Блеск и нищета советской разведки

0

Первой советской организацией, которая начала систематическую разведывательную работу за границей, была ЧК. Внешней разведкой занимался Иностранный отдел — ИНО под руководством ветерана-большевика Михаила Трилиссера. Военный комиссариат под руководством Льва Троцкого создал собственную разведку. Сбором информации за рубежом занимался и Комиссариат по иностранным делам во главе с Чичериным.

Общим для всех западных авторов, писавших о советской разведке, было то, что она являлась частью международного коммунистического движения, финансируемого СССР. Главным принципом Сталина в отношениях с зарубежными компартиями был приоритет интересов Советского Союза и подчинение этому деятельности всех компартий. Захватив полноту власти к концу 1927 года, Сталин провозгласил «наличие» обязательств пролетариев «всех стран» перед «диктатурой пролетариата в СССР». Отсюда, якобы, вытекал долг «пролетариев всех стран» пропагандировать переход армий империалистических стран на сторону «передового пролетариата», то есть осуществлять тайную информационную деятельность в пользу СССР.

Сталин никогда не освобождал компартии от разведывательной работы. Для разведывательной службы компартия выбирала человека, чья кандидатура утверждалась в Москве. Все контакты с тайными агентами из рядов компартии осуществлял именно назначенный для этого функционер. Но первый руководитель компартии, безусловно, помогал в работе и отвечал за деятельность тайных агентов. Американский исследователь Дэвид Даллин в книге «Soviet Espionage» — «Разведка по-советски» подробно рассказывает о шпионской деятельности в пользу СССР руководителей компартий Англии, Германии, Канады, Франции, Италии, США, Японии и др.

Серьезное внимание в этой книге уделено системе оплаты советской разведкой шпионской деятельности местных коммунистов снизу доверху. И только Лев Троцкий, который был умнее других, требовал от разведки не связываться с коммунистами.

В 1919 г. революцию в Германии разгромили. Но большевистское руководство надеялось, что революция там вспыхнет снова. После подписания договора в Рапалло отношения двух европейских стран — Германии и России стали налаживаться. Троцкий поставил перед армейской разведкой задачу привлечь немецких офицеров на свою сторону.

Ленин делал в Германии упор не только на подготовку разведывательной сети, но и на всеобщие забастовки, гражданскую войну и поставку оружия для немецкой красной армии. Война с Польшей, когда Ленин и его камарилья вознамерились «советизировать» Польшу, была ещё и провокацией новой революции в Германии. Ленин и Ко надеялись, что Красная Армия, дойдя до границы Польши с Германией, сумеет оказать помощь немецким коммунистам, и попавшие под чары советской пропаганды немецкие офицеры поднимут свои части «за народ», а потом и против Франции. После чего Красная Армия и «покрасневшая» немецкая армия разгромят французских империалистов.

«Дело в том, что по экономическим и политическим причинам Франция оставалась непримиримым врагом большевиков. У неё имелись самые большие инвестиции в России. Поэтому она сильнее других стран пострадала от большевистской национализации и отказа большевиков возвращать долги. Франция желала там установления правительства, которое возместит эти долги. Франция одновременно желала, чтобы дружественная Россия уравновесила в Европе Германию, чьих реваншистских устремлений она весьма опасалась» (Р. Пайпс «Россия при большевиках», М., РОССПЭН, 1997, с. 265).

Однако ленинская команда преследовала свои агрессивные цели. К 1923 году большевистским руководством было намечено провести в Германии многочисленные забастовки и начать восстание, к которому примкнут воинские части. Однако операция провалилась: забастовки и восстания в городах (кроме Гамбурга) сорвались, а немецкая армия подавила восстание в Гамбурге. После провала революции из немецких коммунистов стали формировать советскую разведсеть. Об этом подробно написал непосредственный участник событий — советский разведчик Вальтер Кривицкий, который впоследствии перешел на сторону Запада.

Советская разведка после провала 1923 года усилила свою деятельность в Германии через торговые представительства. Очередной скандальный провал произошел в следующем, 1924 году, когда немецкая контрразведка арестовали члена «военного аппарата» германской компартии Ганса Ботценхарта, который работал в советском торгпредстве. Тогда же советское торгпредство подверглось обыску. В ответ на такое «оскорбление» советских друзей, немецкие коммунисты по указке советского посла Николая Крестинского призвали к забастовке 300 тысяч горняков Рура.

Одним из предложенных коммунистами для забастовщиков лозунгов был «протест против обыска в советском торгпредстве».

В 1927 году последовал первый грандиозный провал советской разведсети во Франции. В те годы советская разведка была нацелена на Францию, имевшую к этому времени самую мощную армию на континенте, но опасавшуюся сближения России с Германией. Кроме того, за Францией числились большие грешки:

= Благодаря французской помощи оружием и советниками, Польша в 1920 году сумела разгромить войска советской России, пытавшиеся по Ленинскому плану сначала «советизировать» Польшу, затем Германию, после чего разгромить Францию.

= Франция требовала вернуть долги царской России.

К большому огорчению Сталина и его «тонкошеих вождей», несколько французских тайных агентов поняли, что их деятельность — это не помощь мировому пролетариату, а обыкновенный шпионаж. Налаженная в 1924 — 1926 годах шпионская сеть лопнула. Из разных городов последовали сообщения в полицию о советской шпионской деятельности. Грандиозный скандал начался в 1927 и закончился судом над предателями Франции в 1928 году.

Начавшаяся в конце 1920-х годов индустриализация по сути была началом милитаризации отсталого Советского Союза. Сталин пытался усилить слабый научно-технический потенциал СССР промышленным шпионажем. Поэтому на разведку не жалели денег.

Еще один крупный провал советской разведки во Франции произошел в 1933 — 1934 годах. Военная промышленность во Франции в то время занимала ведущее положение в Европе. По указанию СССР, Коминтерном был создан институт рабочих корреспондентов — рабкоров в Советском Союзе, во Франции и других западных странах. Его целью являлось получение якобы легальной информации с «мест». В СССР — это легализовало стукачество, а на Западе преследовало главным образом шпионские задачи.

Однако при попытках рабкоров получить информацию секретного характера некоторые из опрашиваемых обратились в полицию. Советская разведывательная система во Франции начала трещать. Тогда лидер французских коммунистов Анри Барбе был вызван в Москву, где в беседе с главой советской разведки Яном Берзиным не только отказался установить непосредственный контакт с IV управлением, но и, вообще от имени французской компартии отказался продолжать шпионскую деятельность. После этого А. Барбе и его сторонников вывели из руководства французской компартии. В 1933 — 1934 годах прошли многочисленные аресты и судебные процессы в отношении сотрудничавших с советской разведкой французских коммунистов, включая рабочих корреспондентов при газете «Юманите».

А вскоре после провала 1933 — 1934 годов на шпионском небосклоне засияли новые «звезды» — руководители французской компартии — Морис Торез, Жак Дюкло и Андре Марти, которые долгие годы выполняли все указания Москвы.

До 1934 года Берлин был центром советской разведывательной системы в Европе. После прихода Гитлера к власти лафа для советской разведки в Германии закончилась — немецких коммунистов отправили в тюрьмы и концлагеря.

В 1926 г. все управления штаба Красной Армии получили номера. Разведчикам Главного разведывательного управления (ГРУ) присвоили номер IV.

Наращивание военных мускулов Германии, Японии и грандиозные провалы разведки в Чехословакии, Финляндии, Румынии, Франции, Китае, Турции и Латвии требовали нового подхода к делу, увеличения сбора информации и абсолютной преданности вождю.

В 1931 г. в Германии был арестован член компартии Германии, он же вербовщик советской разведки Юлиус Тросин, который выдал известные ему линии связи, явки и лиц, занимавшихся пересылкой разведывательной информации. Поэтому большинство связей с европейскими странами и США надолго прервалось. После провала советской разведки в Германии в 1931 г. дело ограничилось протестом немецкого правительства и выговором с советской стороны проштрафившимся вербовщикам — Улановскому и Гришину. Как оказалось, и за бывшими коммунистами на Западе велось наблюдение.

Продолжение следует

Об авторе

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Комментарии к записи закрыты.

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0