Мир против евреев. Часть вторая. Американский народ и Холокост

Часть вторая

В первой части эссе я писал, на основе книги героя нашего народа У. Перла «Заговор Холокоста», о предательстве администрацией США европейских евреев. Болезненна иная тема — как американский народ воспринимал трагедию Холокоста?

Перл пишет: «Когда после нападения на Перл-Харбор США воевали с Японией, втрое больше американцев считали, что бóльшую угрозу, чем японцы, для их страны представляют евреи». Снова Перл: «Сенатор Нью-Йорка Роберт Вагнер и представитель Массачусетса Эдит Роджерс представили в Конгресс идентичные законопроекты, по которым США должны были принять десять тысяч детей-беженцев в 1939 году и еще десять тысяч в 1940-м. Речь шла о детях до 14 лет. Чтобы закон не опротестовали профсоюзы, предлагалось запретить детям работать: они просто должны были переждать неспокойные времена и затем вернуться к своим родителям. Перемещение и расселение детей должна была взять на себя организация «Комитет американских квакеров на службе общества», которая предложила свои услуги добровольно. Спустя 24 часа после обнародования этого плана четыре тысячи американских семей предложили свои дома для детей-беженцев, радиостанции и газеты буквально захлебнулись в потоке писем от желающих помочь.
Однако группа изоляционистов и антисемитов решила сделать все, чтобы не допустить принятие этого законопроекта. К апрелю, когда должны были начаться слушания по законопроекту, против него выступили тридцать «патриотических организаций», именующих себя Союзными патриотическими обществами во главе с президентом Фрэнсисом Х. Кинникатом. В эту группу входили такие организации, как Ветераны иностранных войн, Американский легион, Общество потомков «Мэйфлауэра», Дочери американской революции, Альянс дня Господня Соединенных Штатов, Дочери конфедерации и ряд других. Госпожа Хугелинг, жена всемогущего комиссара по иммиграции, сказала: «Проблема с законопроектом Вагнера — Роджерс в том, что 20 тысяч детей очень скоро вырастут в 20 тысяч мерзких взрослых». Закон принят не был, заговор антисемитов и изоляционистов удался, и дети никогда не выросли — ни в каких взрослых».
Тяжело трудился, препятствуя спасению евреев, Госдепартамент. Особенно зловещую роль там играл помощник госсекретаря Брекинридж Лонг, что следует даже из оставленных им дневников. Он находил возможность затянуть до бесконечности реализацию любых шагов, способных спасти евреев. Количество жизней, спасению которых он воспрепятствовал, сопоставимо с количеством жизней, уничтоженных Эйхманом.
В конце 1943 года секретарь Казначейства Генри Моргентау, представитель выдающейся еврейской семьи американских политиков, создал комиссию для прояснения деятельности Госдепа. Три высокопоставленных государственных чиновника, все трое — протестанты, озаглавили составленный ими документ: «Отчет секретарю о согласии правительства с убийством евреев». Выводы этого отчета — чиновники Госдепа:
1. Не только не использовали находящиеся в их распоряжении средства правительства для спасения евреев от Гитлера, но дошли до того, что использовали эти средства для предотвращения спасения евреев.
2. Не только не стали сотрудничать с частными организациями в работе над их собственными программами, но и предприняли шаги, чтобы воспрепятствовать исполнению этих программ.
3. Не только не организовали сбор информации о планах Гитлера по истреблению евреев Европы, но на своих официальных должностях дошли до того, что тайно попытались остановить сбор информации об убийстве еврейского населения Европы.
4. Они попытались скрыть свою вину: а) утаивая и представляя ситуацию в неверном свете; б) давая ложные и вводящие в заблуждение объяснения своей неспособности действовать и своим попыткам помешать действиям; в) делая ложные и вводящие в заблуждение заявления о действиях, которые они предприняли на данный момент».
Сегодня, наблюдая антиизраильские акции Госдепа, понимаешь, что эта инстанция всего лишь следует своим традициям.
Давление еврейских лидеров привело к тому, что в январе 1944 года президент США издал Указ №9417, предписывающий военному ведомству, Госдепу и Минфину предпринимать все необходимые усилия для спасения беженцев. Увы, военные, как и Госдеп, игнорировали этот приказ.
Военное командование всячески избегало разрушения «фабрики смерти» в Освенциме, ежедневно сжигавшей в печах крематория по 12 тысяч человек. Перл пишет: «29 августа был нанесен удар по городам Моравска-Острава и Бохумин, оба на расстоянии 75 километров от места, где нацистам никто не мешал убивать тысячи людей ежедневно. Ни разу Освенцим не был включен даже в список дополнительных целей. Бомбардировщики совершили пять заходов, и каждый раз узники с замиранием сердца ждали: еще вот-вот, и следующая бомба упадет на крематории и газовые камеры. Но этого так и не произошло. Пилоты аккуратно облетали фабрику смерти стороной. Еще бы, ведь это «невыполнимо», это «отвод сил».
20 августа 1944 года на Моновиц упало 1 366 бомб весом 226 кг каждая. Для разрушения фабрики смерти было бы достаточно 30 штук. В тот самый момент, когда Моновиц обращался в развалины, товарные вагоны беспрепятственно везли в Освенцим новые партии человеческого топлива для крематория. Его не просто не бомбили, его облетали стороной… Нетронутой осталась и железная дорога, ведущая к Освенциму. И это несмотря на то, что как минимум пять раз американские самолеты пролетали над этой дорогой, и еще как минимум один раз они летели строго вдоль нее.
Крематорий Освенцима работал все то время, что американские бомбы тысячами обрушивались на прилегающую территорию.
Помощник военного министра Д. Макклой и Оперативный отдел армии отвергли предложение бомбежки Освенцима, поскольку «существуют серьезные опасения, что даже если эта мера окажется выполнимой, она спровоцирует новые карательные акты со стороны немцев». Какие новые меры, когда ежедневно сжигается по 12 тысяч человек!
Музей, созданный после войны в Освенциме, свидетельствует не только о чудовищном преступлении нацистов, но и о равнодушии к нему окружающего мира. Сохраненные «экспонаты» музея — газовые камеры и крематорий — свидетельствуют, что союзниками не был совершен даже минимум, чтобы своевременно остановить работу этой «фабрики смерти».
Впрочем, одну спасательную операцию американская армия провела. По приказу генерала Паттона в результате дерзкой операции у немцев были уведены знаменитые «танцующие» белые жеребцы липпицанской породы. Евреи спасательных операций не заслуживали. Военное ведомство постановило: «Не предполагается, что формирования вооруженных сил будут задействованы для спасения жертв вражеских репрессий, за исключением случаев, когда такое спасение является прямым следствием военных мер, предпринятых с целью поражения вооруженных сил противника».
В ХХ веке евреи внесли неизмеримый вклад в достижения США. От создания Голливуда до атомной (Р. Оппенгеймер) и водородной (венгерский еврей Э. Теллер) бомб, от современной экономики (Милтон Фридман) и философии (Айн Рэнд) до экспериментальной психологии (беженец из Германии Курт Левин). Десятки нобелевских лауреатов в науке и литературе.
В годы Холокоста и правительство, и народ США могли и должны были вести себя достойней.
Казалось, что чувство вины за то равнодушие к ужасам Холокоста изменило отношение американского народа к судьбе евреев. Во всяком случае, в 70–80 годы прошлого века Америка сделала многое для спасения советских евреев. Увы, сегодня, когда разгорающийся мировой джихад объявил своей первой целью еврейское государство, переизбрание на второй срок промусульманского антиизраильского и антиеврейского президента показывает равнодушие американцев к судьбе Израиля. Вину за этот позор делят поддержавшие в массе Обаму американские евреи, для которых аморальные однополые браки и бесплатные пилюли от беременности оказались важнее судьбы их израильских братьев. Переизбрание Обамы явилось, боюсь, и смертным приговором американцу, томящемуся 26 лет в тюрьме за помощь Израилю — Джонатану Полларду.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 13, средняя оценка: 4,92 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Борис Гулько

Автор Борис Гулько

Нью-Джерси, США
Все публикации этого автора