Силуэты еврейской фотографии. Роман Вишняк (19 августа 1897 — 22 января 1990)

7_88129_800ииии7777
Роман Вишняк
Роман Вишняк

«Вишняк взял с собой в это выданное самому себе задание, кроме камеры и пленки, редкую глубину понимания, природную сыновнюю теплоту и любовь к своему народу. В итоге получились снимки, являющиеся самыми прекрасными фотографическими документами времени и места».

Эдвард Стейхен 

«Благодаря ему мы теперь знаем, что мир, который был полностью разрушен, может пережить свою смерть», — сказал лауреат Нобелевской премии мира Эли Визель о Романе Вишняке, запечатлевшем на фотографиях жизнь евреев Восточной Европы в 1936 — 39 годах, накануне их уничтожения фашистами. По словам Вишняка, его фотографии стали «последним документом потерянной эпохи потерянного народа».

 Проехав по дорогам Восточной Европы пять тысяч километров, посетив Польшу, Литву, Латвию, Венгрию и Чехословакию, Роман Вишняк запечатлел повседневную жизнь, традиции и обычаи еврейских общин этих стран, как бы предчувствуя грядущую катастрофу. Жизнь самого Романа Вишняка — это воплощение мятущейся скорбной судьбы большинства евреев первой половины XX столетия. Он родился в Павловске, под Санкт-Петербургом, в состоятельной еврейской семье. Его отец Соломон занимался производством зонтов, а семья матери преуспевала в бизнесе с драгоценностями. Роман был одним из десяти детей большой семьи. Несколько его братьев посвятили себя науке. Возможно, не без их влияния он с детства увлекся миром природы. Интерес к растениям и животным приводит Романа к микрофотографии. Уже в семь лет с помощью микроскопа, подаренного бабушкой, и фотокамеры он делает свои первые микроснимки растений и минералов. Детское увлечение сохранится, станет профессиональным занятием всей жизни. Дед Вишняка по отцовской линии принадлежал к числу первых евреев, получивших право легального проживания и работы в Москве. Детство Романа прошло в большой благоустроенной квартире в четырехэтажном доме стиля модерн с лифтом и центральным отоплением (редкость того времени) в Кисельном переулке. Позже дом был перестроен и стал частью знаменитой Лубянской тюрьмы.

e35cd97ec8a81аааааааааааа

В 1914 году Роман поступает в Университет Шанявского в Москве. Еще студентом он становится ассистентом профессора биологии, а спустя шесть лет заканчивает университет в звании доктора зоологии. Руководителем его аспирантской работы был Николай Кольцов, впоследствии известный академик-микробиолог. Не прерывая занятий в университете, Вишняк в 1917 году поступает на трехгодичные курсы по подготовке врачей для фронта, организованных российским правительством при Московском университете.

Революция заставила родителей Романа искать убежища в Берлине, где в последние годы учились многие члены семьи Вишняка. В 1920 году, получив диплом врача, он нелегально переходит границу около латвийского города Режица (Резекне) и присоединяется к родителям. На девятнадцать лет Берлин становится его прибежищем. Чтобы заработать на жизнь, приходилось заниматься разнообразной работой, но главной была фотожурналистика.

С приходом к власти нацистов, с ростом антисемитизма, как в самой Германии, так и в Восточной Европе, особенно в Польше, положение еврейских общин осложнилось. Берлинское представительство «Джойнт», обеспокоенное их судьбой, и, намереваясь оказать им помощь, обратилось к Роману Вишняку с просьбой посетить Восточную Европу для сбора информации. Нужны были фотографии — документы, рассказывающие об истинном состоянии жизни людей в этих странах. Предложение настолько увлекло Вишняка, что стало смыслом его жизни на многие годы. Оно отвечало его настроению и восприятию политической обстановки в Европе. Позднее он вспоминал: «Мои друзья уверяли меня, что все эти разговоры Гитлера (об уничтожении евреев — Л.Д.) явная бравада. Но я отвечал, что он не поколеблется уничтожить этих людей, когда дело дойдет до того. И найдется ли тогда кто-либо, кто защитит их. Я знал, что не в состоянии помочь им, но я решил, что как еврей я обязан перед моими предками, выросшими среди этого народа, сохранить, по крайней мере, в фотографиях, мир, который, может быть, скоро прекратит существование».

Между 1936–39 годами Роман Вишняк предпринимает беспрецедентное историческое путешествие по Восточной Европе. В Варшаве и Лодзи, Кракове и Люблине, Слониме и Братиславе, Вильно и Мукачево он стремился показать на фотографиях мельчайшие подробности быта людей, их лица и одежду, их занятия, их улицы и дома.

1bbd4096910c3ееееееее

Между двумя мировыми войнами Варшава была культурной и духовной столицей европейских евреев. К концу XIX века варшавская еврейская община насчитывала около полумиллиона человек. После немецкой оккупации в сентябре 1939 года и уничтожения гетто в мае 1943 года в освобожденной и разрушенной Варшаве остались в живых двести евреев.

В Вильно Вишняк приезжает по приглашению родственников. Это был культурный и религиозный центр, известный в еврейском мире как «Иерусалим Литвы», как центр иудаистской культуры. К началу войны в Вильно проживало восемьдесят тысяч евреев, составлявших треть населения города. Почти все они погибли.

О своей поездке в Братиславу весной 1938 года Роман Вишняк писал: «Евреи были обеспокоены, но не осмеливались думать, что гибель так близка». Вскоре их предчувствия оправдались. В Слоним Роман ехал с особым волнением. Здесь родился его отец. Здесь ещё хорошо помнили его дедушку Вольфа — писателя, философа и банкира, помогавшего многим своим собратьям. «Слонимичи охотно рассказывали о нём, припоминая услышанное ещё от своих дедушек. Штетл хранил для потомков имена наиболее достойных граждан, память об их делах…», — вспоминал позднее Вишняк.

romппппппппппп666

Немцы захватили Слоним 25 июня 1941 года. В конце года более десяти тысяч евреев были уничтожены. Около пятнадцати тысяч человек фашисты заключили в гетто и 29 июня 1942 года сожгли. В освобожденном 10 июля 1944 года в Слониме уцелело лишь несколько евреев. Этот трагический список погибших еврейских общин Восточной Европы можно было бы продолжать и продолжать. Большинство снимков Вишняка в городах и местечках сделаны скрытой камерой. Фотограф не нарушает жизни улицы, занятий в хедере. Он остаётся в тени, внимательно фиксируя увиденное. Его интересует всё: и еврейский газетный киоск, и мужчина, здесь же, на улице просматривающий газету, и продавец лимонада, парикмахер, носильщик, безработный, дворы домов с играющими детьми, вещевой рынок и еврейская беднота, проживающая в подвалах. Особенно Вишняка привлекают старики и дети. Их лица более выразительны, а чувства — непосредственны. Еврейские дети молчаливы и сосредоточены, им передается тревога взрослых, их беспокойство и предчувствия: будь это мальчики в хедере, внимательно слушающие ребе, или уличные беспризорные ребята в разодранной одежде, или очаровательная варшавская девочка Сара, вынужденная провести зиму в кровати среди подушек и одеял, так как отец не в состоянии был купить ей башмаки. Чтобы как-то скрасить её домашнее заточение, он нарисовал на стене цветы — единственные цветы ее детства. Снимок этой девочки экспонировался на Международной выставке фотографии в Люцерне (Швейцария) в 1952 году и получил приз за наиболее выразительную фотографию.

Судьба Романа Вишняка, как и его негативов, полна превратностей. Перед началом Второй мировой войны родители Вишняка перебрались во Францию, а жена и двое детей — в Швецию. Небольшое количество негативов Вишняку удалось спрятать в одежде при бегстве из Германии во Францию, а основная часть сохранившихся негативов находилась у отца во Франции до конца войны. Потом их удалось переслать в Америку, в целом, они составили две тысячи негативов, всего лишь восьмую часть отснятого материала. Во Франции Роман Вишняк несколько раз подвергался аресту и интернированию в концентрационный лагерь. Лишь в 1941 году ему удаётся соединиться с семьей и перебраться в США. Чтобы заработать на жизнь, он занялся портретированием, делает портреты Альберта Эйнштейна, Марка Шагала и ряда других деятелей науки и искусства. Хотя Эйнштейна снимали многие выдающиеся фотографы, портрет, сделанный Вишняком, он назвал своим лучшим изображением. В 1947 году Роман Вишняк посещает Европу. Он фотографирует лагеря для перемещенных лиц, где находились евреи, людей, переживших Холокост, и руины Берлина. К 1950-м годам, с улучшением материального положения, он оставляет портретирование и всецело посвящает себя научной микрофотографии. Вишняк первым начал изучать циркуляцию цитоплазмы в микроскопических водорослях, связь этого процесса с фотосинтезом. Посредством фотографии он исследовал также механизм формирования тромбоза в кровеносных сосудах.

Впервые фотографии Романа Вишняка евреев Восточной Европы были опубликованы в 1947 году в Нью-Йорке в альбоме «Польские евреи. Визуальное свидетельство». В 1971 году Корнелл Капа, директор международного фонда фотографии (ныне Международный центр фотографии, ICP), организовал первую большую выставку фотографий Вишняка в Еврейском музее в Нью-Йорке, послужившую началом их широкого показа во многих музеях и галереях по всей Америке.

fotografii-evreтттттттт

Проходят годы, но фотографии Романа Вишняка не утрачивают своей актуальности и поныне — они исторический документ своего времени. Мир еврейства в Восточной Европе, создававшийся веками, трагически погиб.

Остались фотографии Романа Вишняка — одна из страниц визуальной истории еврейского народа. Об этих фотографиях и их авторе Эли Визель сказал: «… твоих старых евреев с их печальными мечтательными лицами я хорошо знал. Твои еврейские дети, полные надежд, такие наивные, сосредоточенные над Книгой Книг под наблюдательным взором меламеда, — были моими школьными товарищами. Даже когда смерть подстерегла их, ты спас их от забвения. Ты передал им свой талант, всего себя. Немногим удалось так много сделать для их памяти».

Умер Роман Вишняк на десятом десятке лет жизни в Нью-Йорке. Он прожил долгую жизнь, посвятил её микрофотографии, полюбившейся ещё с детства. Вишняк так и остался бы известным узкому кругу специалистов, если бы однажды, оставив на несколько лет лабораторию, не взял в руки камеру и не сделал беспрецедентный по своей целостности и глубине проникновения в мир человека фоторепортаж о последних годах жизни евреев Восточной Европы накануне Второй мировой войны.

Роман Вишняк был обладателем многих наград, включая Памятную награду за «показ красоты человечества, которую нельзя уже увидеть» от американского общества журнальных фотографов (1956) и Главный приз «Искусство фотографии» от Art in USA, New York Coliseum (1959).

Фотографический архив Романа Вишняка хранится в Международном центре фотографии (ICP, New York).

Лев ДОДИН

6-Depositphotos_21189811_s-2019ффффффффффф

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 3, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *