Марин Ле Пен: Исламизм – смертельная опасность для всего мира

1

Лидер французских ультраправых обвиняет своего соперника на президентских выборах: он слишком мягко относится к исламистам

Йоссеф ЙакМарин Ле Пен

Марин Ле Пен

Reuters

Как стало известно, лидер ультраправых сил Франции, Марин Ле Пен (Marine Le Pen) обвинила своего главного соперника на предстоящих президентских выборах, центриста Эммануэля Макрона (Emmanuel Macron), в том, что он – слишком мягок по отношению к исламистам.

Менее, чем за неделю до всенародного голосования, Ле Пен подвергла жесткой критике замечания Макрона, вставшего на защиту Мохамеда Саоу, которого ультраправые назвали «радикалом».

Напомним, что Саоу было предложено самоотстраниться от кампании Макрона после того, как в интернете были опубликованы несколько оставленных им в прошлом сообщений на Facebook. В частности, речь идет о критике известного сатирического еженедельника «Шарли Эбдо» (Charlie Hebdo), ставшего объектом террористической атаки джихадистов в январе 2015 года.

«Он раз или два высказался так, что это было воспринято, как [нечто] радикальное… Но, в остальном, он хороший парень», — сказал Макрон в интервью радиостанции Beur FM, добавив, что не хочет увольнять Саоу.

Обращаясь к тысячам сторонников, пришедшим на встречу со своим кандидатом в южном французском городе Перпиньян, Ле Пен обвинила лидера партии «En Marche!» («Вперед!») в том, что они делает ставки на исламистские группировки.

«С Макроном исламизму будет дан «зеленый свет», — сказала Ле Пен. «Похоже на то, что он впишет новую главу в книгу «Судебное дело» Хоульбека, — добавила она, имея в виду роман Хоульбека, изображающего вымышленного исламистского президента, пришедшего к власти во Франции. При этом, она указала, что «фундаментальный ислам – смертельная опасность для всего мира».

В свой черед активисты партия Макрона обвинили Ле Пен в «безудержной исламофобии».

Вообще, выступая против членства своей страны в Евросоюзе и против мусульманской иммиграции, Ле Пен и 39-летний еврофил-оптимист Макрон имеют наилучшие шансы на избрание, о чем сообщают опросы общественного мнения, по которым каждый из них может рассчитывать на 22 — 24%.

С другой стороны, не дремлют леворадикальный кандидат Жан-Люк Меланшон («La France insoumise» («Непокорная Франция»)) и консервативный экс-премьер Франсуа Фийон, укрепившие свои позиции, чем превратили предстоящие выборы в жесткую четырехстороннюю гонку…

7kanal

NRG: что ждет евреев и Израиль после выборов во Франции?

В преддверии судьбоносных президентских выборов во Франции политический обозреватель газеты “Макор Ришон” и информационно-аналитического портала NRG Ариэль Кахана полагает, что любой из возможных победителей президентской гонки будет достаточно проблематичной фигурой для еврейской общины этой европейской страны и государства Израиль.

Вопрос, который задают себе евреи и израильтяне в отношении кандидатов на пост лидера Франции, печален и прост: что хуже – антисемитские или антиизраильские взгляды и предрассудки, пишет Ариэль Кахана.  В первом случае речь идет о Марин Ле Пен. Несмотря на свои заверения в прошлом и в отличие, например, от лидера австрийской партии свободы, она не сочла необходимым очистить “Национальный фронт” от антисемитов и отрицателей Холокоста. Да и сама Ле Пен придерживается весьма двусмысленной позиции по отношению к евреям. Противостоит Ле Пен лидер левого лагеря Бенуа Амон, и есть немало шансов, что эти двое будут участвовать во втором туре выборов. В то время, как в окружении Ле Пен немало антисемитов, в окружении Амона много людей с антиизраильскими взглядами, поддерживающими антиизраильский бойкот и обвиняющими еврейское государство во всех бедах мира. Иными словами, как еврейская община Франции, так и государство Израиль оказались в непростой ситуации в канун президентских выборов в Пятой республике.

Так или иначе, продолжает Кахана, французская дилемма обязывает израильское руководство кардинально пересмотреть устаревшие концепции и признать новую реальность, которая на наших глазах формируется в Старом свете. Если в прошлом израильским дипломатам было ясно, что европейские социалисты свободны от антисемитских предрассудков в отличие от ультраправых, то сегодня ситуация совершенно иная. Антисемитизм был и остается всюду и везде.

