Вундеркинд и Катастрофа

Старое еврейское кладбище (Краков)

Старое еврейское кладбище (Краков)

Сядьте поудобней и не нервничайте: сейчас я буду рассказывать сказки. Да и время было сказочное, из фильмов ужасов…

Рисунок12Рабби Авраам Йешуа-Эшиль, чаще упоминаемый как «Эшиль из Кракова», родился в 1595 или 1596 году в семье рава Якова-Хирша Леберстама и Дворы. Местом рождения называют Люблин, Краков или небольшие городки вокруг, что несколько странно, ибо отец его был главой ешивы в Брест-Литовске (Бриске) и переехал в Люблин, возглавив раввинат и местную ешиву, только в 1630 году. Семья обеспеченная и — по еврейским понятиям — знатная. Отец матери — рав Меир-Йоэль из Бриска, среди их предков — рабби Яков Валь (Маарив, 1380-1453), выдающийся законодатель, на решения которого часто ссылается автор «Шульхан арух» (а значит, и весь наш Закон). На Эшиле цепочка не остановилась: его правнуки — великий Йехезкель Ландо (Нода беЙеуда, 1713-1793) и последний раввин Берлина Цви-Гирш Левин (1721-1800). 

Отец, разумеется, стал первым учителем мальчика. Дальше — не верьте. К 6 годам Эшиль (идишское от Йешуа) прекрасно знал Танах. В 7 — несколько трактатов Талмуда. С 8 начал давать уроки алахи, еврейского Закона. В 15 он, великолепно разбираясь в самых сложных местах Талмуда, помогал отцу в руководстве ешивой. При этом сам он учился у Маарама из Люблина (рабби Меира бен Гедалья, 1558-1616), гениального талмудического комментатора. А что до его логики — приводят всяческие истории, самая популярная такая: отец упрекает четырёхлетнего малыша: «мои ботинки начали портится через год, а твои через полгода! — Но ведь ты, папа, больше, где ты делаешь шаг — мне приходиться пройти 2»! В Бриске ходила поговорка, переложенная из законов наследования: «Сила сына превосходит силу отца»…

Однако даже при таких талантах безоблачная жизнь раву Эшилю «не грозила». Он женился на дочери брисского раввина Моше Лизареша — и девушка умерла вскоре после свадьбы. Позже вдовец женится на Дине, дочери рава Йеуды Каца-Валя, с которой проживёт жизнь. Нам известны имена четырёх их детей — вероятно, не всех. О дедушке невесты раве Шауле Вале ходит фольклорная история, что он был «королём Польши на один день» (и тогда же получил фамилию Валь заместо оригинальной — Канцельбоген). «Сказку» поддерживают многие историки. Пока партии аристократов и шляхтичей спорили о подходящей кандидатуре, кончился срок — и стороны сговорились временно назначить князя Радзивилла. А тот возьми да и предложи вместо себя рава Шауля, отец которого когда-то очень ему помог. Аргумент: Шауль «не принадлежит ни к каким партиям и мудростью превосходит всех». Уникальный случай (до СССР и Рейха) — король избран единогласно! Вроде бы что-то полезное для евреев он успел ночью подписать, а утром уступил трон Сигизмунду Вазе. И в дальнейшем «их бывшее величество», получивши от преемника почётный титул «королевского слуги», хлопотал за евреев. Расхожая фраза, что «евреи — цари и дети царей» в семье рава Эшиля исполнилась буквально.

В 1630 вместе с отцом Эшиль перебирается в Люблин, где рав Яков избран городским раввином. Вместе они руководят ешивой до 16 Кислева (27 ноября) 1643, когда уходит отец. Рав Эшиль остаётся возглавлять ешиву, через некоторое время его избирают и раввином Люблина (источники дают даты от немедленно в 1643 — до 1648 или даже 1650, после геноцида на Украине и смерти рава Нафтали Каца, сменившего его отца на люблинском «троне»).

