Люмпен-программист в оффшоре

аутсорсинг

аутсорсингРаспивочно и на вывоз. Первая мысль, которая возникает при слове оффшор, это вывоз капитала подальше от бдительного ока налогового управления. Но вывозят ведь целые производства, оставляя своих специалистов без работы.

Муж моей знакомой приехал из Израиля. Там он был электронщиком и был уверен, что в большой Канаде будет востребован на еще большую сумму. Первая работа на «Селестике» казалась прекрасным стартом, хоть и с 11 долларов в час, но ведь это только начало.

Розовый туман начал рассеиваться постепенно. Выяснилось, что «Селестика» на том и стоит, что набирает новых иммигрантов на минимум, который не меняется уже несколько лет, а через год-два увольняет и набирает новых желающих получить канадский опыт. Что же касается остального электронного производства, то ответ на него получить можно довольно быстро и просто, посмотрев, где сделаны смартфоны флагмана канадской электроники BlackBerry, правильно, они сделаны в Китае. Вот туда уехало почти все электронное производство. Называется это по-научному аутсорсинг, то есть, передача работ подрядчику на сторону. Если раньше подрядчика брали для выполнения работ, не связанных со стратегическими задачами компании, то теперь на подряд переведено все – от уборки помещений до производства и управления.

Затем подоспел крах «Нортеля». Кто не знает, «Нортель» был гордостью канадской электроники, международной компанией с филиалами по всему миру, в том числе и в Израиле. Разорение вызвало землетрясение по отрасли. Лишились работы сотни инженеров и тысячи техников, растаяли пенсионные программы тех, кто вкладывал их в инвестиционные фонды с акциями канадского флагмана, а уж про мелкие предприятия и говорить не приходилось. Они либо закрывались, либо переходили на режим жесткой экономии, выплачивая работникам не более 12 долларов в час.

«Да что вы, — говорили знающие люди, — кончилась в Канаде электроника (точнее, и не начиналась), вывезли ее всю, и рассчитывать на приличный заработок тут нечего».

В службах трудоустройства разводили руками. Советница по трудоустройству так и сказала: «Попросите что-нибудь полегче. У меня столько электронщиков из Израиля, которые работу найти не могут».

Все правильно, в Канаде собирают не платы для телевизоров, а автомобили, и это производство до недавнего времени кормило иммигрантов, но потом фирмам производителям стало невыгодно работать с канадскими подрядчиками. От подряда на «Магне» японцы отказались, так как качество дешевого труда им там не понравилось, «Крайслер» через два года свое производство свернет, да и перестали там принимать на работу на полную ставку с профсоюзными льготами. Проще нанять временных работников без прав и заплатить им в два раза меньше, не снижая при этом цены на автомобили. Единственная причина, по которой машины все еще собирают в Северной Америке – стоимость доставки груза через океан.

Зато руду возят пароходами из Америки и Канада в Индию и Китаю на металлургические заводы, а оттуда приводят готовый прокат. Металлургические заводы служат теперь декорациями для съемок голливудских блокбастеров.

Глубоко задумавшись, семья решила вложить деньги в освоение перспективной специальности тестера компьютерных программ, тем более, что реклама сулила освоение навыков буквально с нуля, а работу еще до окончания обучения. Первые курсы в «русском колледже» оставили после себя груду учебников, а рассылка резюме даже с художественно расписанным производственным опытом не дала ничего. Никто не звонил и не интересовался выдающимся специалистом по тестированию компьютерных программ. Причем, телефон молчал у всех выпускников курса.

Второй этап наступил после звонка родственников. Они узнали о существовании «совершенно замечательного» курса тестеров в бейменте у опытной дамы, после которого на работу устраиваются буквально на раз. Вот одна знакомая раньше к компьютеру не знала, как подойти, а после курса нашла работу в банке. Курс был очень хорошим, а результат прежним – не требуется.

Давняя приятельница всплеснула руками: «Да ведь давно уже нет спроса на тестеров. Лет 10 назад был, а теперь не требуется. Моя подруга попала под сокращение, а она специалист с большим опытом, но найти ничего не может, и теперь собирается менять профессию».

Подруга из Австралии объяснила: «Да разве вы не знали, что давно кончилось то время, когда нужны были тестеры, которые умеют на кнопки нажимать. Эти простейшие функции теперь выполняют в Китае и Индии, и не за доллары, а за юани и рупии. Пока еще нужны тестеры, умеющие сами читать и писать коды и скрипты, и еще руководители проектов, которые тоже могут проверить качество программного продукта».

Отец канадского программиста отнесся к доморощенным курсам на русском языке с легкой усмешкой: «Без приличного английского в информационных технологиях делать нечего. В крупных фирмах типа «Роджерс» или «Белл» тестеры еще работают и прилично получают, но на новые проекты их не берут. В команде моего сына они сами пишут программы и сами их проверяют на багги. Отдельные тестеры им не нужны».

Словом, некуда податься иммигранту-технарю, кроме как в помощники электрика, плотника, маляра и установщика окон или систем сигнализации, или в дальнобойщики, если возраст и здоровье позволяют. На дворе аутсорсинг. И термин применяется, в первую очередь, именно к ИТ (информационным технологиям) и ведению бизнеса.

Простейшие формы подряда – диспетчерские, бухгалтерия и финансы, отделы кадров, обработка заявок и жалоб. Это могут более или менее постоянные  контракты на сотни миллионов долларов. Но и это еще не все. В оффшор уходят целые производства – текстильная и металлургическая промышленность, электронная сборка, а теперь и программирование.

Опять же, раньше к услугам варягов прибегали мелкие и бедные фирмы, разные там старт-апы, которые нанимали подрядчиков для выполнения своего проекта, начиная от дизайна, написания программ, проверки качества, заканчивая локализацией и даже маркетингом и продажами.

Логика вполне простая – чем платить от 40 до 80 долларов в час своим программистам, не проще ли отдать написание программ на подряд в Индию или Китай. Ребята будут стараться за сущие гроши, и никаких проблем с профсоюзами, законами об оплате и охране труда, не надо платить отпускные и больничные, перечислять деньги в пенсионный фонд – сплошная экономия.

Соответствующие сайты тут же предлагают услуги по переводу заказов по контракту в Индию и Китай и тот же производственный оффшор. То есть, все функции бизнеса переводятся в другую страну. В настоящий момент Китай и Индия становятся основными игроками в производственном оффшоре, особенно в сфере программирования, включая разработку, проверку качества, тестирование и локализацию для азиатских рынков.

Есть и еще один вариант – завоз так называемых «специалистов» по принципу «числом поболее, ценою подешевле» или «на грош пятаков». Это вся та же прямая выгода – оплата грошовая, никаких дополнительных льгот и выплат, а через год отработанный материал уезжает на родину, уступая место новой партии «живого товара». И ведь речь не идет только о мелких старт-апах, которым серьезные программисты не по карману. От друзей я знаю, что в атомной энергетике после приватизации руководство готово брать на программное обеспечение китайских, индийских, российских специалистов, привозить «живой товар» или отправлять заказы в оффшор, — неважно, лишь бы отчитаться о сэкономленных средствах. Был, конечно, скандал с некачественной программой для онкологического лечения, что привело к гибели 6 пациентов, но это никого не остановило.

Был скандал с банком RBC. И опять интересно – банки вкладывают миллиарды, чтобы повысить уровень безопасности хотя бы на пару процентов, и тут же переводят подряд на операции варягам, отдавая в их руки все базы данных ради экономии в несколько сот тысяч долларов. Вот вы представляете себе, звонит клиент в банк, чтобы активировать карточку или получить какую-то информацию, а ему отвечает некто с другого конца земли и спрашивает у него все – имя, фамилию, фамилию и имя мамы и бабушки, адрес, год рождения, номер кредитки, а потом поступают жалобы на кражу личных данных и взлом банковского счета.

Хорошо в Израиле – если служба телефонных услуг га иврите, то хоть есть гарантия, что тебе отвечают из Израиля, а не из Пакистана.

Плюсы глобализации и outsourcing для бизнесов очевидны – чем ниже затраты на производство, тем выше прибыль.

Минусы outsourcing

 

Утрата контроля

Теперь рассмотрим минусы. Итак, производство вывозится из страны, а вместе с ним и управление производством, контроль над ним. Между прочим, никто не даст гарантии, что рано или поздно местные структуры не произведут рейдерский захват упрятанных в оффшор предприятий. Только «дипломатии канонерок» уже не будет. Никто не станет посылать авианосцы и ракетоносцы к берегам Индии, Китая и России. В крайнем случае, примут «закон Магнитского». Неприятно, но пережить можно.

 

Скрытые расходы

Дешевизна может быть кажущейся. Как мы знаем по нашему бытовому опыту, крайне низкая цена предполагает скрытые расходы. Это могут быть юридические услуги, могут быть всевозможные накрутки на первоначальную цену, необходимость постоянно летать в далекую страну, чтобы контролировать производство, есть еще стоимость перевозок в условиях очень высоких цен на топливо.

 

Угроза безопасности и раскрытие личных данных

Передача подряда на сторону означает раскрытие огромных массивов баз данных, как отдельных людей, так и производственных секретов. «Нью-Йорк Таймс» публикует тревожные статьи о том, как китайские хакеры взламывают сайты американских предприятий оборонной промышленности, а о краже личных данных клиентов банков и говорить не приходится. Ситуация в Канаде ничем не лучше. Если бухгалтер предприятия сидит где-то в Индии, то получается, что именно туда уходит вся информация о сотрудниках данного предприятия – их возраст, адреса, номера социального страхования, номера банковского счета. Поручая разработки на стороне, компания отдает в чужие руки свои производственные секреты, совершенно бесплатно, надо сказать. Потом «Нью-Йорк Таймс» пишет, что китайские хакеры воруют американские военные секреты. А китайское правительство отвечает, что никто воровством не занимается. Конечно, не занимается. Зачем? Все секреты и так получить можно, по аутсорсингу.

 

Качество продукции

Компании, предлагающие услуги на подряде, заинтересованы исключительно в прибыли. Поскольку контракт имеет фиксированную цену, они могут увеличить свой доход только единственно доступным способом – нахватать как можно больше контрактов. И вот тут выгоды дешевой рабочей силы заканчиваются, потому что не может работник, которому платят гроши, быть предан делу и чести фирмы. Он будет стараться набрать как можно больше подрядов, чтобы хоть как-то заработать на жизнь, и выполнять свою работу «от сих до сих». Но пока все эти оффшорные фирмы выполняют формально условия контракта, наниматель вынужден им платить. При этом он теряет не только в качестве исполнения, но и не может оперативно реагировать на изменения в деловой среде. В каждом таком контракте включен пункт, обязывающий работодателя оплачивать дополнительные изменения и поиски.

 

Привязка к финансовому благополучию другой фирмы

Поскольку предприниматель переводит свое производство в другую страну, он отдает его, практически, на милость этой самой страны и другой фирмы  и связывает свое благополучие с благополучием этой страны и этой компании. Между прочим, банкротство outsourcing компаний явление очень распространенное.

Тут к месту рассказать старую историю про Пальмаха Зеэви, сына благословенной памяти Рехавама Зеэви. С подписанием мирного договора с Иорданией в Израиле началась текстильная лихорадка – вывоз израильского текстильного производства в Иорданию из городов развития – Димоны, Офакима, Бейт-Шеана. Пальмах Зеэви подсуетился и свою фабрику из Бейт-Шеана вывез, но производство в Иордании как-то надо контролировать, а его туда не пустили, ибо он был сыном «правого экстремиста», лидера партии «Моледет», которая ратовала за трансфер арабов. Словом, лишился Зеэви своей фабрики.

 

Люмпенизация населения

В данном случае мне хотелось бы обратить внимание не на экономический, а политический аспект экспорта производства и рабочих мест из развитых стран. Речь идет о целенаправленной люмпенизации населения промышленно развитых стран. Можно сколь угодно долго произносить речи о том, что пора «пощипать жирных коров», то есть, повысить в очередной раз налоги на предприятия, ввести налог на роскошь и сигареты, можно в очередной раз устроить мощную профсоюзную забастовку, можно все, – но результатом будет вывоз не капиталов, а всего производства. В Китае полтора миллиарда населения, Индия к этой цифре неуклонно приближается, и они готовы выполнить любой подряд.

Мало того, можно еще ввозить «рабов на плантации». Плантации ведь могут быть разными – хлопковыми, сборочными или ИТ. И когда дело доходит до ввоза гастарбайтеров, то чудесным образом преодолеваются все иммиграционные препятствия и законы. Так, закон гласит, что работодатель может пригласить на вакантную должность иностранного специалиста только в том случае, если на нее не будет претендовать никто из канадцев (американцев).

Был, между прочим, курьезный случай. В каком-то глухом райцентре на севере Британской Колумбии уходил на пенсию врач, и никого не мог найти себе на замену, пока не отыскался любитель уединения в холодных широтах аж в южно-африканской антарктической экспедиции. Есть там доктор, который может все, или почти все, и к тому же любит тишину и покой. Вот это был реальный момент, когда никого из коренных канадцев найти на эту вакантную должность было нельзя.  Мне, правда, неизвестно, чем эта история закончилась, так как доктору надо было из Антарктиды он-лайн экзамены сдавать для подтверждения своей врачебной лицензии.

Что касается ИТ, то тут никакой лицензии и не требуется, а варягов не заставляют даже проходить проверку для допуска к секретной информации.

Трудно сказать, каким образом вывоз предприятий и перевод рабочих мест способствует экономическому процветанию Канады, Америки или Израиля. Создание рабочих мест в странах Индокитая повышает покупательную способность населения там, а не в Канаде, Америке или Израиле. Налоги люди платят там, а не в Северной Америке или Израиле.  Без работы остаются выпускники канадских, американских и израильских университетов, между прочим. Когда за кордон стали уезжать работы для «синих воротничков», рабочим предлагалось переучиваться и повышать свою квалификацию. Типа, закрыли «Польгат» в Кирьят-Гате, но открыли там же ИНТЕЛ, и бывшие швеи могут переквалифицироваться в будущих электронщиков. А когда закрыли электронные предприятия, то в кого переквалифицироваться? В управдомы? Школьникам объясняли, что нужно получать университетский диплом, так как развитой стране требуются программисты и инженеры-разработчики. Теперь выясняется, что и эти специалисты не будут востребованы.

Не знаю, как где, но вот в Америке была опубликована печальная статистика о резком росте числа самоубийств среди людей предпенсионного возраста, особенно после 2008 года. Корреляция очевидна. Если человек в 50-55 лет потерял работу на производстве, найти новое место ему будет крайне трудно. Зачем, скажите на милость, работодателю брать опытного программиста в своей стране и платить ему в соответствии с его опытом и квалификацией, если он может нанять за океаном молодого выпускника университета и платить ему в три раза меньше. Или привезти его в Канаду или Америку и посадить на такую же низкую зарплату.

Между прочим, перевод производства в оффшор создает очень интересный политический климат. Это у Эйн Ранд наиболее деятельные предприниматели спрятались где-то в американской глуши, сделав свои поселения невидимыми с воздуха. В реальной жизни все гораздо печальнее. Производства переводятся в страны, где господствуют диктаторские режимы. С ними очень удобно иметь дело – всегда знаешь, по какому адресу принести откаты, нет никаких проблем с профсоюзами и зелеными защитниками природы. Это они в своих странах бьются, чтобы в Северной Америке и Европе трубы не дымили, а в Индокитае – пожалуйста, кто их проверять будет. Предпринимателям даже выгодно поддерживать и сохранять эти режимы, ибо на данном этапе они являются гарантией получения сверхприбылей за счет рабского труда. Поэтому на союз возрождения Америки рассчитывать не приходится. Эйн Ранд были чересчур оптимистична.

Не хотелось бы рисовать слишком мрачную картину, но не получится ли так, что лет через 10-15 мы будем иметь резкий экономический спад из-за люмпенизации и снижения покупательной способности населения. Пока что очень неплохо живут госслужащие за счет налоговых поступлений из частного сектора, но когда этот источник иссякнет, ибо все уходит в оффшор, то, что будет делать государство? Ответ на поверхности – Соединенные Штаты и Европа падают в пропасть бюджетного дефицита, и дна этой пропасти не видно, в то время как страны Индокитая богатеют. Остается только одна утопическая надежда – когда в казне не будет денег на зарплату нашим законодателям и по совместительству слугам народа, тогда они, возможно, задумаются и начнут принимать меры. Но они-то рассчитывают на то, что тогда весь мир превратится в глобальную деревню без границ, где они будут править и стричь купоны. Если до того им не состригут головы в рамках экспроприации экспроприаторов. Пока политики пожимают плечами и объясняют, что против экономических законов не пойдешь.

Виктория Вексельман

, , , , , ,

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 6, средняя оценка: 3,67 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Виктория Вексельман

Автор Виктория Вексельман

Все публикации этого автора