На кухне вымыты тарелки…

0

Шестой чемпион мира Михаил Ботвинник. Фото Анатолия Бочинина

В журнале «Большой город» опубликованы воспоминания Юрия Авербаха, где знаменитый гроссмейстер, в частности, дал ряд оценок личности шестого чемпиона мира Михаила Ботвинника, столетие со дня рождения которого отметил шахматный мир: «Среди великих шахматистов тоже были маньяки, с которыми невозможно говорить. Например, Ботвинник. Он понимал разговор как монолог — он что-то говорит, а ты слушай. Меня это поразило, Ботвинник был герой моего детства. И когда я с ним столкнулся, то был поражен, что он ничего не воспринимает. Он даже не спорит, ему ясно все, никаких разговоров быть не может. Это свойство характера. Он, кстати, был твердокаменный сталинист. Но я все-таки с ним спорил. Он 30 лет бился над созданием компьютерной программы, которая играет как человек, а точнее, как он. Мы ведь сами фактически не знаем, как мы думаем, а Ботвинник считал, что знает. И в создании своей компьютерной программы он шел по пути обрезания «неверных» вариантов, но как это сделать, он так и не придумал. Сейчас программы строятся на быстроходности и на неограниченном количестве вариантов, перед которыми человеческий мозг бессилен. Заслуги Ботвинника в современном программировании нет никакой. И это было прямым следствием его натуры и убеждения, что правильно, а что неправильно. Мне в 1957 году предложили возглавить группу программирования, и я отказался только потому, что считал себя не столь математически образованным, как новое поколение математиков. А Ботвинник был еще старше, ему было еще сложнее, и хоть его программа и называлась «Пионер», шахматисты прозвали ее «Пенсионер». Я как раз с ним спорил, когда он за это дело взялся. В то время я был спарринг-партнером Михаила Моисеевича, мы с ним постоянно играли».
Поражен тем, что написал Юрий Авербах. И это в год столетия Ботвинника! Карикатурный портрет великой личности и чемпиона. Оказывается, Михаил Моисеевич ничего не смыслил в компьютерах! Это он, говоривший о шахматных программах еще в 50-е годы прошлого века, когда о них никто и не слышал?! А потом эти программы разгромили всех чемпионов, и с ними вообще играть перестали, чтобы, так сказать, сохранить «шахматное лицо».
Напомню, что Ботвинник был одним из немногих шахматистов СССР, который не подписал коллективного письма против Виктора Корчного в 1976 году, когда ленинградский гроссмейстер остался на Западе. А Авербах был одним из подписантов того письма. И не только того…
С личным письмом Юрия Авербаха, тогдашнего президента Шахматной федерации СССР, современные читатели могут познакомиться. на сайте chesscafe.com. Письмо было написано Юрием Авербахом в 1976 году,  вскоре после того как Виктор Корчной остался на Западе.
Не думаю, что Юрий Львович перечитывает этот позорный документ. Зачем ворошить старое? Да и писал ли он это письмо? Всегда можно, что называется, оправдаться, сказав, что заставили. Как говорится, кто старое помянет, тому глаз вон.
Да и кому сегодня нужен этот глаз, смотрящий в прошлое? Прошлое можно стереть из памяти, сказав, что такого вообще не было, и цинично продолжать жизнь…
Авербах сегодня один из немногих гроссмейстеров старшего поколения, перекочевавший в новый век. Вспоминается Высоцкий:
…И кто кого переживет,
Тот и докажет, что был прав,
когда пpипpут.
Или Пастернак:
Прошло ночное торжество,
Забыты шутки и проделки.
На кухне вымыты тарелки.
Никто не помнит ничего.
Действительно, никто не помнит ничего. Помнят только, что Авербах написал книги по эндшпилю. Не важно, конечно, что большую часть их написал коллектив авторов. Слава у Авербаха. Говорят, что на них выросло не одно поколение шахматистов. Авербах и историк шахмат, и шахматный арбитр, и шахматный педагог.
Только вот никто не помнит или не знает, что по сути приведенный выше документ — есть предательство шахмат и выдающегося шахматиста. Самое ужасное, что он подписан и, скорее всего, написан, несомненно, специалистом в шахматах. Не забудем, что Авербах в 1954 году стал чемпионом СССР, был участником турнира претендентов в Швейцарии в 1953 году. Кому как не ему понимать, какую силу представлял Корчной, и какой потерей для шахмат было бы неучастие Корчного в соревнованиях на первенство мира?
Возможно, не подпиши Авербах это письмо, его ждали бы очень большие неприятности. Но, помилуйте, это был уже не 37-й и не 48-й годы. В самом худшем случае гроссмейстера освободили бы от должности президента Шахматной федерации, отстранили бы от руководства журналом «Шахматы в СССР». Возможно, он реже ездил бы в Австралию. Не более того. Зато совесть была бы чиста. Впрочем, что такое совесть? Кто ее видел или слышал?

Лев ХАРИТОН

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0