Мир на Ближнем Востоке возможен лишь тогда, когда арабы полюбят своих детей сильнее, чем они ненавидят нас

 

        Исполнилось 35 лет как не стало Голды Меир. Голда Меир родилась в Киеве, в Российской империи (ныне Украина) в семье Мойше-Ицхoка и Блюмы Мабович. Эмигрировала с семьей в Милуоки, штат Висконсин (США) в 1906 году. Окончила педагогический колледж, преподавала в общеобразовательных школах. Вступила в «Поалей Цион» (организация левых сионистов тред-юнионистского направления) в 1915 году и эмигрировала в Палестину со своим мужем, Моррисом Мейeрсоном в 1921 году. Приняла фамилию Меир по настоянию Давида Бен-Гуриона в 1956 году. Меир  была дочерью плотника из Киева и – премьер-министром. Она была непримиримой и даже фанатичной сионисткой, но, стремясь предотвратить очередную войну с арабами, встречалась, спрятавшись под паранджой, с иорданским королём Абдаллой Первым. Хорошо разбираясь в оружии, она закупала его и одновременно сажала деревья в пустыне. Создавая и защищая государство Израиль, она уговаривала американскую еврейскую общину выделить деньги, необходимые для его выживания, а в качестве первого посла Израиля в Советском Союзе столкнулась с ошеломляющим приёмом в Московской хоральной синагоге. Неисчислимые толпы евреев двинулись вслед за израильскими дипломатами, которые решили пройти пешком от синагоги до своей резиденции в гостинице «Метрополь». Это были чувства людей, помнивших , что их предки на протяжении двух тысячелетий повторяли как молитву  святое заклинание – «На следующий год – в Иерусалиме», и вдруг понявших — мечта гонимого народа, рассеянного по всей планете, стала реальностью. По свидетельству Геннадия Костырченко: «Об этом было доложено Сталину. Особое недовольство вождя вызвала помимо прочего доложенная ему информация о теплой и продолжительной беседе Жемчужиной с Г. Меир на приеме по случаю 31-й годовщины Октябрьской революции, который для аккредитованных в Москве иностранных дипломатов устроил руководитель МИД Молотов, предложивший израильскому посланнику выпить рюмку водки. Обе дамы говорили на идише. Объясняя собеседнице свое хорошее знание этого языка, Жемчужина с гордостью сказала: «Их бин а идише тохтер» («Я – еврейская дочь»). Затем она одобрительно отозвалась о посещении Меир синагоги. На прощанье жена министра со слезами на глазах пожелала благополучия народу Израиля, добавив, что если ему будет хорошо, то будет хорошо евреям и в остальном мире».

       Голда Меир  была первой женщиной – министром иностранных дел, а в 1969 году, когда ей «перевалило» за 70, – премьер-министром. После расстрела олимпийской сборной Израиля боевиками палестинской организации «Черный сентябрь» Голда Меир приказала Моссаду разыскать и уничтожить всех причастных к теракту. Накануне своего 76-летия Голда Меир сообщила, что уходит в отставку. «Пять лет – это достаточно,– сказала она.– У меня уже нет сил, нести это бремя. Я не принадлежу ни к одной внутрипартийной фракции. Посоветоваться кроме себя самой мне не с кем. И на этот раз мое решение окончательное и бесповоротное. Пожалуйста, не старайтесь уговаривать меня, чтобы я его изменила, не ищите аргументов – они не помогут. Моя политическая карьера завершилась». Своему приемнику новому премьер-министру Израиля — Ицхаку Рабину – Голда Меир передала процветающую державу с напутствием: «Если Израиль не будет сильным, то мира не будет». Спустя четыре года 8 декабря 1978 г. женщина по имени Голда, что в переводе значит «золотая», по фамилии Меир – то есть «озаряющая», покинула этот мир. Она ушла с чистой совестью и легкой душой, ибо прожила свою жизнь по максимуму: любила, рожала, побеждала, была верна себе и своему народу. В истории еврейского народа немало найдётся женских имён, которые произносятся с особым уважением, но имя Голды Меир стоит беспримерно высоко, ибо она принимала непосредственное участие в образовании государства Израиль. Вся её жизнь прошла в борьбе не просто за права евреев, а за создание полноценной сионистской государственности, уничтоженной много лет назад.  Далее, из высказываний Голды Меир. Без комментариев.

*****

Я верю в еврейский народ, а еврейский народ верит в Б-га.

*****

Государство Израиль! Глаза мои наполнились слезами, руки дрожали. Мы добились. Мы сделали еврейское государство реальностью…Чтобы не случилось, какую бы цену не пришлось за это платить, мы воссоздали еврейскую родину. Долгое изгнание кончилось. Отныне мы будем жить в стране своих отцов не потому, что нас соглашаются терпеть, теперь мы – такая же нация, как другие, и впервые за двадцать веков мы хозяева своей судьбы. Мечта осуществилась – слишком поздно для спасения погибших при катастрофе, но не слишком поздно для грядущих поколений.

*****

Теперь я не сомневаюсь, что для Советов основным было изгнание Англии с Ближнего Востока. Но осенью сорок седьмого года, когда происходили дебаты в Объединенных Нациях, мне казалось, что советский блок поддерживает нас еще и потому, что русские сами оплатили свою победу страшной ценой и потому, глубоко сочувствуя евреям, так тяжко пострадавшим от нацистов, понимают, что они заслужили свое государство…Как бы радикально ни изменилось советское отношение к нам за последующие двадцать пять лет, я не могу забыть картину, которая представлялась мне тогда. Кто знает, устояли бы мы, если бы не оружие и боеприпасы, которые мы смогли закупить в Чехословакии и транспортировать через Югославию и другие балканские страны в те черные дни начала войны, пока положение не переменилось в июне 1948 года? В первые шесть недель войны мы очень полагались на снаряды, пулеметы и пули, которые Хагане удалось закупить в Восточной Европе, тогда как даже Америка объявила эмбарго на отправку оружия на Ближний Восток, хотя, разумеется, мы полагались не только на это. Нельзя зачеркивать прошлое оттого, что настоящее на него непохоже, и факт остается фактом: несмотря на то, что Советский Союз впоследствии так яростно обратился против нас, советское признание Израиля 18 мая имело для нас огромное значение. Это значило, что впервые после Второй мировой войны две величайшие державы пришли к согласию в вопросе о поддержке еврейского государства, и мы, хоть и находились в смертельной опасности, по крайней мере знали, что мы не одни. Из этого сознания – да и из суровой необходимости – мы почерпнули ту, если не материальную, то нравственную силу, которая и привела нас к победе. (Из биографической книги ”Моя жизнь” – А.З.)

*****

Арабы воистину странный народ! Проигрывают войну, а потом рвутся извлечь из поражения максимальную выгоду. Вообще, с каких это пор тот, кто нападает первым и терпит поражение, считает себя вправе диктовать условия победителю? Нас вот обвиняют в экспансионизме. Но поверьте мне на слово – мы вовсе не экспансионисты. Хотим лишь новых, надежных границ…Возврат невозможен. Многие годы им прививали чувство ненависти к нашей стране. Ну, а отцы учили детей в лагерях беженцев только одному:израильтян надо убивать всегда и везде. Мы не хотим получить удар ножом в самое сердце. С нас хватит Холокоста.

*****

Мир на Ближнем Востоке возможен лишь тогда, когда они (арабы) полюбят своих детей сильнее, чем они ненавидят нас.

*****

Я могла бы простить вам убийство своих сыновей (обращение к палестинцам – А.З.), но не в состоянии простить того, что вы заставляете нас убивать ваших сыновей.

*****

Пессимизм – это роскошь, которую евреи не могут себе позволить.

                         

                Источник:    www.zelikm.com  —   «Евреи глазами именитых друзей и недругов»

 

 

Оцените пост

Notice: Undefined variable: thumbnail in /home/forumdai/public_html/wp-content/plugins/wp-postratings/wp-postratings.php on line 1176
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Автор Anatoliy Zelikman

Родился 14 октября 1936 года в белорусско-еврейском городе Бобруйске. В отличие от президента Беларуссии Александра Лукашенко мне близки и понятны стенания авторов Ильфа и Петрова в ‘Золотом телёнке”: “При слове “Бобруйск” собрание болезненно застонало. Все соглашались ехать в Бобруйск хоть сейчас. Бобруйск считался прекрасным, высококультурным местом”. В то время там, по крайней мере, каждый второй житель был этническим евреем и двое из трёх понимали и говорили на идиш. За несколько часов до прихода немцев волею случая нашей семье удалось покинуть пределы города и после долгих скитаний эвакуироваться в Среднюю Азию. Все оставшиеся евреи города были безжалостно уничтожены, вне зависимости от социального положения, возраста и пола. Нелюди убили безвинных людей только за то, что они были евреями. В узбекском городе Фергана учился в первом классе, который закончил с похвальной грамотой. Впоследствии за годы многолетней учёбы подобной оценочной вершины больше не покорял никогда. После окончания войны вернулся в родимые места, где освоил десятилетку хорошистом. В 1954 году поступил во второй Ленинградский мединститут (ЛСГМИ) и спустя шесть лет получил специальноть санитарного врача. За год-два до моего поступления приём евреев в медицинские вузы был практически прекращён, ввиду компании борьбы с ”космополитами ” и сфальсифицированного властями ”дела врачей”. Работал с 1960 по 1995 год в различных врачебных должностях – от главного врача санэпидстанции Хасанского района Приморского края до дезинфекциониста и эпидемиолога Белорусского Республиканского Центра гигиены и эпидемиологии. Виноват. Был членом профсоюза, комсомольцем, состоял в КПСС (1969-1991), колебался вместе с партией и поддерживал её. Был активен, как и многие личности моей национальности. Знал о многих безобразиях, терпел, так как сознавал, что от меня ничего не зависит. Теперь про таких говорят, что они ”держали фигу в кармане”. Возможно. Показать этот кукиш у меня, как и у большинства смертных, смелости не хватало. Что было, то было. О прошлом не жалею. Покаяться должен не человек, а общество, в котором он жил. Обстоятельства силнее нас. Женат. Её величают Кларой. Люблю свою супругу со школьной скамьи. Однолюб. У нас два сына (Гриша, Дима) , внучка Клара и внук Сэм. Я, можно сказать, свой, ”совейский” человек, так как имею честь быть происхождения пролетарского. Отец – портной. Всю жизнь вкалывал, как раб, чтобы накормить пятерых детей. В юности закончил три класса начальной еврейской школы для изучения мальчиками основ иудаизма (хедер), что соответствует нынешнему семи-восьмилетнему образованию. Молился. Вместо синагоги собирался с другими верующими на ”конспиративных” квартирах, т.к. государство этого, мягко говоря, не поощряло. Мать – домохозяйка. Днями у плиты, заботы по хозяйству. Как и положено еврейской маме, она прекрасно готовила фаршированную рыбу и хорошо рожала ребят. Предки мои были уважаемыми соседями : русскими, белорусами, евреями. Родители навечно покоятся вместе на бобруйском еврейском кладбище, в их родном городе, свободном, к удовольствию белорусского населения, в настоящее время от живого еврейского присутствия. Не знаю, на сколько стало лучше от этого местным аборигенам. Не я им судья. Приехал я со своей семьёй в США (г. Миннеаполис, шт.Миннесота) в 1995 году. И последнее . О моих увлечениях. Книги, стихи, филателия, шахматы, иудаика и компьютер. С друзьями напряжёнка. Иных уж нет, а те далече. Приобрести новых в моём возрасте трудно. Чёрствому сердцу не прикажешь. Любые суждения, кроме человеконенавистных, имеют право на существование. Уважаю всех, кто уважает меня. Не люблю нелюбящих. Если вас заинтересовал мой сайт, пишите. Буду рад. Анатолий Зеликман.
Все публикации этого автора