Кончина Беллы Шагал

0

Фактически, внезапная кончина Беллы последовала 2 сентября 1944 года. Её неожиданная смерть стала страшным ударом для Марка Шагала, и его горе — беспредельным.

Будучи замужем за художником более 29 лет, она поддерживала его и в хорошие, и в плохие времена их жизни, деля триумфальные взлёты и ощутимые падения. Она была для Мастера не только женой, но и единственной музой, главной темой и символом любви в его картинах, беспристрастным критиком, существенно влияя на всё его творчество. Она выросла в том мире, откуда он пришёл в искусство, и прекрасно знала его язык, интонации, жесты. Она была его alter ego и матерью их единственной дочери.

Главный редактор Международного Шагаловского ежегодника А. Подлипский писал мне из Витебска: «… Обстоятельства смерти Беллы, причины её кончины, место захоронения никак не отражены в отечественных биографиях художника и даже в переводах с иностранного. Какими фактами, подтверждёнными документами, Вы располагаете?»

Марк Шагал

Марк Шагал

Понимая, что поиск кладбища, где могла быть похоронена Белла — в штатах Нью-Йорк или Нью-Джерси — подобен поиску иголки в стогу сена, я посоветовал Подлипскому расспросить об этом её внучек, которые стали приезжать в Витебск на Шагаловские чтения. «Это был мой первый вопрос к ним … они не знают». Я начал разыскивать возможные официальные документы, связанные со смертью Беллы… Каково же было моё изумление, когда уже через 15 минут после заполнения формуляра-запроса в Городской библиотеке Нью-Йорка, что на 5-й авеню в Манхэттене, я получил копию некролога, опубликованного в газете New York Times от 4 сентября 1944 года. Вот его содержание в моём переводе: «Мадам Белла Шагал, жена родившегося в России живописца Марка Шагала, который много лет жил в Париже, умерла в субботу в районе озера Таппер (одно из озёр Клюквенных), Нью-Йорк, где она находилась на отдыхе вместе с мужем. Ей было 48 лет. Мадам Шагал, которая была единственной моделью мужа, и имела огромное влияние на его творчество, окончила несколько дней тому назад свои воспоминания, которые вскоре будут опубликованы. Она была широко известна в артистических кругах Парижа в период между двумя войнами. Она перевела с русского на французский книгу её мужа «Моя жизнь». Витебск, Россия был местом рождения Шагалов. Они поженились в 1915 г., бежали из Парижа в 1940 г., и, пробыв в южной Франции около года, прибыли в Соединенные Штаты под спонсорством Музея Современного Искусства. Квартира Шагалов находится по адресу 4Е 74-я стрит. Кроме мужа, она оставила дочь Иду Рапапорт-Шагал, и сына, Михаила Рапапорт-Шагал». В некрологе была неточность — Михаил приходился Белле зятем. Недоумение вызвал и указанный возраст покойной …48 (?) лет, но об этом — позже.

Через некоторое время, по официальному запросу Шагаловского ежегодника, я получил и копию официального свидетельства о смерти Беллы. Вот его содержание: «Место смерти: штат Нью-Йорк, графство Франклин, город Алтамон, Mercy General Hospital. День рождения: 15 декабря 1895 года. День смерти: 2 сентября 1944 г. Непосредственная причина смерти: диабет. Возраст: 48 лет, 8 месяцев, 17 дней. Продолжительность болезни — 2 года. День похорон: 6 сентября 1944 года».

Ещё несколько документов приведены в книге Б. Харшав:

1.Телеграмма Пьера Матисса, адрессованная широкому кругу друзей и коллег Шагала: «Мадам Шагал умерла в субботу после непродолжительной болезни. Похоронная церемония состоится в среду 6 сентября в 11:30 утра в Молельном доме Риверсайд (76-я стрит и Амстердам Авеню)».

2.Письмо председателя Комитета еврейских писателей, художников и учёных Бен Циона Голдберга, зятя Шолом-Алейхема, писателю Иосифу Опатошу: «Глубокоуважаемый коллега И. Опатошу, на 30-й день со дня смерти Беллы Шагал мы организуем траурный вечер для приблизительно двухсот персон в зале Карнеги Холл, где соберутся и выступят её ближайшие друзья. Вечер состоится 6 октября. Как близкий друг покойной и семьи Шагал, Вы приглашены принять участие в вечере с выступлением на 10–15 минут. Пожалуйста, подтвердите присутствие. С уважением, Б. Ц. Голдберг».

Что же в действительности произошло в те трагические для Шагалов дни конца августа — начала сентября 1944 года? Марк и Белла находятся на отдыхе на северо-западе штата Нью-Йорк в графстве Адирондайк, в районе Клюквенных озёр. Ничто не предвещало столь скорой трагической развязки… Там же им стало известно, что 26 августа Париж освобождён союзниками, и Шагалы решили ускорить возвращение в Нью-Йорк, планируя начать подготовку к отъезду во Францию.

Позднее, в своей книге Виржиния Хаггард, вторая жена Марка, так опишет эти дни, приведя слова Шагала: «Внезапно у Беллы сильно заболело горло. Она попросила меня дать ей горячий чай. На следующий день её так лихорадило, что я отвёз её в госпиталь. В коридоре она увидела много монашек и занервничала … При приёме ей стали задавать обычные вопросы — имя, возраст…, но когда её спросили о религиозной принадлежности, она не стала отвечать и попросила меня отвезти её в гостиницу». Подобную версию Шагал пересказал и Мееру Шапиро, своему другу, добавив: «Как еврейке ей было отказано в приёме, и вскоре она умерла» …

Марк Шагал пишет картину «Одиночество»

Марк Шагал пишет картину «Одиночество»

Следует с недоумением признать, что его версия — чистой воды вымысел. Все факты — и документальные, и свидетельства очевидцев, включая собственную дочь Иду, отрицают эти слова Шагала. Ида, узнав о состоянии мамы, предприняла поистине героические усилия, чтобы приобрести пенициллин — единственное, что могло спасти Беллу. В то время это новое чудо-средство было в основном задействовано на фронте. Но с помощью друзей пенициллин всё же был получен, и Ида немедленно выехала в город Алтамон, в госпиталь, где — вопреки версии Шагала — находилась Белла. Сейчас на автомобиле из Нью-Йорка можно туда добраться часов за 5, тогда же Иде понадобилось 12 часов … Поздно! «Когда я прибыла с пенициллином, было слишком поздно, — писала Ида родственникам в Париж 27 марта 1945 года. — Мама была в коме, и в 6 часов вечера она умерла. У мамы была стрептококковая инфекция в горле». Ида считала «антисемитскую» версию Шагала несостоятельной, придуманной им в оправдание той роковой медлительности, с которой он реагировал на ухудшающееся состояние жены. Пьер Матисс помнит отчаянный звонок художника, когда до него дошло, что состояние жены очень серьёзное. Его паника усугублялась незнанием английского. «Что делать!?» — кричал он в трубку. «Немедленно найти врача» — был ответ…

Впервые я увидел, как выглядит памятник на месте погребения Беллы в книге Б. Харшава , и был изрядно озадачен его, мягко говоря, необычной скромностью — небольшая, чуть возвышающаяся над поверхностью плита. Место захоронения — штат Нью-Джерси. Поди разыщи! Был я удивлён и датами, выбитыми на камне: 15–12–1895 — 2–9–1944. Я поделился моими сомнениями с А. Подлипским — витебские исследователи давно разыскали подлинные документы, в которых указана дата рождения Беллы: 2 декабря (по старому стилю), т.е. 14 декабря 1889 года. Не мог Марк Шагал не знать истинного возраста своей жены…

Могила Беллы (Барельеф М. Шагала) — Фото Ю. Палея

Могила Беллы (Барельеф М. Шагала) — Фото Ю. Палея

Мне оставалось узнать точное место расположения кладбища, где была похоронена Белла, как выглядит сегодня её мемориал. Вариантов для поиска было много, но все они достаточно трудоёмкие. Внимательно перечитываю переписку Шагала с друзьями, одновременно пробую использовать возможности различных поисковых программ по Интернету. Сосредоточившись на переписке Шагал — Опатошу, «домашнем» друге художника, я достигаю желаемого — в письме из Сен-Поль-де-Венса читаю: «… мой дорогой, я до сих пор повержен и не могу залечить мои раны от смерти Беллы… Спасибо тебе, что ты посещаешь её. Преданный тебе, как всегда, Шагал». В приложении к письму я нашёл то, что так долго и безуспешно искал — название кладбища. Оставались детали — нахожу телефон, звоню, называю имя, фамилию усопшей и дату смерти. Получаю адрес кладбища, и на следующий день еду туда с моими друзьями. Мы находим огромное ухоженное еврейское кладбище, и я получаю точное расположение могилы Беллы. Оказывается, памятников два — первый, ближе к дороге, это тот гранитный прямоугольник, фото которого приведено в книге Харшава; второй — вертикальная мраморная плита с характерным Шагаловским «почерком» — руки художника возлагают цветы к сердцу жены. И те же даты, что на первом (1895–1944)?

Так вот где эта могила, «неизвестная» внучкам!

Члены семьи М. Шагала отлично знали, где расположена могила их бабушки, но они опасались за её сохранность.

Гирш РАЙХЕЛЬСОН

3

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Loading...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0