Доблесть под грифом «совершенно секретно»

IMG_7663

В прошлом материале я рассказывал, что однажды на учениях на КП моей роты появился командир дивизии Герой Советского Союза генерал-майор Симон Давидович Кремер и командир нашей части подполковник Аркадий Маркович Гольдин. После моего доклада они многозначительно переглянулись. «Шлуг нышт ынд зих нышт, ингелэ. Штил зол зайн», — вдруг сказал генерал Кремер, что на идиш значило: «Не бей и не ищи, мальчик. Тихо чтоб было». Я понял, о чем говорил генерал. Он намекал на мою борьбу с антисемитами при помощи приемов самбо и расспросы фронтовиков об их сослуживцах- евреях.

Через какое-то время подполковник Гольдин, когда мы остались наедине в его кабинете, объяснил мне подробнее, что имел в виду Кремер. Получалось, что всякие данные о доблести еврейских воинов, о боевом мастерстве офицеров и генералов — евреев были тогда, по выражению моего комбата, «смертельной тайной». Расспрашивать или рассказывать об этом было крайне рискованно.

Он открыл сейф, вытащил и показал мне пожелтевшую от времени газету, текст которой был напечатан еврейским шрифтом. Поняв, что читать его я не могу, комбат сказал: «Это московская газета “Эйникайт”, вышла в июле 1945 года. В статье журналистки Мирры Железновой написано, что за годы войны 135 евреев стали Героями Советского Союза. Вот списки, смотри. Генерал Кремер рассказал мне, что журналистку эту в 1950 году арестовали, обвинили в разглашении государственной тайны и расстреляли». Он спрятал газету и добавил, что генерал знает о моей борьбе с антисемитами приемами боевого самбо, потому, мол, решил предупредить, чтоб я поосторожней был и, главное, прекратил распространяться о героизме евреев. Разговоры о моих «подвигах» идут по гарнизону и могут дойти куда следует. «Ты ж минер, старшой. Вот и держи строго, как на разминировании», — добавил комбат.

Сколько раз я вспоминал мудрый совет Аркадия Марковича Гольдина. Уверен, сыграл он свою роль в том, что за 40 лет поисков героев и полководцев — евреев я ни разу не попал «куда следует». А чем чревато это было — подтверждает судьба Мирры Железновой — литературный псевдоним Мирьям Айзенштадт, обозревателя единственной в военное время еврейской газеты СССР «Эйникайт», по-русски «Единение».

Мирра Железнова
Мирра Железнова

Какую же «государственную тайну» выдала Мирра Железнова? Все данные о евреях — Героях Советского Союза она получила по официальному запросу, подписанному Соломоном Михоэлсом в 7-м наградном отделе Главного политуправления Советской армии, на основании документов, оформленных и завизированных по разрешению его начальника — генерал-полковника Александра Щербакова. Документы подписал начальник Управления по награждению и присвоению воинских званий Главного управления кадров Министерства Вооруженных Сил СССР полковник А. П. Токарь.

В середине 1945 года Мирра Железнова опубликовала эти данные в газете «Эйникайт». Сто тридцать пять Героев Советского Союза евреи! Это был невероятно высокий процент для полумиллиона солдат и офицеров — евреев, сражавшихся на фронтах Великой Отечественной. Списки из газеты перепечатала европейская и американская пресса и резонанс от этих данных был немалый: такой факт в корне менял сложившееся мнение о евреях как воинах Советской армии.

Простить журналистке, благодаря которой мир узнал число евреев, награжденных Золотой Звездой Героя, ни Сталин, ни его юдофобское окружение не смогли. Вот и не простили, затаившись до поры, а в апреле 1950-го арестовали.

Публикация числа и списков Героев стала одним из главных предъявленных ей обвинений. Но не только. Ее обвинили также в передаче иностранным журналистам справки о численности и процентном соотношении евреев, удостоенных боевых наград во время Великой Отечественной войны. Такая справка, также по запросу Соломона Михоэлса, была выдана Управлением по награждению и присвоению воинских званий Главного управления кадров Министерства Вооруженных Сил СССР заместителю ответственного секретаря Еврейского антифашистского комитета Соломону Шпигельгласу. Подписана справка начальником 4-го отдела Управления по награждению и присвоению воинских званий Главного управления кадров МВС СССР полковником Иночкиным. Дата подписи — 4 апреля 1946 года за № ГУК 2/4.

Через два месяца Соломона Шпигельгласа нашли мертвым. Диагноз — пищевое отравление. Судя по всему, не обошлось без «спецов» НКГБ. Потому что немедленно в его квартире ими был произведен самый тщательный обыск. Изъяли все книги и документы. Видимо, искали злосчастную справку. Нашли ее через четыре года, при обыске на квартире Мирры Железновой.

Какие же криминальные сведения таились в этом документе? Сказано в нем было, что на 1 апреля 1946 года взято на статистический учет награждений, произведенных за время Великой Отечественной войны 123 822 еврея, или 1,4% от общего числа награждений. Далее приведен список других национальностей СССР и их процентное соотношение к общему количеству взятых на статистический учет награждений, в том числе: русских — 67,3%; украинцев — 17,9%; белорусов — 2,9%; татар — 1,8%; казахов — 1%; узбеков — 0,9%; армян — 0,8%. И так далее, вплоть до эстонцев — 0,08%. Таким образом, справка вполне официально свидетельствовала, что по боевым наградам в годы войны евреи заняли пятое место среди титульных национальностей и этнических групп Советского Союза. Если же сравнить соотношение награжденных с численностью данного этноса во время войны, то у примерно равных евреям процент награжденных был гораздо ниже.

Вот какой документ нашли у Мирры Железновой. И хотя она не использовала его данные в своих публикациях и не передала справку на Запад, ей инкриминировали разглашение содержащихся в ней сведений, которым присвоили гриф высокой секретности. Хотя справка вообще никакого грифа не имела.

IMG_7663

229 дней провела Железнова в камерах Лубянки и Лефортова, вплоть до вечера 23 ноября 1950 года, когда истерзанную женщину втащили в расстрельный подвал. Полковников Токаря и Иночкина приговорили к 25 годам лагерей строгого режима.

Судьба Мирры Железновой весьма символична. Она является неопровержимым свидетельством особого отношения высшего руководства СССР к роли евреев в боевых действиях Великой Отечественной войны. Это отношение выражалось в тщательном засекречивании сведений о героизме и доблести, проявленных в ее сражениях евреями. Нигде, ни при какой погоде не найти было упоминания о национальности воина, совершившего геройский поступок, если был он евреем. Ярким примером может служить легендарный Цезарь Львович Куников.

Марк Штейнберг
Окончание тут
Из книги «Еврейский щит СССР

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

1 комментарий к “Доблесть под грифом «совершенно секретно»

  1. горжусь и одновременно плачу от дикой несправедливости

Обсуждение закрыто.