Дружина «Шомрим» на страже закона

pag16

После стрельбы на бордвоке в бруклинском районе Брайтон­Бич 9 июня, когда 16­летняя школьница была убита и четыре молодых человека ранены, начались, а вернее с новой силой продолжились, разговоры на вечную тему — как сделать хорошие районы Нью­Йорка безопаснее от пришельцев из плохих районов.
Разговорам этим в политкорректной Америке ХХI века грош цена, поскольку, как ни крути, все упирается в расовый фактор, причем не белые громят черных, а наоборот, и гетто, где культивируется жестокость и преступность, теперь называются «праджектами» — городскими жилыми комплексами для малоимущих. После стрельбы на Брайтоне одни предлагали усилить патрулирование пляжей, другие — проверять сумки и рюкзаки у прохожих, третьи — устроить посты у станций сабвея, на которые по праздникам прибывают орды хулиганов… Все эти предложения были адресованы нашей полиции, у которой и без того еле хватает сил на борьбу с более серьезной преступностью. Правда, были смельчаки, которые предлагали гражданам взять охрану своих районов в свои руки и напоминали про Вторую поправку к Конституции, которая дает право народу хранить и носить оружие, «поскольку надлежащим образом организованная государственная милиция необходима для безопасности свободного государства».
В данном случае речь шла не о «государственной милиции», которая и есть полиция, а о гражданской самоохране, которую в бывшем Советском Союзе называли ДНД — добровольные народные дружины. В Нью-Йорке это движение не так давно славилось «Ангелами-хранителями» — группами молодых людей в красных куртках и красных беретах под начальством радиожурналиста Кертиса Сливы. «Ангелы» дежурили у станций сабвея и патрулировали улицы, но затем как-то сникли и слиняли, а сам Слива увлекся эфиром и стремлением доказать вину мафиозников одного из кланов, которые чуть его не убили летом 1992 года.
Но добровольные народные дружины в Нью-Йорке все же есть и довольно успешно помогают безопасности в трех бруклинских районах, населенных религиозными евреями и темнокожими гражданами. Угадайте с трех раз, кто эти дружинники, и кого от кого они охраняют. Это добровольные еврейские дружины, которые берегут покой своих единоверцев в бруклинских районах Вильямсбург, Краун-Хайтс и Боро-Парк. У них нет оружия и права арестовывать, но есть дубинки, баллончики с газом, настроенные на волну полиции уоки-токи и даже желто-оранжевые мигалки на личных автомобилях.
После трагедии в бруклинском районе Боро-Парк, где 11 июля был похищен и на следующий день убит 8-летний Лейби Клецки, разговоры о безопасности наших улиц вспыхнули с новой силой, хотя обобщения здесь неуместны — в этом гнусном преступлении обвиняют 35-летнего Леви Арона, такого же еврея, как его жертва. Мальчик шел домой из летнего лагеря, заблудился и, очевидно, попросил о помощи первого встречного взрослого, которым оказался Арон. Путь маленького Лейби от ворот лагеря до угла, где он встретил своего убийцу, был зафиксирован тремя уличными видеокамерами, и последняя помогла установить и арестовать предполагаемого убийцу. Присяжные большого жюри Верховного суда штата Нью-Йорк в Бруклине уже предъявили Леви Арону обвинение в убийстве первой степени и похищении первой степени; 28 июля он будет официально обвинен, но до решения суда считается невиновным. В поисках Лейби приняли участие до пяти тысяч человек — местные и прибывшие на подмогу хасиды, полицейские и агенты ФБР. И, конечно, дружинники Shomrim.
О страшных подробностях последних часов жизни Лейби Клецки и нескольких часов после его смерти, которые еще страшнее, а также о личности Леви Арона известно достаточно, но еще не все. Известно, что похититель посадил мальчика в свою машину и отвез в хасидский поселок Монси в 35 милях от Нью-Йорка, где сочетались браком его знакомые. Известно, что, вернувшись с Лейби в Боро-Парк, Арон привел его к себе домой, где, по имеющимся данным, накачал «успокаивающими» таблетками циклобензадрина, кетапина и гидрокодона, связал, утром пошел на работу, а вернувшись, задушил Лейби Клецки полотенцем, тело расчленил, ногу оставил у себя в морозильнике, а остальное положил в чемодан, отвез за пару миль от дома и выбросил в уличный контейнер для мусора. Сразу после ареста он сознался в этом, объяснив, что убил мальчика, потому что увидел, как активно его ищут, и испугался возвращать Лейби родителям через день после пропажи.
