, в которой и нас не будет ждать тюрьма за расклеивание листовок»

(Из книги «Борцы за свободу Израиля — люди, идеи, сюжеты»)

Параллельно с этим подходом были и полагавшие, что подпольные организации должны произвести переворот, который приведет к активной борьбе за неделимую Эрец Исраэль. Related imageОдин из лидеров ЛЕХИ д-р Исраэль Эльдад (Шайб)

«выразил разочарование Бегиным именно потому, что тот отказался устроить путч в молодом государстве», — писал Йонатан Шапира в своей книге «Ты избрал нас для власти».

После потопления судна «Альталена» Эльдад предложил Бегину идти в Иерусалим и объявить оттуда борьбу за свободное государство, которое будет простираться на всю территорию Земли Израиля. «Отказ Бегина Эльдад Объяснял непризнанием теории революции Эльдада, что привело Бегина к самоуничижению перед формальными признаками государства», — писал Шапира, цитируя самого Эльдада из его книги «Первая десятина».

Зеэв Жаботинский, внук лидера ревизионистов, объясняет линию Бегина:

«В тот момент, когда было создано государство, он понял, что это «мамлахтиют» (общегосударственный подход), и он принимает его. Бегин был заинтересован действовать демократическими инструментами. Он не хотел объявлять войну, и поэтому и в истории Альталены сказал своим людям не стрелять».

Окончание следует

Ноябрь 2017 — Февраль 2018

Об авторе

Блог новостей из Иерусалима
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 3, средняя оценка: 5,00 из 5)
Loading...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0