Полемика, Тема дня <->
  • A A A
  • Почему детей забывают в машинах

    Чтобы отправить этому автору личное сообщения необходимо Логин.
    ( Регистрация | Забыли пароль? )

    Дима Яковлев

    В ответ на «закон Магнитского» Госдума решила не пускать в Россию американцев, умертвивших приемных российских детей, оправдавших их судей, следователей и прокуроров по делам торговца оружием Виктора Бута и перевозчика кокаина Константина Ярошенко и других янки, провинившихся перед Россией.

    В этот черный список прочат и вашего покорного слугу.
    Выступая в среду по «Эху Москвы», известный телекомментатор угрюмый Максим Шевченко призвал закрыть въезд в Россию также журналистам и назвал поименно, в том числе «господина Козловского, который просто открыто работал как открытый сотрудник американских спецслужб, публикуя материалы якобы о виновности Виктора Бута».
    Я уже как-то ответил Шевченко на эти заявления, заметив, что охотно брал бы у спецслужб материалы, да вот не дают, и сообщив ему, где именно эти материалы лежат в открытом доступе (добавлю, что также они висят в Интернете в платной базе данных федеральных судов). Но мерзопакостный все не унимается. Может, тайно любит?
    Как замечает «Уолл-стрит джорнел», мало кто из американцев обратил внимание на принятие «закона Магнитского», который был частью большого законопроекта, нормализующего торговлю с Россией.
    Но «он определенно привлек внимание Кремля», — пишет газета в редакционной статье, озаглавленной «Победа прав человека», в которой она приводит возмущенные заявления российских официальных лиц о «законе Магнитского».
    «Продолжайте кипеть от злости, г-н Путин! — продолжает «Джорнел». — Так до россиян быстрее дойдет, что США продолжают печься о правах человека и демократических реформах. На протяжении своего первого срока президент Обама налегал на «перезагрузку» с Россией и спускал на тормозах критику сползания Путина к авторитаризму. Администрация пыталась торпедировать «закон Магнитского». В своем заявлении по поводу большого законопроекта Обама многозначительно даже не упомянул Магнитского или закон, носящий его имя. Мы благодарны за то, что хотя бы Конгресс выразил готовность отстаивать американские ценности».
    Московский корреспондент газеты «Крисчен Сайенс Монитор» Ховард Лафрэнки тоже отмечает, что «закон Магнитского» был принят в рамках установления с Москвой постоянных нормальных торговых отношений (ПНТО) и отмены поправки Джексона — Вэника, но пишет, что «закон Магнитского»  «похоже, произвел на российских чиновников гораздо более сильное впечатление, чем ПНТО, и они внезапно наложили ограничения на импорт мясопродуктов из США».
    Намерение Госдумы наложить ответные санкции на ряд категорий американцев не прошло в США совсем незамеченным, но поначалу было воспринято скорее как курьез.
    Ваш корреспондент пытался добиться у одного из прокуроров Виктора Бута, есть ли у него дачка в Подмосковье, но он лишь хмыкнул в ответ.
    «Это смехотворно! — сказал мне один сотрудник Конгресса, просивший оставить его безымянным. — Это чистая бессмыслица».
    Обозревательница «Вашингтон Пост» Кэти Лэлли отмечает, что зеркальный ответ ставит Россию в неблагоприятное положение. В прошлом году в США ездили 159 тысяч россиян. В Россию же — лишь около 75 тысяч американцев.
    То обстоятельство, что Дума сосредоточилась в своем ответе на американцах, «попирающих права усыновленных российских детей», вызвало здесь крайне резкую реакцию.
    Первоначально российский ответ на «закон Магнитского» предполагалось назвать именем маленького россиянина Димы Яковлева, погибшего в результате того, что его приемный отец Майлс Харрисон на 9 часов оставил мальчика на солнцепеке в машине. Харрисон был в конечном итоге оправдан вирджинским судьей.
    «Они приплели Диму Яковлева! — взорвался в разговоре со мной цитировавшийся выше сотрудник Конгресса. — Это абсолютно бесстыдно! Это просто отвратительно! Если Россия хочет врезать нам по части прав человека, милости прошу. Это делают все кому не лень. Но политизировать страшную трагедию детей, оставленных в машине на солнцепеке, и разводить пропаганду по этому поводу — это уже тошнотворно! Выходки такого типа вызывают не усмешку, не гнев, а опасения насчет их душевного здоровья. Хочется сказать на это: «Мужики, сходите к психиатру…»
    Как пишет Уилл Энглунд на сайте «Вашингтон Пост», российские активисты указали, что «куда больше российских детей гибнут от дурного обращения и невнимания в России, чем в США».
    Энглунд цитирует гневное обращение к депутатам, напечатанное в блоге журналистки Ирины Воробьевой, координатора добровольческого отряда по розыску пропавших детей «Лиза Алерт»: «Может быть, тогда в ответ закон имени Лизы Фоминой? Которая погибла в лесу, когда ментов отозвали с поисков на день города?.. Закон имени шестилетнего Артема Новикова, который погиб, провалившись в люк? Никто ведь не понес ответственность за это! Закон Анны-Алены Ломановой двух лет, погибшей в мелкой речке? Ребенок ходил кругами вокруг деревень, и никто ее не смог найти?.. Как насчет закона имени десятилетнего Ивана Афанасьева, мальчика-инвалида, который пропал и замерз насмерть? Его тоже не успели спасти! Закон имени тех детей, которые погибли, потому что не довезли до больницы вовремя?.. Закон имени тех детей, на операции которым собирают деньги всем миром? Как насчет закона имени тех детей, которые были похищены? Как насчет закона о тотальной проверке ВСЕХ попрошаек с детьми? Стыд и позор вам, «народные избранники»!»
    Энглунд отослал меня к огромной статье Джина Уайнгартена «Фатальный отвлекающий фактор. Забыть ребенка на заднем сиденье машины — это ужасная ошибка. Но преступление ли это?».
    Статья была напечатана в Washington Post 8 марта 2009 года после суда, оправдавшего Харрисона, и удостоилась престижной Пулитцеровской премии.
    «Официальный диагноз — это смерть от гипертермии, перегрева организма, — пишет автор. — Когда это случается с маленькими детьми, канва событий часто одна и та же: наступает день, когда любящие и заботливые в нормальной ситуации родители страшно заняты, отвлечены, расстроены или сбиты с толку переменой заведенного порядка и… просто забывают своего ребенка в машине».
    Несмотря на американскую одержимость охраной детства, в США это случается от 15 до 25 раз в год, в основном весной, летом и ранней осенью. Диму Яковлева приемный отец забыл в машине в июльскую жару.
    По словам Уайнгартена, двадцать лет назад такие вещи случались сравнительно редко. Но в начале 1990-х эксперты по детской безопасности объявили, что воздушная подушка может убить ребенка на пассажирском сиденье машины, и рекомендовали детей пересадить назад. Для пущей безопасности малолетний ребенок часто даже развернут назад. Трудно было предугадать, что изъятие ребенка из поля зрения приведет к трагическим последствиям.
    И вообще: кто может забыть ребенка в машине?
    «Оказывается, могут богатые, — пишет автор. — И бедные, и средний класс. Это делают родители всех возрастов и национальностей. Матери способны на это точно так же, как отцы. Это случается и с хронически рассеянными, и с фантастически организованными людьми, с выпускниками вузов и с полуграмотными. За последние десять лет это случилось с зубным врачом. С почтовым работником. С социальной работницей. С полицейским. С бухгалтером. С военным. Со стряпчим. С электриком. С протестантским священником. Со студентом йешивы. С медсестрой. Со строительным рабочим. С замдиректора школы. Это случилось с консультантом по психическому здоровью, с профессором колледжа и поваром пиццерии. Это случилось с педиатром. Это случилось с ракетостроителем». Последнее в США — это также синоним гения, «эйнштейна».
    В 2008 году, когда погиб маленький Дима, это произошло три раза в один и тот же день.
    Обнаружив ошибку, родители реагируют по-разному. Один пытался вырвать пистолет у прибывшего полисмена, чтобы ту же наложить на себя руки. Харрисон, как показала медсестра на его трехдневном процессе, находился в ступоре и говорил, что не хочет жить. Когда судья его оправдал, он всхлипнул и попытался встать, но ноги подвели его, и он грохнулся на колени.
    Некоторые родители поехали после работы забирать ребенка из садика, не отдавая себе отчет в том, что везут на заднем сиденьи его труп.
    По данным Уайнгартена, примерно в 40% случаев власти приходят к выводу, что имел место несчастный случай, «прокол в памяти, влекущий за собою пожизненный приговор к угрызениям совести, гораздо более страшный, чем могут вынести судьи или присяжные», и не возбуждают дело.
    В 60% случаев власти имеют дело с практически такими же фактами, но приходят к выводу, что имело место преступное небрежение к безопасности ребенка, и привлекают родителя к суду.
    Например, за пять дней до смерти Димы вирджинский электрик Эндрю Калпеппер забрал ребенка у бабушки с дедушкой, приехал домой и лег спать, совершенно забыв, что оставил того в машине.
    Местный прокурор Эрл Мобли пришел к выводу, что в действиях Калпеппера не было умысла, то есть он не оставил младенца в машине сознательно, а просто забыл, — и решил не передавать дело в суд.
    «В таких случаях проще всего отфутболить дело присяжным, и пускай себе разбираются, — сказал он Уайнгартену. — Но на прокуроре лежит обязанность следить за тем, чтобы восторжествовало правосудие, а не сводить с людьми счеты».
    Прокурор Рэй Моррог, занимавшийся делом Харрисона, принял решение привлечь его за непредумышленное убийство. «Если у вас дети, у вас должно быть чувство ответственности, — объяснил он Уайнгартену. — Нет, я скажу, что со мной такого бы произойти не могло».
    Из статьи Уайнгартена явствует, что это может произойти с кем угодно.
    Судья не нашел в действиях Харрисона элемента умысла и оправдал его, заключив, что имел место трагический несчастный случай.
    «Я молю русский народ о прощении, — сказал Харрисон автору статьи. — В нашей стране есть добрые люди, которые заслуживают иметь детей, а в России есть дети, которым нужны родители. Пожалуйста, не наказывайте их всех за мою ошибку».
    Уайнгартен приводит рассуждения нескольких нейрофизиологов, по словам которых память вполне способна подвести человека столь ужасным образом.
    «Память — это машина, и она не безупречна, — говорит профессор молекулярной психологии Дэвид Даймонд. — Наше сознание сортирует вещи в порядке их важности. Но на клеточном уровне наша память этого не делает. Если вы способны забыть свой мобильник, то вы потенциально способны забыть и своего ребенка».

    Фото «Вашингтон Пост»


    Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (9 votes, average: 4,22 out of 5)
    Loading ... Loading ...

    4 Комментария Для “Почему детей забывают в машинах”

    1. Я категорически против закона «антимагницкого», но за пересмотр системы американского усыновления в части допуска российских юристов к контролю за соблюдением прав ребёнка. Что касается американских юристов, то и раньше они меня не радовали, хотя им далеко до российских, но движутся по «верному» пути . Есть ведь статьи об уголовной ответственности за не надлежащее исполнение обязанностей в данном случае родительских, а причины здесь не причём. Не можешь — не берись! А ссылки на плохую память смешны. Таких не пускают к штурвалу самолета, а тем более к детям. Ручаюсь, что, если бы забывчивые барышни и молодые люди получали бы от 15 лет и старше, то такиеслучаи случались бы по одному лет в 20.

    2. Ребенок все-таки не мобильник, неуважаемый профессор. Такие профессора, как вы, создают сомнения в состоятельности американской психологии. (парафраз Довлатова)

    3. А.Ицхаков

      Многие уже обратили внимание на сходство между палестинскими террористами и российскими политиками: и те и другие выдвигают вперёд себя детей, чтобы защитить себя-любимых.
      Но, похоже, Государственная Дура (как назвал Гос. Думу В.Познер) в данном случае сама себя высекла:

      «Акт Магнитского»: пророссийский или русофобский?

      В своей редакционной статье Financial Times наставивает на необходимости для Европы последовать примеру США и принять свой варианта американского закона «Справедливость для Сергея Магнитского». Издание считает, что этат шаг послужит на пользу России.

      Реакция Москвы на принятый в США «Акт Магнитского», вводящий персональные санкции в отношении лиц, ответственных за нарушение прав человека и принципа верховенства права, была отвратительной, даже если судить по нынешним стандартам Кремля, пишет издание. На прошлой неделе президент Путин подписал закон, запрещающий американским гражданам усыновлять российских детей. Таким образом, тысячи самых беззащитных граждан России, живущих часто в страшных сиротских приютах, стали заложниками сложных отношений между Россией и Америкой.
      Вполне очевидно, что Кремль надеется убедить другие страны не следовать примеру Вашингтона. Но они не должны позволять себя запугивать, утверждается в редакционной статье Financial Times.
      Реакция Москвы только доказывает, что эти меры попали в самую точку. У многих российских чиновников на Западе есть недвижимость и финансовые активы. Они свободно ездят туда-сюда, а их дети довольно часто ходят там в школы и университеты. Таким образом, отказ в визе и замораживание активов тем лицам, против которых имеется достаточно серьезных доказательств в нарушении прав человека или преступной деятельности, — это очень эффективные санкции.
      Более того, дело Магнитского демонстрирует темную сторону российского «путинизма», пишет газета. Работники налоговых органов использовали инвестиционный фонд, основателю которого без объяснения причин был запрещен въезд в Россию, как прикрытие для хищения у государства 230 млн долларов. Когда фонд узнал об этом и представил доказательства, к ответственности так никого и не привлекли.
      Вместо этого был арестован адвокат, расследовавший хищение, — Сергей Магнитский. В итоге его самого обвинили в этих махинациях. Впоследствии в тюрьме его избили до смерти.

      Сергей Магнитский умер в российской тюрьме
      Москва, несмотря на международные призывы, непоколебима. Дошло до абсурда, пишет газета: Магнитскому посмертно предъявили обвинения в уклонении от уплаты налогов. Россия не делает ничего, чтобы привлечь к ответственности настоящих подозреваемых — возможно потому, что ей есть что скрывать или кого-то прикрывать.
      Чтобы акт Магнитского имел максимальный эффект, Европа должна присоединиться к США. Некоторые парламенты, в том числе в Британии, Швеции и Голландии, начали оказывать давление на правительства, чтобы были приняты равноценные меры в отношении России. Если хотя бы одна из стран Шенгенской зоны запретит въезд на свою территорию, эти лица автоматически будут лишены права въезда в любую из 26 входящих в нее стран.
      Самыми эффективными, считает издание, стали были бы замораживание активов и запрет на въезд на территорию всего Евросоюза. Если для такой инициативы есть политическая воля, это сделать довольно легко. Такое решение принимал Совет министров в отношении Белоруссии.

      http://www.bbc.co.uk/russian/uk/2013/01/130103_brit_press.shtml

    4. **«Акт Магнитского»: пророссийский или русофобский?**

      Нет ничего проще, чем прослыть руссофобом. Стоит показать «истинно русскому» зеркало и автоматически становишся злобным руссофобом.

    Оставить комментарий

    Логин или Зарегистрируйтесь

    © 2003 - 2014 Еврейский Мир. All Rights Reserved. Web design Brooklyn