Ураган

0

УраганОкончание. Начало в №1114

Когда она наконец успокоилась, Джим тихо произнес:
– Я хронически не высыпаюсь, девочка моя. А сейчас наша контора закрыта из-за урагана, и я наконец выспался, отдохнул и понял, что не могу жить по инерции, что хочу любить и чувствовать любовь к себе. Понимаешь? Хочу видеть живую жену, а не робота! И учти, мне никто не нужен, кроме тебя, Мэрилин. Посмотри, что я нашел для нас…
Он вытащил свечку, поставил ее в подсвечник, зажег, и тут же в комнате стало таинственно и уютно. Джим взял Мэрилин на руки и бережно принес, как ребенка, в постель.
– Ты замерзла, малышка? А я притащил второе одеяло с антресоли. И вот тебе лакомство, апельсин! Он не испортился. Я его вымыл и нарезал ломтиками.
Мэрилин посмотрела на свечку с тревогой: надолго ли хватит ее колдовских возможностей. Но свечка была очень толстой, и это был тот редкий случай, когда полнота являлась неоспоримым достоинством.
Джим напевал какой-то блюз и с нежностью смотрел на жену. А она пыталась заставить себя не анализировать слишком глубоко причины неожиданного счастья, а просто наслаждаться им. И все же, как ей хотелось бы найти и никогда не терять этот волшебный пульт управления сердцем Джима! Но она понимала, что это невозможно. «Почему же так сложно быть собой и просто радоваться жизни!» — думала она.
– Что с тобой, Джимми? Ты такой романтичный и нежный…
– Я вообще нежный. Просто усталость для нежности, ну, можно сказать, своего рода ураган. Мне к лицу высыпаться и меньше работать. Но главная причина — в тебе. Ты ожила сегодня, и ты оживила меня.
Она улыбнулась. Потом они смеялись вместе без всякой причины, как умеют смеяться только дети. Они разговаривали без умолку, словно не виделись многие годы и вновь неожиданно встретились. Они любили друг друга, как никогда прежде. Это была яркая и необъяснимая вспышка родства.
Не нужно было никуда торопиться, опаздывать, заводить будильник на ранний час. Их не мучили угрызения совести, что они не вылезают из постели, потому что вылезать нужно было лишь в душ или на кухню. Никто из них не работал — их организации были закрыты. Им повезло: некоторым приходилось еще и трудиться после ледяного душа и всех прочих «прелестей». Да не каждый мог и добраться до работы: почти все бензоколонки были закрыты.
Телефоны молчали по той же причине отсутствия электричества. Мобильники разрядились, а зарядить их было негде.
– Как здорово просто любить друг друга, болтать и не думать ни о чем серьезном!
– Да, Джим, мы с тобой оказались на неосвещенном безлюдном острове холода и молчания, согреть, озвучить и оживить который не смог бы никто, кроме нас самих. И мы сделали это.
– Ты знаешь, даже во время отпусков нам всегда что-то мешало раствориться друг в друге: там были пляжи и отдыхающие, рестораны и постоянно звонившие телефоны… А сейчас нет никого и ничего, кроме нас и нашей любви.
– В последнее время я потеряла интерес к самой себе. Джим, ты только что вернул его мне, и это — самый ценный подарок на свете! Оказывается, если ты интересен любимому, ты интересен и себе. Ты извлекаешь из меня все новые и новые темы, в твоих глазах такой неподдельный интерес ко мне и моим мыслям!.. Мне так здорово с тобой, Джим!
Он стал серьезным, обнял ее и долго не разжимал рук.
А еще через два дня в их доме появилось электричество, и Мэрилин испугалась, что волшебный роман с мужем закончится и придется возвращаться в этот упакованный комфортом и бесконечными обязанностями мир. Но он успокоил ее, сказав, что теперь они завели двигатель отношений, который начал было барахлить, и он будет очень долго работать до следующего ремонта.
– Как бы нам высыпаться? Поменьше бы работать и побольше зарабатывать!
– Будем грабить банк? — пошутила Мэрилин.
– А как же, обязательно! — ответил Джим и поцеловал ее.
На следующий день он пришел с работы с букетом роскошных роз и подарил ей кольцо.
– Ты сам ограбил банк? — с улыбкой спросила она, замирая от восторга при виде кольца.
– Нет, милая! Не надейся! Мы сделаем это вместе, когда станем супругами! Пойдешь за меня замуж?
– А проверить чувства? — засмеялась она.
Вечером следующего дня она обзванивала подруг, чтобы пригласить их на вечеринку, посвященную новому статусу официальной жены Джима. Они заказали столик в ресторане, и нужно было уточнить количество приглашенных. Эвелин, ее самая близкая подруга, заявила, что придет одна, без мужа. На расспросы Мэрилин она ответила коротко:
– Мы решили развестись. Знаешь, этот ураган вынудил нас провести в квартире пять суток без электричества, и мы поняли, что нам не о чем говорить. Мы — чужие люди, а наше супружество — дурацкая привычка бывать на людях вместе, вечерами расходясь по разным комнатам. А наедине нам попросту невыносимо. И учти, я не намерена страдать: я воспринимаю это как шанс встретить свое настоящее счастье. Так что соболезнования не принимаю. Только поздравления!
Знаешь, мои слова прозвучат кощунственно, ведь многие люди жутко пострадали во время урагана. Были даже жертвы! Но лично я прозрела именно в эти дни. У меня гора свалилась с плеч. Скажи, я кажусь тебе странной? Должна ведь, наверное, страдать, а я радуюсь!
– Если разрыв с мужем приносит не боль, а радость, то стоит погрустить о рождении такого союза. Хотя со стороны вы с Эриком производили впечатление счастливой пары.
– Да мы и сами себя убеждали долгие годы в собственном счастье, но жутко устали от этого. Слушай, а на вашей вечеринке для меня случайно не будет одинокого короля?
P.S. Через два месяца Мэрилин и Джим усыновили пятилетнего мальчика, родители которого погибли во время урагана.

Галина ПИЧУРА

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Комментарии к записи закрыты.

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0