Конец исторического наследия?

Дональд Трамп и Барак Обама в Белом доме

На прошлой неделе в фешенебельном вашингтонском отеле Mandarin Oriental состоялась трехдневная конференция, на которой Джордж Сорос и другие либеральные толстосумы, потратившие десятки миллионов долларов на попытку избрать Хиллари Клинтон в президенты, зализывали раны и планировали саботаж перемен, которые обещает в первые 100 дней своего правления Дональд Трамп.

«Дональд Трамп сотрет обамовскую эпоху» — озаглавлена статья Джордана Вайсмана на прогрессивном сайте Slate. Автор, который называет нового президента США «безграмотным демагогом», пишет, что тот «начнет с ликвидации эры Обамы, позволившей Америке сделать первые реальные шаги к более прогрессивному, человеколюбивому строю после трех десятилетий консервативного политического засилья».
Как говорилось в программе вашингтонского мероприятия, республиканец собирается учинить «чудовищный натиск на достижения президента Обамы и на наше прогрессивное видение справедливой страны». Сдержать этот натиск сторонникам Обамы будет сложно. Его историческое наследие начнет исчезать 20 января 2017 года, когда Трамп может в считанные часы одним росчерком пера отменить все 235 президентских указов, подписанных Обамой с начала его правления. Этот термин (executive order) переводится на незаменимом российском сайте Multitran как «приказ президента США, утвержденный конгрессом и имеющий силу закона».
Это не так.
С точки зрения Обамы и любого другого президента США, прелесть этих подзаконных актов заключается именно в том, что они не нуждаются в утверждении Конгрессом, который порой строптив. Указы издавали и его предшественники, но Обама превзошел всех. Он, например, оформил в качестве президентского указа американскую подпись под Парижским договором о борьбе с изменениями климата, массу распоряжений федерального Агентства по охране среды, фактическую амнистию для ряда категорий нелегалов, отмену части санкций против Ирана и запрет на жесткие методы допроса. Этот прием позволял ему принимать многие важные решения, не оглядываясь на Конгресс. Изъян такого приема в том, что следующий президент может отменить президентские указы через несколько минут после своей инаугурации. Как писала на минувшей неделе «Вашингтон пост», «уязвимость наследия Обамы объяс­няется тем, что 44-й президент слишком полагался на административные решения, стремясь обойти Конгресс».
Республиканская фракция Конгресса регулярно жаловалась, что Белый дом злоупотребляет этим методом, и обвиняла Обаму в нарушении Конституции, которая гласит, что международные договоры должны утверждаться законодательной властью. Теперь Трампу предоставится возможность отменить все указы Обамы, которые возмущали республиканскую фракцию. Взять хотя бы обамовские инициативы в области охраны среды.
Представители более 200 стран собрались на минувшей неделе на саммит в Марокко и подтвердили свою решимость выполнять Парижский договор, который официально вступил в силу 4 ноября. Он призывает не допустить дальнейшего разогрева планеты более чем на 2 градуса по Цельсию.
Трамп же грозит его упразднить и «почти во всех формах избавиться от Департамента по охране окружающей среды». В частности, он собирается отменить принятый его предшественником «План создания чистой энергетики», который предусматривает резкое сокращение выброса парниковых газов электростанциями, прежде всего угольными. «Агентство по охране среды убивает эти энергетические компании!» — заявлял Трамп во время предвыборной кампании. Победив, он назначил заведовать подготовкой к приему дел у этого ведомства Майрона Эбелла, который руководит программой по изучению климата в одном из аналитических центров Вашингтона и является известным климатическим скептиком.
Сам Трамп написал в 2012 году в «Твиттере»: «Концепция глобального разогрева была изобретена китайцами, для того чтобы сделать американских производителей неконкурентоспособными». «Глобальное потепление — это разорительный фейк», — писал он два года спустя.
