По переулкам еврейской памяти

image001

image001Я стараюсь не публиковать подряд одного автора — а здесь нарушаю установившийся порядок. Дело в том, что по вине, видимо, типографии из опубликованного 2 недели назад материала о еврейских профессиях выпала моя вступительная фраза: «прислан нашим давним другом Фрэдди Зориным» — и вышло, что ваш покорный невольно его украл. И присвоил. А поскольку данное ему родителями имя ФрЭдди тоже исказилось — я попросил его обладателя, благодарность за публикацию стихов которого мне периодически шлют наши авторы и читатели, «озолотить ручку». Дабы извинения шли не всухую. Посмотрите в этом необычном материале, что получилось.
Шлите нам стихи на e-mail: ayudasin@gmail.com.

Фрэдди Зорин
Юденгассе — Еврейская улица

Наш экскурсовод по Зальцбургу Люси, дама почтенного возраста с российскими корнями, подвела нас к Юденгассе — Еврейской улице, или точнее — переулку, который протянулся от площади Альтер-Маркт в сторону площади Ваагплатц. Некогда здесь была синагога и в каждом из домов проживали наши собратья. А что теперь? Осталось наименование, да еще барельеф, установленный на одном из зданий — дань памяти мастеровым людям, проживавшим и трудившимся в этом уголке города. Ныне на Еврейской улице сплошь — магазины модных товаров (к слову, по популярности торговых заведений Юденгассе занимает второе место в городе), но ни одной мемориальной таблички, которая засвидетельствовала бы былое еврейское присутствие. Разве что стены квартир помнят тех, кто согревал их своим теплом и кого грели они, да мостовая — ходивших по ней. О, если бы камни могли говорить! Признаюсь: маленькая улочка вызвала у меня больше эмоций, чем весь остальной Зальцбург, с его всемирно известными историческими объектами. И в автобусе, увозившем нашу туристическую группу из столицы этой австрийской земли, написались стихи:

Здесь туристы — как пчелы на пасеке.
Жизнь бурлит, все довольны вполне.
Зальцбург. Будни похожи на праздники.
Почему же не радостно мне?
Грустно, осень хотя и не хмурится,
Шелестя желто-красной листвой.
Юденгассе — Еврейская улица
Пролегла в этот час предо мной.
Вот — урок всем живым в назидание,
Отблеск, отзвук трагических лет:
Есть у улочки этой название,
А евреев, как не было, нет.
Сердце полнится горькой обидою
За раввинов, торговцев, портных.
Всюду звезды погасли Давидовы.
Кто тут помнит собратьев моих?
Б-г — свидетель, что мести не жажду я,
И другие теперь времена,
Но стена этой улочки каждая,
Это, в сущности, плача стена.
И в немом замираю укоре я.
Как мне острую боль заглушить?
Зальцбург. Главы еврейской истории,
Город соли* — на рану души.
____________
*Зальцбург — в буквальном переводе «соленый город»

На тихой улочке Розье

Из Парижа пришла скорбная весть. После продолжительной болезни скончался 91-летний бывший владелец кошерного еврейского ресторана «У Джо Гольденберга». Популярности предприятия способствовало и место расположения ресторана — в квартале Плетцль, или Мааре — старейшем парижском районе компактного проживания еврейского населения. Отсюда в годы нацистской оккупации большинство евреев после массовых облав согнали на печально известный Велодром, а потом депортировали в лагеря смерти. В послевоенное время этот квартал превратился в центр модных магазинов, кафе и баров.
Особенно интересно место, где располагалось заведение Гольденберга — небольшая тихая улица Розье (Rue des Rosiers). Здания на этой улочке пестрят яркими вывесками на двух языках — французском и идише (либо иврите). Они напоминают о далеком прошлом. 9 августа 1982 года ресторан Джо Гольденберга стал объектом атаки террористов. Неизвестные бросили внутрь помещения гранату и открыли огонь по находившимся там посетителям. В результате погибли шесть человек, в том числе два американских туриста, еще 22 человека получили ранения разной степени тяжести. Ресторан восстановили, и он дожил до XXI века. Но затем не выдержал возникших финансовых проблем. Здание, в котором располагалось заведение, приобрели новые собственники. Они затребовали непомерно высокую арендную плату, которая оказалась не по карману Гольденбергу и помогавшей ему еврейской общине. В 2007 году ресторан закрылся. Через три года, в январе 2010-го, там обосновался магазин Temps des Cerises («Вишневые времена»), развернувший торговлю дизайнерскими джинсами.
В наши дни разного рода антисемитские вылазки во Франции происходят постоянно, они уже превратились в привычное для государства явление и не воспринимаются как нечто из ряда вон выходящее.

Стихи, навеянные темой

Двое встречных случайных, мадам и месье,
Подсказали, где улица Рю де Розье.
И на улочке Роз (увядающих роз!)
Не сумел я сдержать навернувшихся слез.
Здесь еврейский квартал, тот, что был знаменит,
Но язык его — идиш — уже не звучит.
Возвратится ли к жизни когда-нибудь вновь
Он, застывший в табличках на стенах домов?
Огонек, вечерами манивший, померк
В ресторане под вывеской «Джо Гольденберг».
Все чужое вокруг, а свое — невпопад,
И прохожих недобрый, пугающий взгляд.
То назло им под солнцем парижским блестит
На груди мой израильский магендавид.
…Что же, Рю де Розье, повидались? Прощай!
И хотя чувства льются уже через край,
Ни они и ни слезы, что пламенем жгут,
Пересохшее русло, увы, не спасут.
Но в потерянном маленьком этом раю
Розу алую я оставляю свою —
Там, где к свету сквозь камни пробилась трава.
Значит, память жива. И надежда жива.

Испанская баллада

В современной Испании принят закон о возвращении гражданства потомкам евреев-сефардов, изгнанных из страны в XV веке. Два десятка испанских городов не только хранят свое еврейское прошлое, но и извлекают из него неплохую выгоду. Повышенное внимание к еврейским достопримечательностям Испании обусловлено и тем, что в мире наблюдается рост интереса к культуре исчезнувших еврейских общин Европы. В разных испанских городах были проведены мероприятия, посвященные Европейскому дню еврейской культуры, в которых участвовали делегаты из 21 страны Старого Света. Еврейская община современной Испании состоит в основном из эмигрантов. Родом они из Латинской Америки, из Марокко, с Балкан и из других европейских стран. То ли было в Средние века, во времена расцвета еврейской жизни на Пиринеях?!
Можно ли не испытать волнения в лабиринтах сохранившихся еврейских кварталов и без трепета в груди прикасаться к древней кладке стен, которые когда-то огораживали еврейские гетто? Посетившие меня в этой связи мысли и нахлынувшие чувства вылились в поэтические строки.

***

По хранимому сердцем следу
Из далекой Святой Земли
Снова через века в Толедо
Мы к истокам своим пришли.
Отражает солнце в зените
Керамической плитки край.
Эти улочки на иврите
Нас приветствуют словом «хай»!
И извилисты, и пологи…
Только в этом ли дела суть?!
К неразрушенным синагогам
И вслепую отыщем путь.
И знакомые с детства нотки
Зазвучат, как в чудесном сне,
И лицо еврейской красотки
В невысоком мелькнет окне.
И пускай много едкой пыли
Намели вокруг времена,
Мы творили здесь и любили,
Наша музыка тут слышна.
Знаем: нас не забыли горы,
Помнит древнюю речь река,
И простерты, как свитки Торы,
В небе белые облака.
Словно крылья, расправим плечи,
Ощущая родство кровей,
После этой с предками встречи,
Веря в будущее сильней.

***

Время разбрасывать камни, и время собирать камни.
Из Экклезиаста

Старого квартала мостовая…
Гул шагов слышнее в тишине.
Моего народа вековая
Память возвращается ко мне.
Эти полустершиеся метки —
Все, что нам оставили враги.
В страхе смерти загасили предки
В городах испанских очаги.
И, взвалив скитальцев груз на плечи,
Скрылись с глаз в пыли чужих дорог…
Льют по ним скупые слезы свечи
В сумраке безлюдных синагог.
Боль утихла, но не позабыта.
Изгнан был как будто я и сам.
По сефардским правилам иврита
Возношу молитву к небесам.
Связываю нитью незаметной
С новым днем былые времена.
Почему же в драме всепланетной
Нам такая роль отведена?
Я молюсь, Г-сподь, перед Тобою,
Чтобы, как нисходит благодать,
Камни, что разбросаны судьбою,
Наступило время собирать.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Арье Юдасин

Автор Арье Юдасин

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора