В каждой инаугурации есть риск, но каждая рискованна по-своему

trump

trumpО том, какой из Дональда Трампа президент единственной в мире сверхдержавы, за минувший год говорилось и писалось очень много, причем больше плохого, чем хорошего.

В пользу Трампа звучало то, что его страна созрела для решительной смены курса и во внутренней, и во внешней политике, а его противники хором утверждали, что если это и нужно, то кормчий из него аховый. Дональд Трамп в подробности своего курса не вдавался, ограничиваясь обещанием вернуть Америке былое величие, и ему поверили. 20 января он торжественно присягнет «поддерживать, охранять и защищать Конституцию Соединенных Штатов от всех врагов, внешних и внутренних…» и призовет на помощь Б-га, что с недавних пор оспаривается, но пока не отменено.
Кто такие «внутренние враги», вроде бы ясно: на церемонию инаугурации Трампа соберутся примерно 700–900 тысяч его сторонников, а также прибудут 99 уже известных групп противников, общее число которых станет ясно post factum. Следить за порядком на Капитолийском холме будут больше 3200 полицейских со всей страны, около 8000 национальных гвардейцев и еще 5000 федеральных военнослужащих. Это не считая агентов ФБР, Секретной службы и прочих спецслужб, от скорой помощи до пожарных.
Комментируя предстоящую инаугурацию 45-го президента, Майкл Чертофф, бывший федеральный прокурор Нью-Джерси, а затем министр внутренней безопасности при Буше-младшем, даже вспомнил Толстого. В интервью New York Times Чертофф сказал, что «в каждой инаугурации есть риск, но каждая рискованна по-своему», а нынешняя, по его мнению, с точки зрения безопасности самая рискованная. 63-летний сын и внук раввинов Майкл Чертофф активно поддерживал Хиллари Клинтон и 8 ноября проголосовал за нее, но через 10 дней в интервью CNN заявил, что «должен снять (перед Трампом) шляпу, так как он продемонстрировал способность прочитать настроение американского народа, которое спутало все данные умников». Чертофф не пришел в восторг от победы Трампа, но назвал его «трезвомыслящим и соответствующим».
Что же до «внешних врагов», то окружающий Соединенные Штаты мир достается 45-му президенту в невиданном за последние десятилетия ералаше. Вопреки чикагской лебединой песне уходящего президента Обамы, что Америку давно так не любили и не уважали, как при нем, новому президенту придется расхлебывать кисло-сладкий антиамериканизм, недовольство в Европе, горькую кашу «арабской вены» и растущую угрозу, или, как сейчас принято говорить, «вызовы», со стороны Китая, России и Ирана.
Обобщая круг внешнеполитических забот президента Трампа, специалист по «глобальным рискам» Джон Ситилидес из крупной вашингтонской финансовой компании Trilogy Advisors пишет, что нынешнее положение дел требует от новой администрации «восстановления баланса и формирования нового равновесия в ключевых регионах мира». При этом новая концепция национальной, то бишь государственной безопасности потребует «создания геополитической стратегии для эффективного решения возможных ситуаций риска в отношениях между державами, в технологиях и международной торговле». За что я люблю умных людей, так это за умение выражать свои мысли просто и понятно.
Разбирая «ситуации риска» по их геополитическим косточкам, умный Джон Ситилидес начинает с Тихого океана, где Китай хозяйничает в Южно-Китайском море, заодно претендуя на японские острова Сенкаку, архипелаг в Восточно-Китайском море в 170 км от Тайваня. В случае «ситуаций риска» Тихоокеанское командование нашими вооруженными силами (U.S. Pacific Command) могло бы перебросить туда силы, достаточные для разрешения конфликта, к которому Соединенные Штаты прямого отношения не имеют. Зато самые мощные в регионе японские ВМС могли бы блокировать китайцев в этом самом важном судоходном районе мира, по которому ежегодно проходят грузы на 5 триллионов долларов.
Трамп, достаточно резко настроенный по отношению к коммунистическому Китаю, не случайно взял на себя смелость, еще не будучи президентом США, полюбезничать по телефону с президентом капиталистического Тайваня. Трамп заявил, что при его власти коммунистам Северной Кореи не позволят испытывать межконтинентальные баллистические ракеты, способные долететь до нашего континента. Такие ракеты можно сбивать силами ПВО Южной Кореи, Японии и Тайваня, а помимо этого, китайцам можно пригрозить разработкой японской ядерной военной программы.
Ядерное противостояние Индии и Пакистана тоже входит в круг внешнеполитических забот Соединенных Штатов. Индию, которую Джон Ситилидес называет «крупнейшей демократической страной мира», считают потенциальным партнером США в мировом торговом океане, и если независимая политика Индии включает тесные торговые отношения с Россией и Ираном, то она же силами индийских ВМС может дать отпор Китаю. Пакистан же входит в гигантскую инфраструктуру интересов КНР к портам Европы, Африки и Индийского океана, а ядерный арсенал Пакистана вполне может достаться местным радикалам-исламистам, из-за чего наши военные не уходят из соседнего Афганистана. «Баланс отношений с Индией и Пакистаном, — подчеркивает Ситилидес, — постоянно входит в круг важнейших забот Белого дома».
В Старом Свете эти заботы по традиции сводятся к России, которая возвращается к советскому экспансионизму и, по словам Джона Ситилидеса, «оккупирует часть Украины, размещает ракеты в Калининграде, угрожает нашим союзникам по НАТО — Эстонии, Латвии и Литве, а также претендует на право защищать свои этнические анклавы в соседних странах». Путин может найти повод увеличить число и силы российских миротворцев в молдавском Приднестровье, на границе с Румынией, тоже членом НАТО, так что, заключает Джон Ситилидес, «нашим европейским союзникам потребуются четкие заверения США в решимости противостоять усилиям России разрушить западный военный блок».
В круг «еврозабот» новой администрации США также войдет гигантский приток беженцев не только с Ближнего Востока, откуда их гонит в Европу «арабская весна» Барака Обамы. В Европу бегут из стран Африки, экономика которых не в состоянии прокормить растущее население Черного континента, которое за минувшие 30 лет удвоилось еще на миллиард граждан. Демографический взрыв вызвал нищету, а с ней голод, коррупцию и терроризм: с 2012 года там были убиты 33 тысячи мирных африканцев.
Шенгенский договор, который сделал Европу страной без границ, открыл туда дорогу исламским террористам из Сирии и Ирака, и европейцам, по мнению Ситилидеса, «придется решать, отстоять ли свою политическую культуру и историческое наследие, или столкнуться с их разрушением изнутри». Поскольку пока европейцы не горят желанием остаться таковыми, эту задачу Джон Ситилидес, похоже, взваливает на плечи Трампа, который такого желания отнюдь не выражает.
Джон Ситилидес также видит историческую миссию и заботу о собственной национальной безопасности Соединенных Штатов в нашем военном присутствии — «от базы ВВС на Азорских островах в Португалии до Великобритании», а также в стратегической изоляции Ирана. Турция как член НАТО должна наконец определить свою роль в войне с террористами «Исламского государства».
Таковы «глобальные риски», которые наследует новый президент Соединенных Штатов, и специалист по этим рискам из вашингтонской финансовой компании Trilogy Advisors уверен, что у Америки, чтобы снова стать великой, как того хочет Дональд Трамп, нет другого выхода, кроме сохранения командной роли в мире, чего он не хочет. Джон Ситилидес ставит Трампа в положение пастернаковского летчика, который «смотрит на планету, как будто небосвод относится к предмету его ночных забот».

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Александр Грант

Автор Александр Грант

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора