ГИПОТЕЗА

599_06_01

Не будет преувеличением сказать, что миллионы евреев, которым дорога Эрец Исраэль, ломают голову над вопросом: что произошло с Ариэлем Шароном? Как так случилось, что человек, столько сделавший в своей жизни для поощрения поселенчества, вдруг совершил разворот на сто восемьдесят градусов и заговорил о создании на еврейских землях арабского государства?

Не то, чтобы подобные метаморфозы не могут происходить с людьми. Пример Шимона Переса здесь напрашивается сам собой. Он ведь тоже, вроде, много чего полезного сделал для Израиля. Но с ним всё легко объяснимо. Перес – идеолог социализма. О его опасности для еврейского государства писал в своём дневнике ещё на заре пересовской карьеры Моше Шарет. Но Шарон… Он хоть и скорее левый, чем правый, но совершенно не идеолог. Да и бойцы его знаменитого отряда “Коммандос 101” расскажут вам по секрету, что особой симпатии к арабам Шарон никогда не питал. К тому же, именно Шарон был одним из первых, кто громко заговорил о том, что Иордания и есть настоящее государство палестинских арабов.


ШАРОНОВСКОЕ ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЕ

Не претендуя на роль специалиста по чтению мыслей (чужая душа – потёмки), хочу предложить читателю собственную гипотезу, которая может быть столь же верна, сколь и ошибочна. Каждый волен соглашаться или не соглашаться со мной, но главное состоит не в том, чтобы разгадать загадку Шарона, а в том, чтобы правильно подойти к сложившейся ситуации и действовать в соответствии с ней.

Понятно, что мы не можем заглянуть в голову Шарона, но тексты его речей, интервью и выступлений вкупе с определёнными поступками дают достаточно пищи для размышлений. Я не раз называл Шарона самым блестящим израильским политиком. Суть не в том, верно или неверно то или иное действие Шарона, а в том, что он неуклонно добивается его проведения в жизнь, если поставил перед собой такую цель. Взять хотя бы свежий пример сделки с “Хизбаллой” по обмену 400 бандитов на тела 3 убитых израильских солдат и похищенного при подозрительных обстоятельствах Танненбаума, которую Шарон буквально протолкнул через кабинет министров. А ведь первоначально оппозиция к ней большинства министров казалась такой очевидной.

Политики, как известно, не очень жалуют правду. Точнее, говорят одно, а делают совершенно противоположное, при этом честно глядя вам в глаза. Поэтому самое трудное – угадать, когда политик говорит правду, а когда лжёт для того, чтобы добиться определённых политических выгод. Однако по теории вероятности политик не может всегда говорить одну лишь неправду. И значит, часть высказываний Шарона – стопроцентная правда. То есть для того, чтобы попытаться понять его действия, надо постараться определить, когда он говорит то, что думает, а когда то, что хотят от него услышать.

Одна из таких правд прозвучала в интервью, которое Шарон дал в октябре олимовской газете “Ликуда” “Голос” [http://www.rjews.net/gazeta/merzon31.shtml]. Отвечая на один из вопросов, Шарон сказал, что «соглашения Осло, по моему мнению, являются величайшей и опаснейшей ошибкой. Они допустили приезд в Израиль, в Эрец Исраэль, вооруженных боевиков ООП, что привело к беспрецедентному росту террора и той тяжелой цене, которую платит за эту ужасную ошибку наш народ. Сейчас важно не допустить повторения подобного трюка, и я, безусловно, этого не допущу».

Почему автор считает это заявление Шарона правдивым? Да хотя бы потому, что шароновское отношение к Осло было и осталось неизменным с момента совершения этого самоубийственного для Израиля шага. А самое главное потому, что Шарон может эту правду спокойно говорить, не боясь показать другим игрокам свои настоящие карты. Ословское соглашение формально и реально отошло на второй план. Нынче о нём никто из игроков на мировой политической сцене уже и не говорит.

НА ПОВЕСТКЕ ДНЯ «ДОРОЖНАЯ КАРТА»

И Шарон постоянно старается, чтобы она была у всех на слуху. Свежие примеры? Его речь 20 октябра на открытии зимней сессии кнессета и выступление 28 октября перед представителями Европарламента. В первом из них Шарон сказал, что «Израиль принял историческую инициативу президента Буша – его видение и политическую позицию. Мы приняли политический план, называемый “Дорожной картой” в официальной правительственной резолюции вместе с 14 израильскими оговорками, являющимися интегральной частью этого плана». Членам Европарламента Шарон почти слово в слово повторил то же самое.

«Мы приняли и видение президента Буша, и “Дорожную карту” с нашими 14 замечаниями, являющимися частью принятого кабинетом решения».

Но ведь Шарон не может не знать, что «Дорожная карта» намного хуже для Израиля, чем ословское соглашение. Не только потому, что это становится однозначно понятно при объективном прочтении самого документа, но и потому, что арафатовские соратники, не сдерживая радости, об этом откровенно говорят. Вряд ли Шарон рассчитывает, что израильские поправки к «Дорожной карте» удержат корабль еврейского государства от погружения на дно, так как американцы от них отмахнулись, как от назойливой мухи, дав ясно понять, что им грош цена в базарный день. Так в чём же тогда дело? Как же его слова о том, что он «не допустит повторения трюка, подобного Осло»?

Шарон ясно указывает на палочку-выручалочку в обоих выступлениях. Как-то бывший американский госсекретарь Дин Ачесон сказал, что «мы должны пойти на большой риск, чтобы избежать ещё большего». Создаётся впечатление, что Шарон действует именно по такому сценарию. Он, как укротитель, засунул голову американскому льву в пасть в надежде на то, что ему искусство дрессировщика позволит уцелеть. Шарон поставил на американского президента Джорджа Буша, на лидера единственной в мире сверхдержавы, надеясь с его помощью, но в какой-то степени без его ведома, побороть арабские террористические банды.

КАРЬЕРА ЛИНДОНА ДЖОНСОНА

Тут необходимо сделать отступление в историю американской внутренней политики. Точнее, вспомнить самого блестящего американского политика за последние 150 лет Линдона Джонсона. Возможно, для многих подобное утверждение покажется странным, так как правление президента Джонсона не оставило в людской памяти особых следов. Но речь идёт не о президенте Джонсоне, а о сенаторе Джонсоне. Именно в роли сенатора Джонсон показал себя непревзойдённым американским политиком. Автор монументальной книги о нём, Роберт Каро, поведал в мельчайших деталях, как это гений политической стратегии и тактики, не гнушаясь ничем, в том числе использованием лести, угроз и лжи, шёл к достижению своей заветной цели – американскому президентству, по дороге покорив до того совершенно никому не подвластный американский сенат.

Каро рассказал читателям, что Джонсон понимал, как добраться до власти и как её использовать. С самого первого дня своего появления в сенате Джонсон решил, что должен узнать, кто тянет в сенате за ниточки для того, чтобы полностью войти к этому человеку в доверие и с этого трамплина прыгнуть в коридоры власти. Ему не понадобилось большого труда узнать, что таким человеком был сенатор Ричард Рассел. Джонсон стал его тенью и не скрывал перед Расселом своего восторга и пиетета. Его лесть не знала границ, он был собакой у ног сенатора, его главным почитателем и верным слугой. Он действовал по принципу, известному ещё с тех далёких времён, когда римский историк Тацит сказал про заискивания будущего императора Отона: «Стремясь стать владыкой, он вёл себя, как раб».

Таким рабом по отношению к Бушу стал Шарон. Возглавив еврейское государство, Шарон, как в своё время Джонсон, наверное, задал себе вопрос: «Кто самый главный человек в мире, чьё расположение позволит добиться поставленных политическицх целей?» Ответ не лежал за семью печатями. И Шарон начал своё вхождение в доверие к Бушу. Достаточно посмотреть на шароновское заискивание перед Бушем, на его мгновенные «Есть!» и «Слушаюсь!», чтобы признать, что гипотеза автора имеет законное право на существование.

“ПЕВЕЦ” АМЕРИКАНСКОГО ПРЕЗИДЕНТА

Сегодня в мире нет ни одного другого главы государства, кроме Шарона, который так открыто, последовательно и неутомимо воспевает любые деяния американского президента. Ни одна речь Шарона не обходится без упоминания имени Буша. Шарон явно или косвенно даёт понять, что желания американского владыки для него закон. Примеров — хоть отбавляй. Вот лишь несколько самых очевидных. Израильский премьер бессчётное число раз напоминает всем, что дал обещание американскому президенту не убивать Арафата. Глава “Ликуда” — партии, центральный комитет которой единогласно высказался против создания арабского государства в Иудее, Самарии и Газе, всячески воспевает мудрую речь Буша о «двух живущих друг с другом в мире еврейском и палестинском государствах». Шарон отказывается передать Бушу петицию, призывающую к освобождению из тюрьмы Джонатана Полларда и подписанную всеми еврейскими членами кнессета, давая понять, что не хочет ставить Буша в щекотливое положение.

Шарль де Голль сказал: «Чтобы стать хозяином, политик изображает слугу». Каким бы амбициозным ни был Шарон, он, конечно же, не помышляет о том, чтобы стать хозяином Буша. Его цели и задачи гораздо скромнее. Он стремится ликвидировать страшную ошибку Осло: избавиться от Арафата и его банд, получивших законную прописку в Эрец Исраэль в результате подписания ословского договора. Почему он не может это сделать напрямую? По многим причинам. Одна из которых — повальная любовь к Арафату мирового сообщества, одарившего его Нобелевской премией мира, а посему не желающего признать свою неправоту. А вторая – раскол в израильском обществе. Ежемесячный опрос, проведённый в октябре тель-авивским университетом, показал, что до сих пор 21% израильтян «поддерживают и очень поддерживают» договор Осло, а 71% израильских граждан «поддерживают и очень поддерживают мирные переговоры между Израилем и Палестинской автономией».

Именно поэтому Шарон пытается разрушить эту автономию не прямым наскоком, а хитростью. Он отлично знает, что уход со сцены Арафата приведёт к полной анархии в Палестинской автономии. Там начнётся самая настоящая междоусобица, и тогда Израиль получит карт-бланш для наведения порядка, в том числе и от того же Буша.

Основанием для подобного тезиса являются регулярно проводимые среди палестинских арабов опросы, которые раз за разом однозначно свидетельствуют, что ни один «палестинский лидер» не пользуется среди «палестинского народа» популярностью. Ответ на вопрос «Какому палестинскому деятелю вы больше всего доверятете?» из проведённого среди палестинских арабов в октябре опроса дал такие результаты: Ясеру Арафату – 26.1%, Ахмаду Яссину – 11.2%, Абдул Азиз Рантиси – 4.4%, Саибу Эрикату – 3.8%, Марвану Баргути – 2.9%, Хайдер Абдул Шафи – 1.7%, Абдалле А-Шами – 1.7%, Ахмаду Саадату – 1.7%. Ещё 15% упомянули других деятелей (очевидно, не набравших и по 1%), а 27% сказали, что не доверяют никому.

ПАРТНЕР ПО ПЕРЕГОВОРАМ

Стоит отметить, что так называемое «Женевское соглашение», срочно проталкиваемое левым лагерем во главе с Йоси Бейлиным, как раз и видит своей главной целью убедить израильтян в том, что у Израиля «есть партнёр по переговорам», что сам Бейлин признал в интервью. Он, как и Шарон, прекрасно понимает, что с исчезновением Арафата будет невозможно найти среди палестинских арабов лидера, который смог бы говорить хотя бы от имени 10% арабов. И значит, все попытки левых узаконить статус арабских бандитов потерпят фиаско. А с ними вместе будет навсегда похоронен ословский договор.

Но коль всё это так, то остаётся ответить на мучающий каждого вопрос: «Как же не верить Шарону, когда он говорит, что готов идти на болезненные уступки и на создание арабского государства?» Тут на помощь опять надо призвать Шарля де Голля, сказавшего, что «политик до такой степени не принимает на веру свои слова, что всегда удивляется, когда другие понимают его буквально».

Следует ли из всего вышеизложенного, что национальный лагерь может теперь почивать спокойно в ожидании исчезновения Арафата и выполнения блестящей задумки Шарона? Ни в коем случае! Наоборот, сейчас как раз самое время объединить усилия для создания единого фронта национальных сил. Задача уничтожения арафатовских банд — лишь одна из многих, стоящих перед Израилем. Страна нуждается в изменении политической системы, в возрождении примата еврейства государства, в поднятии экономики, в принятии Еврейской Конституции и в постепенном вытеснении арабов за пределы западной Эрец Исраэль.

Даже если моя гипотеза верна, и цели Шарона таковы, какими они видятся мне, говоря языком шахматистов, для их достижения Израилю придётся пойти на массу позиционных уступок. К чему бы ни привела политика Шарона, бездействовать недопустимо. Будь у него даже самые лучшие намерения, нельзя иметь гарантий, что они не приведут в ад.

Опытный шахматист знает, что получение материального преимущества часто сопровождается созданием массы слабостей. И первое, что требуется от игрока, это как можно скорее консолидировать позицию. Именно в этом состоит главная задача национальных групп и партий. Иудаизм запрещает “сидеть у моря и ждать погоды”. Лишь объединение национальных сил на общей платформе спасения еврейского государства позволит подготовить условия для перехода власти в стране под контроль национального лагеря. Ведь только еврейское государство сможет существовать на этом клочке земного шара, заповеданного евреям Всевышним.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора