Джихад на марше

terrormosque

Прошедшая неделя ознаменовалась двумя резонансными терактами – вначале в Калифорнии, в Сан-Бернардино, а затем в лондонском метро, но начать мне хотелось бы с теракта, совершенного в Чаде. В результате одновременного взрыва трех террористов-смертников погибло 27 человек.

Если в Лондоне и Париже терроисты выкрикивали: «Это вам за Сирию!», если в Израиле террористы кричат: «Это вам за Палестину!», и это, по мнению британского и щведского МИДа служит им оправданием, то в Чаде, Нигерии, Мали или Кении обвинить власти в поддержке Израиля или   в участии в бомбардировках ИГИЛ в Сирии невозможно. Там исламский террор выступает в чистом и незамутненном виде. Последователи пророка Мухаммеда убивают христиан за то, что они христиане, и не желают отказываться от своей веры. Это джихад, распространение истинной веры огнем и мечом.

Поэтому исламский джихад в Африке не привлекает внимания маститых аналитиков. Его там оправдать нечем. Нет там белых колониалистов, нет там процветающего западного общества, которое, якобы, отталкивает мусульман. Страны Африки не поддерживают Израиль, напротив, в ГА ООН они последовательно голосуют против единственного в мире еврейского государства. Без всяких оправданий моджахеды ведут там борьбу за создание исламского халифата, то есть религия тесно переплетается с политикой и решает свои задачи военным путем.

В Европе или Америке глупым кяфирам нужно подсказать на понятном им языке, в чем их вина, каким образом они вынудили кротких моджахедов убивать людей на улицах. И ведь действует. Вот британский МИД отбросил рамки дипломатических приличий и объяснил Иерусалиму, чтобы не примазывался к европейской трагедии. Причины террора у нас разные. Как в анекдоте про евреев и велосипедистов. -А за что велосипедистов-то убивать? -Я так и знал, что по поводу евреев вопроса не возникнет.

ФБР медленно и нехотя признало, что в Сан-Бернардино был совершен теракт, и до сих пор утверждает, что «нет никаких доказательств того, что супруги Фарук были звеньями более разветвленной организации». Если это заявление делается для того, чтобы усыпить бдительность террористов, то это напрасный труд. Это террористам удалось усыпить бдительность ФБР. Как теперь выясняется, Саид Ризван Фарук вначале сменил мечеть, в которой всегда молился, а затем перестал ходить и в новую мечеть, видимо, когда приготовления к теракту вышли на заключительную стадию, чтобы не подводить тамошнего имама. Он также прекратил электронную переписку со своим куратором за несколько месяцев до теракта. Соседи видели, что в дом супругов террористов постоянно приходят какие-то люди ближневосточной наружности, в дом привозят какие-то подозрительные коробки и ящики, но молчали, опасаясь прослыть расистами и исламофобами. Родители и братья Саида Фарука на голубом глазу заявляют, что ничего кроме ненависти к Израилю за Саидом не замечали. Как сказал отец итальянскому корреспонденту: «Зачем воевать с Израилем. Мы (sic!) пытались, но ничего хорошего из этого не вышло. С Израилем нужно воевать политическим путем. Через два года его не станет. Никто евреев не любит». Ну, не любил Фарук Израиль и евреев, да кто их любит. А вот оружие, патроны, пластиковые бомбы, подозрительные личности? Нет, не замечал. Мало ли какой мусор в гараже валяется.

В четверг, 3 декабря, президент Обама пообещал ужесточить контроль за продажей оружия: «Нам всем, включая законодателей, очень важно проследить за тем, чтобы отдельным лицам, желающим кому-то навредить, было бы труднее это сделать. Потому что сейчас это очень легко». Конец цитаты.

Пресс-служба очень тщательно выписывала каждое слово. Обратите внимание, ни одного намека на террор, только «кому-то навредить», в оригинале «to do somebody harm», ни намека на террористическую ячейку, только «когда отдельные лица решат, что они хотят» «when individuals decide they want», а если в целом, то, повторяю, «когда отдельные лица решать, что они хотят кому-то навредить», то есть, когда отдельные личности решат, что они хотят сделать что-то плохое отделоным личностям, а это уже опять, как в случае с майором Нидалем Хасаном, никакой не теракт, а «насилие на рабочем месте». Нет у нас исламского террора, нет у нас всемирного джихада, а есть отдельные личности, расстреливающие отдельных личностей.

При такой концепции Белого дома, что остается делать ФБР? Да, была подозрительная переписка, но прекратилась, а законов парень не нарушал. Опять же, раз у нас нет исламского террора и расового профилирования, то и соседям остается помалкивать в тряпочку, не то CAIR – Совет по американо-исламским связям обвинит в исламофобии и по судам затаскает.

А ведь ужесточать надо не правила продажи оружия, по крайней мере, не только их, но и охрану границ и борьбу с террором. Вот сколько раз раздавались голоса о сращении мексиканской мафии с исламским террором, но рты тут же затыкались. И тут выявилась интересная связь – друг и сосед Саида Фарука Энрике Маркес еще три года тому назад купил две автоматические винтовки, из которых супруги-террористы вели огонь по сослуживцам Саида. Кто в теме, тот поймет. Оружие было куплено три года тому назад и дожидалось своего часа, причем, куплено представителем другой этнической общины, видимо, для отвода глаз. Сам Маркес поспешил обратиться за помощью в психиатрическую лечебницу, чтобы обзавестись справкой о невменяемости, точно как бухгалтер Берлага перед чисткой.

И еще один момент. Исламофобия – преступление, а ненависть к Израилю, обвинение в геноциде арабкого народа, апартеиде, нацизме – нормальная, либеральная критика. Знали ли сослуживцы о ненависти Саида Фарука к Израилю? Не могли не знать. Ненависть, как и любовь, долго скрывать невозможно. Проблема в тот, что ненависть к Израилю стала легитимной. В кампусах процветает движение BDS за бойкт и санкции против Израиля. И идеи бойкота и санкций охватывают широкие массы населения. Как показал опрос, сделанный по заказу Института Сабана, почти треть американцев (37%) выступает за введение санкций против Израиля для принуждения его к прекращению поселенческой деятельности и заключению мира с «палестинцами». Львиная доля  сторонников санкций голосует за Демократическую партию. Добропорядочные бюргеры, очевидно, полагали, что в случае чего их сослуживец со товарищи начнут с евреев, а велосипедистов не тронут. Ошиблись. Возможно, они считали, что Саид такой же добропорядочный гражданин, как и они, и не станет рисковать своим благополучием ради какой-то идеи. И они опять ошиблись.

Запад до сих пор живет мерками революций и голодных бунтов. Да, тогда движущей силой были доведенные до отчаяния низшие слои населения. Поэтому расхожим объяснением террора остается версия о хронической безработице, отверженности, отчаянии и борьбе с угнетателями.

Теракты в Чаде и Калифорнии ломают эту теорию. В Чаде нет империалистов, в Калифорнии речь идет об успешном, молодом госслужащем. Организатор парижских терактов Абдель Хамид Абу-Ауд, сын марокканских иммигрантов, довольно неплохо жил в Бельгии, где у родителей был свой бизнес. Он должен был вписаться в европейское общество, а не бороться за создание исламского халифата в Европе.

Всеми этими террористами движет вовсе не экономика, а идеология. Идеология расового и религиозного превосходства, идеология вседозволенности на пути джихада, идеология создания исламского халифата на обломках прогнившей западной цивилизации, утратившей моральные и идеологические ориентиры. Хиллари Клинтон заявляет, что «мы будем бороться с террором, а не с исламом», но как же тогда быть со всеми мечетями, построенными на саудовские деньги, где проплаченные саудовцами имамы объясняют юношам и девушкам, что они должны бороться за создание исламского государства, и что исламское право для них должно быть важнее законов страны проживания? Как тогда относиться к Турции, мечтающей о возрождении Оттоманской империи и идущей к этой цели? Как бороться с ИГИЛ, закрывая глаза на поощряемый Саудовской Аравией джихад и заставляя Израиль своими руками создавать ИГ в Иудее и Самарии?

В видеоролике, распространенном ИГИЛ, Абу-Ауд призывает мусульман отказаться от «унизительной жизни в Европе», обретя «гордость и честь» в исламе и джихаде. Унижать гордых последователей пророка может что угодно – от чистых туалетов до хайтека, от процветающего сельского хозяйства в пустыне до великолепной медицины, от зеленых улиц и регулярного вывоза мусора до обилия развлечений на любой вкус. Зато гордость расцветает пышным цветом, когда есть возможность перерезать горло, ограбить, изнасиловать и играть в футбол головой казненного. И в этом страшная сила «исламского государства», прообраза всемирного халифата.

Да, не все мусульмане таковы. В первую очередь, это касается так называемых светских мусульман. Кстати, они для моджахедов являются более страшными врагами, чем христиане и евреи, ибо они вероотступники. Вот только эти светские мусульмане нигде не имеют своего голоса. Белый дом работает с CAIR, а советуется по ближневосточным проблемам с саудовскими ваххабитами. И пока реальную оценку ситуации будет заменять политкорректная глупость никакие, даже самые жестокие теракты, не выведут Запад из идеологической комы.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Виктория Вексельман

Автор Виктория Вексельман

Все публикации этого автора

2 комментариев к “Джихад на марше

  1. Виктория, молодец!
    Правильные мысли и хорошо изреченные. Резонируют с моими. Хотелось бы обсудить с тобой/Вами один момент. Об Исламе. Точнее о т.н. Радикальном Исламе. Как то этот термин постле частого употребления разными либеральными политиками прижился и приобрел некую самостояельность и даже, не побоюсь этого слова, независимость. Как быесть Просто Ислам (мирныи и пушистый) сам по себе, и есть Ислам Радикальный (агрессивный и ужасный), который тоже сам по себе, и они как бы и не пересекаются, и не перекрываются (don’t overlap). Моё мнение- такое разделение от лукавого. точнее от лукавых политических натяжек, то ли дабы уберечься от нападок либералов то ли дабы сохранить привязанность приверженцев Ислама, мусульман и прочих Исламофилов.

    Ислам и его носители — мусульманские люди, все они в реальной жизни руководствуются трeбованиями одних и тех же текстов Корана, которые, известно, недвусмысленно и категорически воинственны в отношении инакомыслящих любого толка. Сегодня некто исповедующий Ислам, спокойный и интеллигентный по оценкам окружающих, дочитывает Коран до строчек обещающих рай с девственницами только если он поидёт и убьёт, и эта мысль западает ему в голову, и начинает зреть… И приходит время сбора плодов, и он берет нож, и/или автомат, /или бомбу и исполняет предписанное.

    Каждый из них может свариться — интеллигент сегодня, убийца завтра. Радикальный Ислам это нонсенс! Нет радикального Ислама. Всё это Ислам. Просто Ислам.

  2. Очепятка вкралась. Там должно быть «после» вместо «постле»

Обсуждение закрыто.