Грустная память в виде старинных надгробий

2

Первым из известных еврейских кладбищ было кладбище, располагавшееся в предместье Одессы, в районе Хаджибеевского лимана. Оно возникло еще в 70-х годах восемнадцатого столетия, просуществовало более полутора веков и было варварски уничтожено во время оккупации Одессы в период Второй мировой войны: национал-фашисты «местного происхождения» снесли надгробия и распахали территорию кладбища.

В городской черте первое еврейское кладбище было открыто еще за год до официального основания Одессы. Оно функционировало многие десятилетия и столько же лет на нем сохранялась могила одного из самых первых погребенных здесь одесских евреев; тут же располагались старинные фамильные склепы, а в отдельной, священной для евреев могиле были захоронены старинные свитки Торы, изорванные во время кровавого еврейского погрома в октябре 1915 года.

И, несмотря на все это, первое или, как его именовали, Старое еврейское кладбище, было уничтожено большевиками в 1936 году, одновременно с располагавшимися по соседству христианским и магометанским кладбищами. Впоследствии на месте этого кладбища выстроили стадион, а когда в начале 1990-х годов здесь копали котлован под строящийся плавательный бассейн, останки многих похороненных на этом кладбище людей были осквернены. И осталась от Первого еврейского кладбища Одессы лишь грустная память в виде нескольких фотографий старинных надгробий.

Второе еврейское кладбище

«Вторым еврейским» называлось кладбище, открытое в 1885 году по дороге к одесскому предместью Люстдорф. Его разместили через дорогу, напротив второго христианского по Люстдорфской дороге, за Чумной горой и открыли в 1873 году

Кладбищенская синагога с одним куполом, традиционно грузная и тяжелая, располагалась сразу за стеной кладбища и была построена, видимо, одновременно и в едином архитектурном решении с монументальной кладбищенской стеной. Она была похожа на странную скорбную птицу с крыльями — боковыми пристройками. Этими крыльями она как бы охраняла покоившихся там. В кладбищенской стене, идущей параллельно зданию синагоги, по ее краям были сделаны парные монументальные ворота, соединенные высокой стеной в колоннах дорического ордера с лежащим на них архитравом, таким же, как и на воротах, но чуть ниже расположенным. Пространство межколонное было наглухо заложено, и лишь в верхней части стены, у архитрава, были сделаны зарешеченные встроенные окна в каждом ряду колонн. Ворота были кованые, «легкие», в тяжелом обрамлении монументальных с контрфорсами стен. А далее по всему кладбищенскому периметру шла более низкая каменная из неоштукатуренного ракушечника стена-ограда. Чеканные буквы иврита над воротами тогда о чем-то говорили знающему иврит, но теперь они уничтожены.

За долгие годы существования этого кладбища здесь были похоронены множество евреев. В их числе писатели Менделе-Мойхер Сфорим и Лазарь Кармен, поэт С. Фруг, основатель одесской станции скорой медицинской помощи профессор Я. Бардах, архитектор А. Минкус, одесский предприниматель Э. Бабель — отец расстрелянного в годы Большого террора писателя Исаака Бабеля. На этом же кладбище похоронили около 300 евреев — жертв погрома 1905 года. Позже на их могиле воздвигли мемориал из гранитных плит. В 1950-х годах власти запретили дальнейшие захоронения на Втором кладбище. Поэтому обе мои бабушки, умершие в 1960-х годах, похоронены на Третьем еврейском кладбище. Судьба Второго еврейского «последнего убежища» оказалась столь же трагичной, как и Первого — оно было уничтожено по распоряжению властей в 1978 году.

Горисполком Одессы дал небольшой срок на перенос захоронений, причем все заботы и затраты ложились на родственников умерших. Поэтому лишь некоторые захоронения перенесли на другие кладбища. Я уже к этому времени покинул Одессу, и могила моего деда Янкеля Снитковского, умершего в 1948 г., вместе с останками тысяч других похороненных здесь евреев осталась на территории снесенного кладбища.

Когда снесли кладбище, уничтожили и стену с воротами. Но, поскольку у левых ворот была расстреляна француженка Жанна Лябурб, власти Одессы, спохватившись, эти ворота восстановили, и теперь они, наглухо заложенные, никуда не ведущие, одиноко стоят на обочине пустыря, превращенные в памятник расстрелянной здесь пропагандистке. Стена эта была произведением искусства и скорбным знаком-памятником всем тем, кого была призвана охранять.

А над останками евреев одесские власти разбили сквер.

Третье еврейское кладбище

Третье кладбище существует с послевоенных лет и до сих пор. Сюда со Второго еврейского кладбища, кроме нескольких частных захоронений, перенесли Мемориал жертв погрома 1905 года и останки одесских раввинов начала ХХ столетия.

Трудно сказать, по какой причине, но сразу же у входа на кладбище располагается несколько десятков татарских могил. Видимо, так советские власти представляли интернационализм для нерусских.

Возглавляют кладбищенский коллектив тружеников добродушный Николай Иванович и бригадир — не менее веселый Миша.

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

2 комментария

  1. Юлий на

    Едва появилась эта статья, как в Одессе осквернили еврейские могилы. Как могут после этого там жить евреи?

  2. Dmitriy на

    Ezdil v Odessu mesyats nazad. Naveschal mogilu deda na Evreyskom Kladbische.
    Naskolko ya znayu, tam ne tatarskie mogily, a mogili evreev-karaimov.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0