Преступление 35-летнего Леви Арона за версту отдает расстройством психики, и бруклинский психотерапевт Михаил Шац сказал мне, что биография, образ жизни и даже внешний вид Леви Арона точно вписываются в установленный тип маньяка-педофила, хотя, по данным полиции, следов сексуального насилия на теле убитого мальчика не обнаружили. Шац имел в виду не столько это, сколько вероятность, что Лейби Клецки был не единственной жертвой. Американский эксперт-психолог также заявил, что такие люди не совершают подобные преступления «в 35 лет впервые». К тому же при обыске квартиры Арона там нашли детскую одежду, но не одежду Лейби Клецки. Из его жилища на третьем этаже дома №466 на Ист Второй авеню в районе Кенсингтон полицейские вывезли все до последнего гвоздя, а затем стали раскапывать задний двор.
Следствие ведут знатоки, а моралисты стали обсуждать, кого, кроме убийцы, косвенно винить в смерти мальчика, и что можно сделать, чтобы подобное не повторилось. Слышались упреки в адрес родителей Лейби, которые разрешили ему идти домой самому, а не приехать, как положено, в желтом школьном автобусе. В отличие от других штатов, в Нью-Йорке и Нью-Джерси нет четких законов, определяющих возраст, до которого ребенка нельзя оставлять дома или на улице без присмотра взрослых, но в нью-йоркских отделениях Службы охраны детей и семьи (New York Child and Family Services) этот возраст определен 12–13 годами. Поступили предложения увеличить число уличных видеокамер, что, безусловно, облегчит розыск преступников, но искать-то их будут после, а не до преступления. Безусловно, осознание, что тебя увидят и поймают, должно воздействовать на преступные умы, но не на маньяков.
Депутат горсовета Дэвид Гринфилд, в 44-й избирательный округ которого входит Боро-Парк, внес на рассмотрение проект Закона Лейби, названного в честь погибшего мальчика. Закон предусматривает создание «зон безопасности» для детей, которые нуждаются в помощи.
В частности, владельцы различных бизнесов добровольно вступают в соответствующую программу, проверяют прошлое своих работников и вывешивают в окнах зеленые таблички, чтобы попавшие в беду дети знали, что там они могут рассчитывать на помощь. Эксперты говорят, что теоретически такой закон полезен, но на практике ему грош цена, поскольку он не спасает детей от преступников.
Что же остается? Остаются полицейские, которые не в состоянии непрерывно патрулировать каждую улицу и в основном прибывают по вызову. И остаются те самые евреи-дружинники, с рассказа о которых я начал. Жители некоторых нью-йоркских районов со смешанным населением, то есть черными, белыми, латиноамериканцами и хасидами, говорят, что благодаря дружинникам порядка стало больше, но есть мнения, что эти патрули профилируют задержания по этническому признаку. «Мы стараемся, чтобы наш район был безопасным, — отвечает на это 23-летний Херши Дойч, основатель дружины Kings County Safety Patrol в районе Вильямсбург. — Некоторые думают, что мы ищем, кого бы побить. Это не так».
Самая известна дружина в Вильямсбурге — это «Шомрим», что на иврите значит «Охрана», и такие же дружины есть в районах Краун-Хайтс и Боро-Парк. Живущие там евреи говорят, что они окружены криминогенными «праджектами», и на улицах нужно больше стражей порядка.
В конце июня на углу Бедфорд-авеню и Уилсон-стрит в районе Вильямсбург 29-летний афроамериканец Дуайт Чапарро ударил 57-летнего раввина Мордехая Стерна деревянной полкой по голове. Чаппаро задержали дружинники, которые передали его полиции, и он обвиняется в нападении, угрозах и незаконном владении оружием, то есть деревянной полкой. Мама Дуайта заявляет, что из рук дружинников «Шомрим» ее сын вышел весь в синяках. Даже если это так, иногда в физическом воздействии есть педагогический смысл.
Вечером 11 июля в Боро-Парке дружинники «Шомрим» были первыми, кто отреагировал на пропажу маленького Лейби Клецки, а полиция приступила к поискам мальчика через два с половиной часа. Эстер Клецки, мать Лейби, сначала позвонила в «Шомрим», а уже потом набрала номер 911. Лейби искали 150 дружинников, и живущий в Боро-Парке известный еврейский автор и просветитель раввин Шмули Ботич заметил, что в такой тесной и замкнутой религиозной общине, как хасиды, сосед помогает соседу. «Это не недоверие к полиции, — сказал он, — Это доверие к людям, которых ты знаешь. Это чувство локтя, когда дело касается охраны общины». Вот, наверное, самый лучший ответ. Как писал Пушкин, «с дружиной своей в цареградской броне…»

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Александр Грант

Автор Александр Грант

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора