Динамика бунтов как ритуал американской жизни

Clip2Net Menu_210418202257dddddddd

Признанной в русской речи житейской мудростью, что за всяким действием немедленно следует расплата, можно считать диалог афериста Остапа Бендера с театральным монтером Мечниковым, у которого Бендер покупает один из 12 стульев. «Когда же вы стулья принесете?» — спрашивает Бендер. «Стулья против денег, — отвечает монтер. — Деньги вперед, утром — деньги, вечером — стулья или вечером — деньги, а на другой день утром — стулья». «А может быть, — предлагает Бендер, — сегодня — стулья, а завтра — деньги?», на что монтер Мечников отвечает: «Я же, дуся, человек измученный. Такие условия душа не принимает». Бендер и Мечников — герои романа Ильи Ильфа и Евгения Петрова, а место действия — бывший Советский Союз конца 1920-х годов. Сегодня в Соединённых Штатах эта мудрость вполне применима в новой трактовке: «Сегодня убийство чернокожего полицией — завтра массовые беспорядки», поскольку граждане, жизнь которых имеет значение, люди измученные системным расизмом, и обозреватель Рич Лури назвал это «ритуалом современной американской жизни».

Не берусь ни обвинять, ни оправдывать белых полицейских, одного из которых сейчас судят в Миннеаполисе, а вторую, очевидно, будут судить неподалёку, — это дело присяжных в случае с 45-летним Дереком Шавином или судьи, если 48-летняя Кимберли Портер попадет под суд и признает себя виновной. Мне куда понятнее карикатура, опубликованная с пометкой «Суд над Шавином» на сайте выходящего в Миннесоте сетевого издания AlpaNews MN. Фемида этого штата изображена в виде женщины в тунике, опоясанной мечом и подглядывающей одним глазом из-под положенной беспристрастному правосудию повязки на глазах. В руках она держит весы, на одной чаше которых написано «Считать виновным», а на другой «Или бунт». На моей памяти это относится и к суду над белыми полицейскими, которые в 1992 году отлупили дубинками черного водителя Родни Кинга. Во вспыхнувшем тогда бунте за 5 дней в городе погибли 63 человека, причиненный погромщиками ущерб был оценен в миллиард долларов, а в город пришлось ввести части Национальной гвардии и армейские подразделения.

Отголоски лос-анджелесских беспорядков разнеслись по всей стране, и я помню Восьмую авеню в Манхэттене, где тогда помещалась редакция «Нового Русского Слова», с намертво зашторенными окнами витрин — сегодня это по вине коронавируса. Но летом прошлого года после мученической смерти черного Джорджа Флойда под коленом белого полицейского у нас тоже был бунт, в котором смешались крайне левые с крайне правыми, антитрамписты с борцами за права сексуальных меньшинств, зеваки с провокаторами движения Black Lives Matter…

Сейчас бунтует городок Бруклин-центр — пригород Миннеаполиса с населением 30 тыс. человек, из которых почти половина белые и 29% черные. Бунтует в знак протеста против того, что в прошлое воскресенье белая полицейская Кимберли Портер по ошибке пальнула в бок 20-летнему афроамериканцу Данте Райту не из электрошокера, а из табельного пистолета, отчего тот вскоре скончался. 48­-летняя Портер, жена полицейского и мать двоих детей, прослужила в полиции 26 лет и добровольно ушла в отставку. В ближайшие дни ей будет предъявлено уголовное обвинение то ли в преступной неосторожности, то ли в непредумышленном, а то и в умышленном убийстве — это куда скосит глаз миннесотская Фемида. А пока бунтари третий день поджигают машины, громят магазины и расписывают их стены девизами вроде «BLM» и «ACAB» (All Cops Are Bastards). Из толпы бунтарей стреляют по полицейским и национальным гвардейцам, правда, пока ни в кого не попав, а те отвечают перцовым газом, световыми гранатами и резиновыми пулями. За ночь понедельника в Миннеаполисе были арестованы минимум 13 человек, а в Бруклин-центре — минимум 40. Как заявил самозванец Иван Бунша, выдавая себя за царя Ивана Грозного в советской кинокомедии: «Требую продолжения банкета», а в нашем случае можно смело утверждать, что беспорядки продолжатся по стране.

«Эта динамика стала широко принятой нормой», — написал Рич Лури. Любая стрельба полицейских, неважно, оправданная или незаконная, и неважно, что мы о ней знаем или вообще ничего не знаем, по мнению Лури, просто понимается, как повод для беспорядков. Этот рефлекс смуты послужил кошмаризации жизни городской Америки, которая сейчас переживает исторический скачок убийств». Бруклин-центр можно выделить из-за того, что меньше года назад там, на другом берегу Миссисипи, бунтовали после убийства Джорджа Флойда. И в том, и в этом случаях инциденты подтверждаются видеозаписями полиции и свидетелей. В случае с Данте Райтом видно, как ему надевают наручники, когда он стоит у открытой двери своей машины, начинает сопротивляться и влезает на сиденье водителя.

Когда машина трогается с места, полицейская Портер несколько раз кричит ему: “Taser!”, то есть электрошокер, после чего стреляет ему в бок, но в руке у нее оказывается не шокер, а боевой пистолет. Спутать их практически невозможно и по внешнему виду, и по весу, хотя Мария Хаберфелд, профессор Манхэттенского колледжа уголовного права имени Джона Джея, в интервью каналу CBS2 сказала, что под воздействием стресса периферическое зрение человека сужается до 70%, и вполне возможно, что полицейская в Миннеаполисе не видела, что она держит в руке. Тем не менее ошибка Кимберли Портер непростительна, и, конечно, следует разобраться в том, как готовят полицейских в провинции, хотя, по-моему, четверть века службы научит даже медведя тличать шокер от пистолета. Но это не дает права смутьянам громить и грабить магазины, обвиняя в этом всю полицию уже упомянутым девизом «All Cops Are Bastards».

Как и в прошлом, беспорядки по данному поводу вспыхнули до того как в нём разобрались. Это был не повод, а скорее причина, заключающаяся в том, что и белым полицейским приходится задерживать черных граждан, а то и стрелять, хотя бывает и наоборот, но первое чаще. Статистически это можно выдать за «системный расизм», что и делают те, кому это политически выгодно. Три наши конгрессвумен, которых за крайнюю левизну убеждений прозвали «Взвод», отозвались на смерть Данте Райта как им положено. «Это не несчастный случай, — написала в твиттере Рашида Тлаиб из Мичигана. — Полиции в нашей стране присущ намеренный расизм». Ильхан Омар из Миннесоты, где произошли обе эти трагедии, назвала «насилие основным путем общения нашей полиции с цветными общинами», а Аванна Пресли из Массачусетса ограничилась заявлением: «от патрулей при рабах до остановок на дороге. Это не изменишь».

Изменить что-либо при таком подходе действительно трудно, потому что радетелям перемен эти перемены не нужны. Полицию, которая создана для защиты и охраны граждан, обвиняют в нападении на ту их часть, которая отвечает насилием. Рич Лури предлагает при этом не щадить, а судить виновных, но не поливать грязью всю полицию, как и не называть бунты и погромы «в основном мирными протестами». Не новое предложение, но при отмеченной им же «динамике (бунтов), ставшей широко принятой нормой», результата ожидать не следует.

16a

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 5, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Александр Грант

Автор Александр Грант

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора