Алия Говарда Грифа — защитника Израиля

Howard Grief

Howard Grief3 июня в Иерусалиме в возрасте 73 лет скончался адвокат Говард Гриф.  Гриф было широко известен в национальных кругах Израиля и среди сторонников Израиля в англоязычном мире.

Особенно широкую известность и уважение он приобрел в 1999 г., когда от имени группы известных израильских интеллектуалов подал в Верховный суд Израиля петицию, требующую отмены Норвежских соглашений.

Гриф родился в Монреале в 1940 г. и получил общее и юридическое образование в Канаде в Университете МакГил и в юридической школе при этом университете. В 1966 г. он получил адвокатскую лицензию Квебека г. и с тех пор на протяжении 23 лет практиковал в Канаде, преимущественно в области гражданского и коммерческого права.

В августе 1989 г. он совершил алию, вместе со своей женой — уроженкой Иерусалима и двумя сыновьями. В мае 1991 г. он был принят в коллегию адвокатов Израиля, а позднее стал и нотариусом.

В декабре 1991 г. профессор Юваль Нееман, занимавший в тот период пост министра энергетики и инфраструктур в правительстве Ицхака Шамира, пригласил Грифа на должность юридического советника по вопросам международного закона и Эрец Исраэль. С этого момента все внимание Грифа сконцентрировалось на вопросах, связанных с этой тематикой. Постепенно он превратился в одного из ведущих экспертов в этой области.

На протяжении многих лет он публиковал свои блестящие, тщательно аргументированные статьи по этим вопросам в израильской и международной прессе, но больше всего — в израильском журнале «Натив», который выпускал Ариэльский Центр политических исследований под редакцией Арье Става — главный «мозговой центр» израильского национального лагеря.

В 2008 г. Гриф опубликовал книгу «Юридические основания и границы Израиля по международному закону».

Благодаря  Грифу стал широко известным и признается всеми непредвзятыми правоведами в мире юридический аргумент, что де юре суверенитет на всю Палестину был предоставлен еврейскому народу в апреле 1920 г. Мирной Конференцией Сан-Ремо, признавшей Декларацию Бальфура.  Гриф настаивал, что израильские политики и юристы, включая даже авторов подготовленного в 2012 г. Доклада Леви, не сумели полностью осознать важность «Резолюции Сан-Ремо» — термин этот принадлежит Грифу, как писала немецкая Algemeiner. В своей книге Гриф это очень глубоко и четко аргументирует.

Джон Квигли, американский профессор международного права, в своей книге «Государственность Палестины» утверждает, что позицию Грифа, которая исключает «арабских жителей страны того времени» из суверенитета на основании Декларации Бальфура, трудно доказать, так как в тексте Декларации прямо говорится о «правах всего населения Палестины». Профессор произвольно проигнорировал тот факт, что в тексте Декларации Бальфура четко говорится о гражданских и личных правах, но не о правах политических.

Кстати, именно по этой причине бывший премьер-министр Израиля Ицхак Рабин в выступлении 6 мая 1976 г. — через год после того, как Генеральная Ассамблея ООН приравняла сионизм к расизму и задолго до «Осло» —   сказал, что «нееврейское меньшинство имеет право на существование в Израиле при условии, что оно принимает судьбу государства как государства еврейского народа, с его культурой, традицией и верой». «Меньшинству полагаются равные права как индивидуумам в том, что касается их отдельной религии и культуры, но не более того», сказал тогда Рабин.

Тем не менее, именно политические права были предоставлены арабам, проживавшим на ставшей Израилем территории и обладавшим, как и жившие тут евреи, «палестинским» гражданством. Это привело к тому, что после подписания правительством Рабина-Переса в 1993 г. Норвежских («промежуточных») соглашений с арафатовской ООП арабские граждане Израиля постепенно стали называть себя «палестинцами» и отказывать Израилю в праве называть себя еврейским государством.  

В тексте петиции, подготовленной Грифом для подачи в Верховный суд в 1999 г. от имени группы израильских ученых и интеллектуалов, которая называлась «Петиция аннулировать промежуточные соглашения», Гриф доказывал, что соглашения между Израилем и ООП незаконны — как с точки зрения конституционного, так и с точки зрения уголовного закона Израиля.

Верховный суд назвал петицию выражением «политической позиции» и отказался ее рассматривать.

Однако юридические разработки Говарда Грифа стали основой для многих политических и общественных инициатив, направленных на сохранение Израиля в условиях всемирной политической изоляции, когда про-арабски настроенные политики и общественные деятели Европы и Северной Америки призывают к уничтожению еврейского государства, заявляя, что международный закон, якобы, не дает ему права на существование.

Таким образом, переезд в Израиль стал для Говарда Грифа не просто переменой места жизни и работы, но настоящей Алией — духовным и интеллектуальным скачком, превратившим его в еврея, чувствующего свою связь и ответственность за Эрец Исраэль и еврейский народ.

Одним из последних действий Грифа по защите еврейского государства стала его полная поддержка позиции молодого профессора Университета Northwest в Эванстоне, штат Иллинойс, эксперта по международному праву Юджина Канторовича, и защита его от голословных нападок юридически невежественных врагов Израиля. В переписке со своим коллегой, правоведом Саломоном Бензимра, автором книги «Права еврейского народа на Эрец Исраэль» (The Jewish People’s Rights to the Land of Israel (2011) Гриф написал, поблагодарив Бензимру за присланную запись лекции Канторовича «Юридическая защита Израиля»  http://jewishfactsfromportland.blogspot.co.il/2013/01/international-law-professor-eugene.html: «На мой взгляд, он совершенно правильно представил границы Еврейского Национального Дома, охватывающие всю Эрец Исраэль к западу от Иордана, а также то, что является сегодняшней Иорданией».

Гриф как бы передал молодому правоведу то, что считал своей миссией: юридическую защиту еврейского государства.

Это особенно важно сегодня, когда по следам «арабской весны» ближневосточные арабы отвергли диктат западных стран, почти столетие назад навязавших им искусственные границы между искусственно созданными государствами,  и заняты новым переделом Ближнего Востока. В результате этого передела некоторые ближневосточные страны, которые окажутся не способными себя защитить, вообще перестанут существовать, так как арабы готовы явочным порядком отменить соглашения Сайкса-Пико и все прочие соглашения между странами-победительницами Первой мировой войны.

Ввиду того что международный закон существует лишь постольку поскольку страны в состоянии отстоять свое существование и навязать своим противникам и конкурентам взаимоприемлемые соглашения, задачей юристов и правоведов сегодня является юридическая помощь израильским политикам, которым необходимо показать способ вырваться из удушающей петли давно потерявших свою легитимность соглашений «Осло».

Это задача для нового поколения юристов-защитников Израиля, которым предстоит действовать в новой ближневосточной реальности, в мире новых карт и новых геополитических понятий. Логика и неподкупная честность юридической аргументации Говарда Грифа должна остаться для них путеводной звездой.

Вот некоторые цитаты из работ Говарда Грифа:

«Еврейский народ является и всегда являлся де юре сувереном над всеми частями Эрец Исраэль со времен Завета Патриархов»

«Земля более важна, чем мир… Израиль прожил без мира с 1948 г. по сей день… Ни одна страна в мире не отказывается от территории в обмен на мир. Это смехотворная формула. Это формула, которая была изобретена Рабочей партией… это формула предательства» (ноябрь 2008 г.)

«Резолюция Сан-Ремо — это основополагающий документ, на котором был построен Мандат и которому он должен был соответствовать. Таким образом, он является самым первым основополагающим документом Государства Израиля и высшим достижением до-государственного сионизма. Он совершенно точно определяется как «Магна карта» еврейского народа. Это наилучшее доказательство того, что вся страна Палестина и Эрец Исраэль принадлежат исключительно еврейскому народу по международному закону… В высшей степени важно всегда помнить, что эти документы были источником еврейских юридических прав и документом о владении на Палестину и Эрец Исраэль по международному закону, — потому что почти  повсеместно, хотя и совершенно неправильно принято считать, что Государство Израиля было создано Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 29 ноября 1947 г. (о «разделе Палестины»). На самом деле, резолюция ООН была скорее противозаконным нарушением легальных прав еврейского народа на владение всей территорией Палестины и Земли Израиля, чем подтверждением таких прав и их источником…  Нет никаких юридических или фактических оснований полагать, что  фраза «в Палестине» ограничила создание Еврейского Национального Дома только частью страны…»

«14 мая 1948 г. представители еврейского народа в Палестине и Сионистской организации провозгласили независимость еврейского государства, чьи вооруженные силы удерживали в тот момент всего лишь малую часть территории, изначально предназначен для Еврейского Национального Дома. Остальная часть страны находилась под незаконным владением соседних арабских  государств, не имевших никаких суверенных прав на те районы, которые они незаконно оккупировали и которые исторически были частью Палестины и Эрец Исраэль и не предназначались для арабской независимости или для создания еще одного арабского государства. Именно по этой причине Израиль, который унаследовал суверенные права еврейского народа на Палестину, имеет законное право на все земли, которые он освободил в результате Шестидневной войны и которые либо включались в Еврейский Национальный Дом в период Мандата, либо составляли интегральные части Эрец Исраэль, незаконно отделенные от Еврейского Национального Дома в 1920-1923 гг., когда  были установлены границы Палестины. По той же причине никто не может обвинять Израиль по международному закону в «оккупации» земель, которые были четко определены в соответствии с международным законом как части Еврейского Национального Дома или Эрец Исраэль. Таким образом, вся сегодняшняя дискуссия, которая крутится вокруг вопроса, должен ли Израиль вернуть «оккупированные территории» их предполагаемым арабским владельцам ради обретения мира, это один из величайших случаев искажения международного закона и дипломатии».

«…сборище говорящих по-арабски гоев, населяющих землю вместе с евреями. Они больше не называют себя арабами или сирийами, а «палестинцами»… Это название «палестинцы» стало известно не ранее 1969 г., когда ООН признала наличие этой предположительно новой нации… Сама идея, что существует такой народ, стала величайшим обманным трюком 20 века, который перекочевал и продолжает существовать и в веке 21.  Этот обман легко раскрывается тем фактом, что «палестинцы» не имеют никакой отдельной истории, языка или культуры, и не имеют никаких этнологических отличий от арабов, живущих в соседних странах — Сирии, Ливане, Иордании или Ираке… Самая большая ирония, вызывающая изумление, заключается в том, что в наибольшей степени способствовал возникновению так называемого «палестинского народа» сам Израиль, когда разрешил создание «палестинской администрации» под руководством Ясера Арафата в районах Иудеи, Самарии и Газы «.

«Ситуация, при которой арабы Палестины и Эрец Исраэль претендуют на такие же юридические права, как и еврейский народ, нарушает истинный международный закон, который был создан Резолюцией Сан-Ремо, Мандатом и Франко-британской конвенцией 1920 г. Это часть распространившейся по миру глупости, которая родилась в 1969 г., когда «палестинскому народу» было впервые предоставлено международное признание, а истинный        международный закон был заменен на эрзац международного закона, состряпанный из резолюций ООН (не имеющих обязывающей юридической силы — Э.Ш.). Четвертая Женевская конвенция 1949 г. и Гаагские правила 1907 г. являются частью истинного международного закона, но они не имеют прямого отношения или применения к легальному статусу Иудеи, Самарии и Газы, являющихся интегральными территориями Еврейского Национального Дома и Эрец Исраэль под израильским суверенитетом. Эти акты применимы только к арабской оккупации еврейских территорий в 1948 — 1967 гг., но никак не к израильскому управлению собственной еврейской землей. Следует разоблачить трюк с «палестинским народом» и его предполагаемыми правами на Эрец Исраэль и положить конец фарсу, ставшему следствием цитирования псевдо-международного закона в поддержку этой фабрикации».

«Правительство Израиля …  волюнтарно, тайно и анти-демократично решило вступить в соглашение с незаконной, преступной организацией, представляющей фиктивный народ, который не существовал даже в чьем-либо воображении до этого века. Они умыкнули части наследной земли каждого еврея, живущего как в Эрец Исраэль, так и вне страны и отождествляющего себя с целями сионизма… Отобранное наследство касается Иудеи, Самарии и Газы, где когда-то процветали Царства Иудеи и Израиля и которые всегда считались центральными и неотъемлемыми частями Эрец Исраэль, принадлежащей еврейскому народу, исключительно и навеки».

«Второй важный вывод Доклада Леви — что по международному закону Иудея и Самария не могут классифицироваться как «оккупированные территории».  Этот вывод представляет собой огромной значимости отход от долгосрочной политики израильских правительств и, что не менее важно, от решения Верховного суда — относиться к Иудее и Самарии как к «оккупированным территориям» с момента эпохального постановления по Элон Море в 1979 г. Это решение вынес покойный судья Моше Ландау, который неверно интерпретировал израильский конституционный закон. Это означает, что евреи имеют законное право селиться в любом месте Иудеи и Самарии, которые Мандат на управление Палестиной и Франко-британская конвенция о границах от 23 декабря 1920 г. признали интегральными частями Еврейского Национального Дома и, следовательно, принадлежащими как вечное наследие еврейскому народу,  и которые одновременно отвергли все претензии арабских «палестинцев» на те же самые земли».

«По израильскому конституционному закону, Иудея и Самария должны были быть включены в состав Государства Израиль немедленно после того, как  ЦАХАЛ в результате Шестидневной войны в июне 1967 г. взял фактический контроль над оккупированнымим до того Иорданией частями Еврейского Национального Дома. Если бы это было тогда сделано, как того требует действовавший (и действительный по сей день) конституционный закон, не было бы сегодня никакого вопроса относительно легальности израильских поселений в Иудее и Самарии. Тот факт, что это сделано не было, в сочетании с применением военных законов из Гаагских правил 1907 и Четвертой Женевской конвенции 1949 г. и благодаря ошибочным юридическим советам, полученным тогдашним правительством национального единства Леви Эшколя от главного военного прокурора Меира Шамгара (впоследствии президента Верховного суда) — все это вместе создало во всем мире, и даже у многих израильтян, ошибочное впечатление, будто Иудея, Самария, Газа, Голанские высоты и Синай — это «оккупированные территории», когда ничто не могло быть дальше от юридической правды».

***

Мы были знакомы с Говардом много лет, но пересекались всегда случайно, на каких-нибудь общественных мероприятиях правого лагеря. Наше знакомство возникло в тот период, когда он готовил свою петицию в Верховный суд. Он был очень небогат, и заскакивал к нам в партийный оффис «Емин Исраэль» на улице Штраус в Иерусалиме сделать копии необходимых материалов. Мы тоже были небогаты, но по крайней мере у нас была своя копировальная машина.  Он всегда звонил перед визитом и деликатно спрашивал разрешения зайти. Поначалу никто из нашей не слишком свободно владеющей английским братии не мог понять ни слова, и к телефону звали меня. Потом научились узнавать его, и мне передавали трубку со словами «этот симпатяга с непроизносимым именем» (преодолеть сочетание «h», «w» и «r» в имени «Howard» никто не мог).

Несколько раз мне довелось послушать его выступления. Он не был оратором в общепринятом смысле слова, но говорил всегда очень четко и убедительно, потому что хорошо знал, о чем говорит и верил в правоту своей позиции. В нем не было ни грана претенциозности, позы, но присутствовала глубокая преданность истине, и он не отступал от нее ни на шаг.

В последний раз я встретила его около года назад у стен Старого города Иерусалима, недалеко от Града Давида — я приехала повидать своего живущего в Цфате внука, который был там с группой. Говард, видимо, шел от Котеля, или просто гулял.  Я знала, что он неизлечимо болен, и не хотела акцентировать эту тему.

Кажется, это был вечер Дня Иерусалима — годовщины объединения города после его освобождения в Шестидневной войне, и у стен было полно молодежных групп со всей страны, преимущественно религиозных старшеклассников, в вязаных кипах. Вечерело, и спонтанно то тут, то там возникали миньяны для молитвы. По случаю праздника читали «Халель» — прославление имени Всевышнего, и в прозрачном иерусалимском воздухе звенели высокие голоса этих почти еще детей, которым через год-другой предстояло идти в армию защищать Израиль. В одной из таких групп молился мой внук. Мы стояли с Говардом и слушали. В горле был комок, и говорить не хотелось. В какой-то момент за стеной прозвучал шофар, вызвав, как всегда, бурю эмоций.

«Вот это наше будущее, наша надежда», сказал Говард, мотнув головой в сторону ребят, и пошел, не прощаясь.

Да будет память о нем благословенна.

,

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 9, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Автор Элеонора Шифрин

Все публикации этого автора