Трамп не в состоянии «упразднить» Парижский договор, подписанный почти всеми странами планеты. США могут лишь выйти из него. Это займет четыре года, но администрация Трампа может просто его игнорировать. Договор не предусматривает за это наказаний.
Ликвидацией обамовского наследия займется и Конгресс, который может отменить сотни эдиктов, изданных федеральными ведомствами в последний период правления Обамы. Например, недавно одно из министерств издало указ, ограничивающий выпуск метана при нефте- и газодобыче на государственной земле и в индейских резервациях. Нефтяники называли эту меру чрезмерной и дорогостоящей. После 20 января Конгресс сможет ее отменить. Если бы президентом избрали Хиллари Клинтон, она бы наверняка наложила на отмену вето. Но американцы избрали Трампа.
Отмена распоряжений нынешнего правления будет весьма трудоемкой. В четверг администрация выпустила очередную порцию нормативов и правил, охватывающих все аспекты американской жизни и занимающих ни много ни мало 527 страниц. Засим их число достигло в этом году 81 640 страниц, причем год еще не закончился.
По выкладкам Клайда Уэйна Крюза из консервативного Института конкурентного предпринимательства, если так пойдет, то к концу 2016 года их общее число вырастет до 92 830 страниц. Крюз надеется, что Трамп выполнит свое обещание и резко сократит количество бюрократических правил, которые жерновами висят на шее у американской экономики.
Прецедент есть. При демократе Джимми Картере они занимали 73 258 страниц. Сменивший его Рейган сократил их число до 44 812. На мой взгляд, это тоже ужасно много. Но чем богаты, тем и рады.
Главной мишенью Трампа будет медицинская перестройка Обамы — «Обамакер», как называют ее обе стороны.
Поскольку реформа была принята Конгрессом, Трамп не в состоянии упразднить ее президентским указом, хотя может разом отменить ряд сопутствовавших ей подзаконных актов Обамы. За отменой реформы ему нужно будет обратиться в Конгресс. Поскольку обе палаты Конгресса остались в руках республиканцев, «Обамакер», похоже, обречен. С другой стороны, Трамп уже отчасти пошел на попятную и высказался против отмены двух популярных пунктов обамовской реформы. Он также дал обратный ход в вопросе о нелегалах, все 11 миллионов которых он долго грозил депортировать, и выбился поначалу в фавориты гонки в основном благодаря этой угрозе. Сейчас Трамп говорит уже о депортации 2–3 миллионов криминальных нелегалов, хотя цифра эта взята с потолка.
По данным Института миграционной политики США, за уголовные преступления осуждены от силы несколько сот тысяч нелегалов. В любом случае оперативно выдворить из страны миллионы людей не удастся, с удовлетворением отмечает «Нью-Йорк таймс», поскольку в иммиграционных судах, через которые нужно будет оформлять депортацию, уже и так не хватает персонала. На такую ораву арестантов не хватит и тюрем.
«Трамп, возможно, не имеет понятия о юридических процедурах или закрывает на них глаза, но они есть», — пишет газета, которая продолжает войну с новым президентом.
Цитировавшийся выше прогрессист Вайсман горюет, что при Трампе «во многих отношениях будет казаться, что предшествующих 8 лет как бы не было». Это не совсем так.
Развернуть такую махину, как США, очень сложно. Именно так объяснил Обама редактору «Нью-йоркера» Дэвиду Ремнику, почему он воспринимает поражение продолжательницы его дела Хиллари со своей обычной флегматичностью. «С практической точки зрения, как я говорил людям, включая свой аппарат, фактом остается то, что федеральное правительство — это авианосец, а не глиссер», — заметил Обама Ремнику после выборов. По выкладкам уходящего президента, за восемь лет он успел сделать 75–80% задуманного. Так что если Трампу удастся повернуть вспять 15–20% из этого, то Обама правил нами не впустую.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 4,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Владимир Козловский

Автор Владимир Козловский

Все публикации этого автора