Второе (и это особенно важно): Государство Израиль безусловно является государством еврейского народа. Но именно в качестве такового оно обязано руководствоваться не только соображения высокой нравственности, но и прагматическими мотивами. Се ла ви, как говорят французы. Такова жизнь. Поэтому с учетом меняющейся ситуации во Франции, Австрии и других европейских странах официальному Иерусалиму, возможно, придется принимать решения, которые не понравятся еврейской общине, отмечает Ариэль Кахана. Сегодня Израиль координирует свои позиции с мнением французских евреев, которые бойкотируют любых “ультраправых”.

Однако после 23 апреля подобный подход может оказаться не отвечающим интересам Израиля.  При всем уважении к еврейскому истеблишменту Франции государство Израиль должно думать о своем будущем, а не только о прошлом. И если всего через семь лет после Холокоста можно было подписать соглашение с Германией о репарациях, то глупо теперь занимать пуристские позиции по отношению к тем или иным заявлениям кандидатов в президенты, если это не отвечает национальным интересам Израиля.

При этом, разумеется, нельзя поддерживать отношения с Ле Пен до тех пор, пока та полностью не отвергнет какие бы то ни было антисемитские мотивы в своей партии.

Ариэль Кахана, NRG, 20.04.2017

Cursor

Британский премьер хочет иметь козыри в Брюсселе

Сильный мандат, полученный на досрочных парламентских выборах, по расчету Терезы Мэй, освободит ее от причитающих противников «Брекзита» в ее партии и даст больше простора для маневров на переговорах по выходу из ЕС, но она рискует, пишут СМИ. The Guardian не советует превращать голосование 8 июня в слепую поддержку загадочных пока условий «Брекзита».

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй во вторник удивила соотечественников, назначив на 8 июня досрочные парламентские выборы, «и это разумное, хотя и рискованное решение», пишет редакция The Wall Street Journal.

Более безопасно было бы сначала согласовать условия «Брекзита», однако Мэй все еще имеет дело с кэмероновским большинством тори, избранным до «Брекзита», и рассчитывает занять более выгодную позицию на переговорах. «Ее выдержка и вера в демократию достойны восхищения, особенно в нашу эпоху популистских сюрпризов», — пишет WSJ.

«Британия переживает больше, чем незначительную тревогу после «Брекзита», и даже синдром раскаяния», — отмечают авторы. В стране падает курс национальной валюты, инфляции должна превысить 3% в этом году, снижается уверенность бизнес-кругов, в Шотландии снова разгорается сепаратизм.

«Задача Мэй среди этого брожения — сформулировать представление о том, какова цель «Брекзита»: это способ освободиться от государственного вмешательства Брюсселя или способ сохранить британскую национальную идентичность. Премьер-министр не разделяет до конца ни одну, ни другую точку зрения, полагает издание.

«Мэй надеется, что победа на выборах поможет ей преодолеть эти расхождения и представить на переговорах с ЕС единое правительство тори. Но, чтобы получить это большинство, ей нужно будет предложить перспективы более благополучной Британии, чем тот вид консерватизма, основанного на локальном самоуправлении, который она до сих пор предлагала», — считает издание.

Британия сможет добиться успеха после «Брекзита», только если станет Меккой для инвестиций и человеческого капитала, говорится в статье.

Во вторник утром «на Даунинг-Стрит задул резкий ветер: премьер-министр Великобритании Тереза Мэй в очередной раз удивила свою страну и Европу способностью принимать жесткие политические решения», комментирует обозреватель Die Welt Штефани Больцен заявление Мэй о досрочных парламентских выборах.

Опросы общественного мнения выставляют решение Мэй, которое, по ее собственному признанию, было «принято спонтанно и вопреки ее воле», «во вполне логичном свете»: ее партия консерваторов почти на 20% опережает терпящую бедствие Лейбористскую партию.

«Сильный мандат, полученный на выборах, по расчету Мэй, освободит ее от причитающих противников «Брекзита» в собственной партии и даст ей больше простора для маневра на переговорах с Брюсселем, — пишет автор. — Сильно поредевшей группе оппонентов жесткого «Брекзита» придется похоронить свою угрозу сорвать выход страны из ЕС в нижней палате парламента. Расчет может оправдаться и с партийной точки зрения, ведь лейбористам, вероятно, понадобятся годы, чтобы оправиться от катастрофического поражения на выборах».

«Есть еще и шотландцы: в принципе, они и дальше смогут требовать своего референдума, но одобрить его может только премьер-министр, а в случае победы Мэй получит у народа мандат вывести из состава ЕС единую страну, — говорится в статье. — К тому же из-за досрочных выборов Мэй получит дополнительные два года на посту премьера».

Как заявил во вторник эксперт по выборам Джон Кэртис, «Мэй, несмотря на хорошие рейтинги, надо будет проявлять осторожность»: «У нее нет никаких гарантий, что она выйдет из новых выборов со значительно более сильными позициями».

В стране существуют внутриполитические проблемы. К примеру, затяжной кризис переживает национальная система здравоохранения NHS: каждый день приходят новости об ужасном состоянии приемных покоев, о дефиците медицинских кадров и списках ожидания на проведение важных операций.

«Поэтому, сможет ли Мэй впечатлить переговорщиков от ЕС за брюссельским столом сильным мандатом от своих избирателей, вопрос спорный», — заключает автор статьи. Главный переговорщик по «Брекзиту» от Европарламента Ги Верхофстадт видит в новых выборах «шанс для британцев высказать свое мнение по поводу будущих отношений между ЕС и Соединенным Королевством». Другими словами — «наказать Мэй», передает издание.

«Будем откровенны: Британия не нуждается в этих всеобщих выборах, а ее народ их не требует, — пишет в редакционной статье британская The Guardian. — В правительстве нет кризиса. Мэй не теряет голоса в свою поддержку в Палате общин. Палата лордов не бросает ей вызов. Нет законопроектов, которые находятся в опасности. Мы не в состоянии войны и не переживаем экономический кризис. До «Брекзита» еще два года. Пресса не ратует за досрочные выборы. Правительство не страдает отсутствием идей. Оппозиция не готова к выборам».

«Однако теперь парламент, рассчитанный на пять лет, просуществует только два года — единственно потому, что Мэй думает, что сейчас благоприятный момент, чтобы разгромить лидера лейбористов Джерими Корбина», — говорится в статье.

«Ее заявление о том, что есть потребность в голосовании, так как «разделение в Вестминстере» создает «вредоносную неопределенность и нестабильность», рискует прозвучать как местная версия того, что президент Эрдоган может заявлять в Турции. Разделение в парламенте необходимо и является неотъемлемой его чертой, особенно когда речь идет о таком важнейшем решении, как «Брекзит», — уверена The Guardian.

«Выборы — это также призыв к избирателям вслепую поддержать условия «Брекзита», которые предложит Мэй», — говорится в статье. Объявляя о досрочных выборах во вторник, премьер-министр заявила, что она хочет поддержки «решениям, которые мне придется принять». «Однако мы не знаем, что это будут за решения», и «переговоры будут включать в себя уступки», говорится в статье.

«Надо будет очень внимательно следить за манифестом тори — это будет необычайно важный документ (…) Самое главное, эти выборы не должны выписать ей незаполненный чек в отношении Европы», — подытоживает издание.

Европе предстоит в этом году выбирать трижды — и эти выборы либо изменят ее, либо стабилизируют, пишет обозреватель Kurier Гельмут Брандштэттер.

Тереза Мэй хочет обеспечить себе поддержку уверенного большинства, чтобы «иметь возможность выступить с более сильными картами в Брюсселе — причем до того, как британцы заметят, насколько сильно ослабела национальная валюта и выросли цены. И как им не хватает ЕС», пишет автор.

Во Франции Марин Ле Пен при поддержке Австрийской партии свободы, Путина и прочих сил «уже работает над развалом ЕС».

«Единственной надеждой Европы остается Ангела Меркель. Четыре года назад она шла на выборы с лозунгом «Германия сильна. Так и должно остаться». Теперь этого будет недостаточно. Ей придется объяснить, каким образом Германия — а вместе с ней и Австрия — несмотря на большие отчисления Брюсселю, выигрывает от членства в ЕС. В экономическом плане — от экспорта, в политическом — от стабильности и мира. Именно в той реальности, в которой Эрдоган, Путин и Орбан, может, действительно хотят спокойствия, но уж точно не демократии, а Трамп, хоть и провозгласил политику изоляционизма, но продолжает дикие пляски с опасным оружием в руках», — говорится в статье.

InoPressa

Об авторе

Блог новостей из Иерусалима
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

1 комментарий

  1. Эдмонд Сарно на

    Самая большая опасность для французов их готовность к политической проституции.
    Если ВСЕ канддидадуры в перзиденты сочли возможным оправдывать аннексию Крыма «исторической справедливостью» и правом этнических групп на самоопределение.
    Интересно будет, когда об историческом праве вспомнит Китай, или Германия.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0