В январе 1648 разгорелось казацкое восстание или, точнее сказать, война Запорожской Сечи и её сторонников (татар, крестьян и позднее России) против польской короны. Смерть короля Владислава IV 20 мая от пневмонии сильно ослабила — в самый неподходящий момент — Речь Посполитую. Предыдущие бунты (с 1625 по 1638) Владислав подавлял сравнительно легко, но вступивший на престол его брат Казимир II не успел «осмотреться» до того, как пожар вспыхнул слишком ярко. Страна вступила в эпохи войн и междоусобиц, власть ослабела — и два года разбушевавшаяся казацко-крестьянская православная вольница почти беспрепятственно разоряла страну. С особой злобой банды Хмельницкого расправлялись с евреями, порой эти бедствия именуют Первым Холокостом. По разным подсчётам, погибло от 100 до 800 тысяч евреев, уничтожены общины многих городов (Немиров, Тульчин, Полонное, Острог, Чернигов, Гомель…). Рав Эшиль отправляется в Вену, пытается заручиться поддержкой Австрийского престола для защиты избиваемых и собирает большие суммы у местных бизнесменов для помощи уцелевшим соплеменникам из разорённых общин Польши, Украины, Белоруссии и Литвы. Смуты и войны в Польше продолжатся до 1667 — расцвет польского еврейства, связанный с царствованиями Стефана Батория (1576-1586) и Сигизмунда Вазы (1587-1632), сменился бедами, разорением и нарастающим антисемитизмом.

В 1654 году умирает рав Йом-Тов Геллер (каждый, изучающий Мишну, не пройдёт мимо его «Тосафот Йом-Тов») и рава Эшиля избирают раввином Кракова — города, где ещё полтора века будут короноваться польские короли. Его пригласили и возглавить местную ешиву, славную множеством имён. Среди его воспитанников назовём Аарона-Шмуэля Кайдановера (Мааршака, 1614-1676), Шабтая Коэна (Шаха, 1622-1663), Гершона Ашкенази (16??-1693), Гиллеля Герца (1615-1690)… Основной метод обучения рава Эшиля- пилпуль, тонкий и разветвлённый анализ тем, требующий изощрённого острого ума и внимания к мельчайшим нюансам. Ум преподавателя был именно таким.

Рав Эшиль всегда уделял особое внимание бедным и страждущим. Его прозвали «королём бедняков» — столько сил рав вкладывал в помощь им. Даже упрекали в недостаточном уважении к богачам-спонсорам — он изящно отшучивался, хотя, поговаривали, мог при нужде быть довольно прям и резок. Сами богачи уважали и поддерживали его, мы видим это уже по тому, как много ему удавалось сделать для соплеменников. Общины Польши направили его в Австрию, Богемию и Моравию собирать средства для пострадавших — раввина везде принимали с почётом, в том числе, говорят, даже император. Мудрость и праведность были буквально «запечатлены у него на лице». 

9 лет возглавлял рав Эшиль общину древней столицы государства — до своего ухода 20 Тишри (21 октября) 1663. В эти года он стал известен как выдающийся законоучитель — вопросы к нему слали со всей Европы. Нередко рав уклонялся от ответа, не зная многочисленных деталей, но если выносил решения — то лаконично, логично и по существу. Одной из самых печальных и сложных проблем была ситуация агунот — женщин, потерявших мужей, факт гибели которых сложно доказать, чтобы позволить вдовам вторично выйти замуж. Раввину часто приходилось с этим сталкиваться и немало веточек нашего народа не пресеклись благодаря ему. Но один случай заставил его отныне избегать подобных решений: рав Яков (дедушка рава Якова Эмдена) пропал после нападения казаков на Вильно, свидетели подтвердили его гибель, рав разрешил жене новое замужество — а через 6 месяцев рав Яков появился…

Но вот письменное наследство… В законотворчестве рав Эшиль проявлял исключительную остроту и парадоксальность мышления — мы знаем это из немногих уцелевших «осколков» прекрасного сосуда, каким были его книги. Кое-что опубликовано учениками — комментарии к «Большой книге заповедей», трактату «Бава кама»; некоторые хидушим (новинки, законодательные заметки) собраны после его ухода и опубликованы под названием «Хидушей алахот». В книге «Хануках аТора» приведены около 600 его комментариев и речей, некоторые респонсы цитируются современниками… Но всё это — крупицы; на фоне большой Катастрофы его народа мудреца постигла малая, личная катастрофа: его творения, свершения его духа сгорели в пожаре столетия.

Впрочем, лучше подсчитаем, что осталось: великие ученики, спасённые в годину кошмаров люди и — любовь потомков: рабби Эшеля из Кракова называют «одним из наиболее почитаемых и любимых наших духовных лидеров».

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Арье Юдасин

Автор Арье Юдасин

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *