Свобода слова — как ложь со злым умыслом

1

О свободе слова в Соединенных Штатах принято говорить как о чем-то Б-гом данном и подлежащей внедрению там, где ее нет. Знаменосцем этой свободы считают СМИ, чем заслуженно гордится американская журналистика, которой сегодня, по-моему, должно быть стыдно за разгул этой свободы. В неравно расколотой после президентских выборов 2016 года Америке резко опустилась планка достоинства и качества подачи информации, а поскольку большинство СМИ настроены против президента Трампа, это резкий крен влево. И до Трампа хорошим тоном большинства наших основных средств массой информации считался просвещенный либерализм, но сегодня он стал не просветителем, а проклинателем. Традиция «разгребания грязи», то есть журналистских расследований разных нечистоплотных дел снизу доверху, сохранилась, но грязь стали не расследовать, а ею преследовать.

По результатам одного из прошлогодних опросов (с 20 по 27 сентября), 59% убеждены, что наши СМИ выражают мнение политиков и большого бизнеса, а «в целом беспристрастными» их назвали 27% . СМИ не пользуются доверием 78% республиканцев и сторонников Дональда Трампа, но среди демократов таких только 44%. Три четверти жителей США с доходом чуть выше среднего газетам не верят.

В июне прошлого года в журнале American Journalism была опубликована статья историка Джастина Кларка о том, что ничего нового в этом нет, и на рубеже XIX и XX веков читатели стали подмечать, что в газетах появляется все больше ложной и недостоверной информации. Примерно в то же время в медицинском и юридическом сообществе начали обсуждать феномен pseudologia phantastica«патологического лжеца» — человека — лжеца без причины и злого намерения. Сегодня следует признать, что в нашей журналистике стала процветать ложь со злым умыслом.

Эммет Тайрелл, основатель и главный редактор консервативного журнала The American Spectator, вспоминает, что много лет назад вел еженедельную колонку в газете The Washington Post. Колонка появлялась по понедельникам в этой газете, и ее перепечатывали многие другие, но тогда, сокрушается 74-летний Тайрелл, либеральная Post была другой, да и наши либералы были другими — они были либеральными в непосредственном значении этого латинского слова, то есть свободными и прогрессивными. Нынешним либералам, считает Эммет Тайрелл, конечно, свободы не занимать, они прогрессисты и феминисты, а некоторые — социалисты, причем иногда марксистско-ленинского толка. Сегодня из-за президента Трампа левая Америка сорвалась с поводка этики, либералы банкуют в большинстве наших СМИ, а консерваторы остались теми же, что всегда, и прозябают в своих изданиях и мыслят старыми категориями журналистских приличий, над которыми сегодня даже посмеиваются.

Тайрелл вспоминает, что писал свою «понедельничную» колонку для The Washington Post по субботам, и уикэнды были для него сущим адом. Отправив статью, он ждал, что скажет редактор, и если ее не отвергали, за ужином в воскресенье он позволял себе немного вина. Не много, и не крепче вина, так как статью могли забраковать и в ночь на понедельник — за раздражающие редактора слово или мысли. «Если в слове было больше двух слогов, я рисковал, — шутит Тайрелл, — а если мысль была о чем-то вроде свободных рынков, ловить было нечего». Не легче в те просвещенные годы было с персонажами статей. «Оба Рузвельта давно умерли, и их можно было поминать без особого риска», — написал Тайрелл 16 мая в своем журнал и вспомнил, как известный левак Ральф Нейдер позвонил в Post с жалобой на то, что Эммет активно порочит его. «Конечно, я его порочил, — соглашается Эммет Тайрелл в своей статье под названием «Почему американцы не читают газет». — А как можно было писать о нем с моей обычной точностью и учтивостью и при этом не порочить? Но в угоду таким защитникам свободы слова что-то следовало изменить».

Свою последнюю «понедельничную» колонку в The Washington Post он написал в связи с событиями на летней Олимпиаде 1980 года в Москве. 66 стран, включая США, бойкотировали эти игры из-за вторжения советских войск в Афганистан, но Тайрелл написал не об этом. Спортсменов ГДР и СССР обвинили в употреблении допингов, в связи с чем под сомнением оказались их рекорды в легкой атлетике и плавании. «Пловчихи выглядели не по-женски мускулистыми, — вспоминает Тайрелл, — и, по слухам, под покровом ночи сбривали усы». Эммет Тайрелл написал об этом, употребив слова «советские жеребцы и мерины», хотя не коснулся ни бритья усов женщин, ни следов стероидов в моче мужчин. Статья пошла в Вашингтон, и редактор Post забраковал ее, заявив, что так писать нельзя, поскольку применение допинга не доказано и вообще автору следует помнить, что газету The Washington Post за пределами нашей страны считают официальным органом Соединенных Штатов. Тайрелл ответил, что, если его продолжат редактировать на таком основании, это даст повод для жалоб другим обиженным и оскорбленным, а газету затаскают по судам. Он посоветовал в таких случаях предупреждать возможные претензии к газете ремаркой, что «автор выражает свое личное мнение, а не официальное мнение Соединенных Штатов Америки, и мы не занимаемся цензурой авторов». Его юмор не поняли, и «советских жеребцов и меринов» изменили на «атлетов», чтобы возмущенные читатели из числа иностранных дипломатов, активистов-правозащитников и, конечно, любителей допинга, не возмущались «официальной позицией США». Я вспомнил, что когда-то ехал в сабвее с работы в «Новом русском слове» с интеллигентной коллегой и, будучи не очень трезвым, повел себя так, что коллега ужаснулась: «Что подумает наша иммиграция?»

Но отложив шутки в сторону, Эммет Тайрелл считает, что свободы слова в наших газетах и других СМИ фактически нет, если не считать кучки «цивилизованных консерваторов», да и там эта свобода сомнительна. «Дело в том, — написал он, — что сегодня левые предпочитают удобные границы левизны, и правые, увы, склонны к тому же. Они не такие конформисты, как леваки, но для конформизма у них меньше поводов. А левые доминируют почте везде, и неудивительно, что газеты чахнут». С этим трудно и спорить, и соглашаться. Газеты сегодня действительно читают куда меньше, но не столько из-за скуки там напечатанного, сколько из-за торжествующего засилья электронных СМИ, где левизны еще больше. Зато заголовки и содержание статей стали куда заманчивее: желтее на цвет, поджаристее на вкус и острее на запах.

bezymyannyj

Об авторе

Александр Грант

Нью-Йорк, США

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 4, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

1 комментарий

  1. Марк на

    левое СМИтьё — Средства Манипуляции Идиотами (борзописцы, пиар-асы, пресститутки, фальшивогазетчики, дружнолизсты, пропогандоны, обсерайтеры, писателиты, подлицисты, анолизаторы, оборзеватели,фэйкмекеры) производит ПРЕССованные ФЕЙКалии, издающие нестерпимое злоВОЙНие.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0