Литераторы об антисемитах и антисемитизме

                                                                                                                                                                    

www.zelikm.com     —       Евреи глазами именитых  друзей и недругов                                                                     

Литераторы об антисемитах и антисемитизме

 

Осмелюсь предположить, арабы  ненавидят Израиль не столько за то, что тот “оккупирует” их земли, сколько за то, что он является единственной страной Ренессанса посреди сумрачных царств. Они еще, может быть, примирились бы с ним, если бы он был заселен беззащитными хасидами. Процветающий, сильный и веселый Израиль вызывает их безграничную ярость.  Аксёнов Василий 

 Если для самих евреев черта оседлости, норма и прочее являлось роковым и неподвижным фактом, то для меня, русского, она служила чем-то вроде горба на спине. Когд влез мне на спину «еврейский вопрос»? Я не знаю. Я родился с ним и под ним. Надо всем понять, что конец еврейских страданий – начало нашего самоуважения, без которого России не быть.  Андреев Леонид 

Ненависть к евреям была для гитлеризма тем наркотиком, которым нацистские функционеры оболванивали свой народ, чтобы он не думал ни о совести, ни о собственном положении. Гитлер запустил в ход государственную машину Германии для посева ненависти к евреям во всём мире.  Аш  Шолом 

 Временами мне кажется, что я могу понять всё. Но одно я никогда не пойму – причину той чёрной подлости, которую так скучно зовут антисемитизмомБабель Исаак 

Предположите, что окружающие Вас люди постоянно говорят с величайшим презрением о Вашем отце и матери и имеют по отношению к ним лишь унижающие ругательства и сарказмы, каковы были бы Ваши чувства? Но это именно происходит с Господом Иисусом Христом. Забывают или не хотят знать, что наш Бог, ставший человеком, еврей, еврей по преимуществу, по природе, что мать его еврейка, цветок еврейской расы, что апостолы были евреи, так же как и все пророки, наконец, что наша священная литургия почерпнута из еврейских книг. Но тогда как выразить чудовищность оскорбления и кощунства, которое представляет собой унижение еврейской расыБлуа Леон 

Антисемитизм и великодержавный шовинизм, как писал Маяковский, близнецы-братья. Из вечных веков в белорусском языке слово “жид” не имело и слабого оттенка оскорбления, унижения…  Большевики ввели пятую графу в паспорте и анкетах, спровоцировали дело кремлевских врачей, перед самой смертью “отца всех народов” забивали последние гвозди в нары где-то в Сибири и в Биробиджане, куда этот “отец” собирался согнать всех евреев советской империи.  Бородулин Рыгор

 Сильнее всего антисемитизм проявлялся у литераторов, интеллектуалов. Вот где к национальности действительно относятся болезненно, ведь от пятого пункта зависит карьера Бродский Иосиф

 Опять еврейские погромы. Жить в вечной зависимости от гнева и милости разнузданного человека-зверя, человека-скота, жить в вечном страхе за свой приют, за свою честь, за свою собственную жизнь и за честь и жизнь своих родных, близких. Жить в атмосфере вечно висящей в воздухе смертельной беды, кровной обиды, ограбления, погибать без защиты, без вины, по прихоти негодяя, разбойника – это несказанный ужас.  Бунин Иван

 Евреи заброшены в мир с некоей целью, гадать о которой можно бесконечно, – осуществление ее пока далеко, и даже главные специалисты в еврейском вопросе – антисемиты – не пришли пока к единому мнению относительно конечного результата еврейской многовековой деятельности в миреБыков Дмитрий

 Не соответствуют истине заявления большинства антисемитов, что евреям не присуще чувство любви к той земле, на которой они живут. Утверждать такое – противоречить законам природы. Другое дело, что эта любовь отмечена особым трагизмом из-за надуманных преследований различными антисемитами и «жидоедами», стремящимися не только ограбить и уничтожить евреев, но при помощи различных кровавых наветов оклеветать и оплевать их душу, что делает любовь к земле, на которой они живут, нервной, болезненной и непонимаемой представителями других нацийБядуля Змитрок

 Главное, чтобы исчез государственный антисемитизм, потому что в народе антисемитизм корней не имеет, в русском я имею в виду. Я общаюсь с русскими повседневно, и они меня любят так же, как я их. Они не только лишены расовых предрассудков, но и вообще об этом не думают, ведь это не их вопрос.  Вайнер Аркадий

 Настоящий еврей обязательно является сионистом. Сионизм – это чрезвычайно широкое понятие. Я уж не говорю о религиозном или политическом сионизме. Но самое смешное, что нет ни одного политического термина, который бы не был так перевран и перетолкован антисемитами и лживыми пророками, как сионизм. Сионизм вовсе не призывает всех евреев непременно собраться в Палестине, вовсе нет. Мировое еврейство механически напоминает колесо – основу человеческого движения. Сионисты – евреи, живущие в Израиле, являются ступицей колеса, основной, на которой построено всё мировое еврейство. А евреи диаспоры, которых я ничуть не порицаю за то, что они не хотят жить в Израиле, играют роль обода колеса, т.е. его движущуюся по миру часть. Они связаны между собой, на мой взгляд, неразрывными связями, спицами.  Вайнер Георгий

 Сталин, несомненно, внёс особый вклад в теорию и практику антисемитизма. Он объединил три его разновидности: расовый (этнический), ритуальный ( иные называют его «бытовым») и политический. Впервые в истории он объединил ещё и коммунизм с антисемитизмом, то есть сделал то, что коммунизму противопоказано – в данном случае действительно по определению. Для того, чтобы придать этому противоестественному соединению более легальный и теоретически обоснованный характер, он дал евреям новое идеологизированное название – «космополиты» (эвфемизм еврея), а антисемитизму присвоил благородную миссию патриотической борьбы против космополитизма.  Ваксберг Аркадий 

 К семнадцати мне было уже понятно, что если представителю коренной национальности в Советском Союзе достаточно сделать одно движение, то еврею нужно делать два или три, чтобы добиться того же самого. Мы знали, что существует процентная норма при поступлении в институты и университеты, и нас это даже не оскорбляло, мы принимали это как данность v так создан мир. Мы знали, что с этой графой не примут на некоторые работы, и даже не пытались туда устроиться, потому что нет – значит, нет. Закон природы. Я знал в советские времена, что мне не будет никакой заграничной работы, и даже не пытался устроиться на такую работу. Веллер Михаил

 Враждебность… Где бы я ни был, я явственно ощущаю это. Возможно, это не направлено лично против меня, но подобные вибрации весьма ощутимы в воздухе. Тот факт, что в Европе антисемитизм стал столь явствен, пугает меня – сжигаются синагоги, а евреи подвергаются оскорблениям на улицах.. Да, я ощущаю это на себе. Даже на примере тех писем, которые я получаю. Несмотря на то, что в основном эти письма доброжелательны по своему характеру, процент враждебных писем продолжает расти. Я не помню периода, когда бы в мой адрес было направлено так много угроз. Ненавидеть евреев становится частью обычной жизни.  Визель Эли 

 У меня к антисемитизму с детства стойкое отвращение, привитое мне не еврейской мамой, а русской тетей Аней. Которая  утверждала, что от антисемитов в буквальном смысле воняет… Расизм, антисемитизм, ксенофобия необязательно должны быть осознаваемы самими расистами, антисемитами и ксенофобами и необязательно проявляются в категориях очевидной враждебности. Давно отмечен и высмеян сатириками характерный признак расиста или антисемита: у него есть друг негр или еврей. Войнович Владимир 

 Антипатия к евреям среди высших классов не имеет уже религиозных корней, а среди низших классов она с каждым днем всё больше и больше превращается в социальную ненависть к господствующей власти капитала; к эксплуатации бедных богатыми. Юдофобство носит теперь совсем другое название, даже у черни. Что же касается правительств, то они наконец добрались до высокомудрой идеи, что государство есть организм и что последний не может быть здоровым до тех пор, пока хоть один-единственный из его членов, будь то хоть мизинец ноги, страдает каким-нибудь недугом. Да, как бы гордо государство ни подымало свою голову и как бы ни встречало оно открытой грудью всяческие бури, – сердцу, и груди, и даже этой гордой голове всё-таки придется разделить боль с мизинцем, если он страдает от мозолей; ограничения в правах евреев являются такого рода мозолями на ногах немецкой государственности. Гейне Генрих 

 У Пастернака был еврейский комплекс (у Кафки тоже) – разновидность комплекса неполноценности, распаляемый антисемитизмом, самым победоносным, не только фактическим, но и психологическим врагом ассимиляции…Он был убеждён, что ассимиляция не только необходимость, но совершившийся факт. Но на антисемитизм он отвечал не гордостью или злобой, а реакцией первородной вины, неполноценности, неудостоенности.  Гинзбург Лидия

 Антисемитизм в России был, есть и будет вне зависимости от наличия в ней евреев или каких-либо других побочных обстоятельств. Сегодня мы наблюдаем значительный подъем антиеврейских настроений в обществе в связи с действиями властей в области реформирования экономики, из-за которых разрыв в уровне жизни бедных и богатых россиян стремительно увеличивается, превращаясь в бездонную пропасть. В силу вопиющего общественного ожесточения становится особенно заметным самый тупой и агрессивный антисемитизм — религиозный, казалось, давно исчезнувший.  «Борьба с антисемитизмом» носит по преимуществу умозрительный характер и сводится в основном к ритуальным заклинаниям «еврейской общественности» после каждого произошедшего инцидента: поджога синагоги, вандализма на кладбище.  Гомберг Леонид 

Моя фамилия по отцу Офштейн, она трудно выговаривается, а в те годы, когда я начал писать, выговаривалась совсем плохо. И к тому же я из медицинской семьи, и никогда не забуду, как в 52-м году, во время «дела врачей», учительница пришла в класс и сказала: «Дети, евреи хотели убить и отравить товарища Сталина. Но это не значит, что надо плохо относиться ко всем евреям. Вот у нас сидят Гриша Офштейн и Яша Фельдман — вы не должны к ним плохо относитьсяГорин Григорий 

Я честно и внимательно прочитал кучу книг, которые пытаются обосновать юдофобство. Это очень тяжёлая и даже отвратительная обязанность – читать книги, написанные с определённой грязной целью: опорочить народ, целый народ! Изумительная задача. В книгах этих я не нашёл ничего, кроме моральной безграмотности, злого визга, звериного рычания и завистливого скрежета зубов. Так, вооружаясь, можно доказать, что славяне, да и все другие народы тоже неисправимо порочны. А не потому ли ненавидят евреев, что они среди других племён смешанной крови, являются племенем, которое – сравнительно – наиболее сохранило чистоту лица и Духа? Не больше ли ”человека” в семите, чем в антисемите? Разумеется, я не забыл, что люди делают множество разнообразных гадостей друг другу, но антисемитизм всё-таки я считаю гнуснейшей из всех… Мы имеем все основания считать евреев нашими друзьями, нам есть за что благодарить их – много доброго сделали и делают они на тех путях, по которым шли лучшие русские люди. Горький Максим

Антисемитизм есть зеркало собственных недостатков отдельных людей, общественных устройств и государственных систем. Скажи мне, в чем ты обвиняешь евреев, и я скажу, в чем ты сам виноват. Ненависть к отечественному крепостному праву, даже в сознании борца за свободу, шлиссельбургского арестанта, крестьянина Олейничука, выражается как ненависть к ляхам и жидам. И даже гениальный Достоевский увидел жида-ростовщика там, где должен был различить безжалостные глаза русского подрядчика, крепостника и заводчика. Национал-социализм, одарив вымышленное им мировое еврейство чертами расизма, жаждой власти над миром, космополитическим безразличием к немецкой родине, навязал евреям свои собственные черты. . . Антисемитизм есть выражение  неспособности победить в равноправной жизненной борьбе, всюду – в науке, в торговле, в ремесле, в живописи… Антисемитизм — мера человеческой бездарности. Государства ищут объяснения своей неудачливости в происках мирового еврейства… Антисемитизм есть выражение несознательности народных масс, неспособных разобраться в причинах своих бедствий и страданий. В евреях, а не в государственном и общественном устройстве видят невежественные люди причины своих бедствийГроссман Василий

Кто бы там и что ни говорил, а самая поразительная еврейская черта – это, конечно, неприязнь к евреям. Ни один в мире народ не сочинил сам о себе такого количества анекдотов, шуток и издевательских историй… Я абсолютно убеждён (а если довелось бы спорить,то готов поставить любую свою ногу против кочана капусты), что мерзкую идею о делении народа на евреев и жидов сочинили наши соплеменники. В ней ярко светит подлое и жалкое желание любой ценою отделить себя от вековечной участи народа, заранее обезопаситься и спастись таким психологическим предательством…Десятками всречал я человеческую гнусь, которая эту идею прокламировала, и ни разу мне такое не сказал достойный человек.Это весьма удобная психологическая щель для неудачников, для прохиндеев, для завистников и всех,кто ищет крайнего в невзгодах своего существования. Губерман Игорь

Взрывы в Израиле опасны для человечества, и стараюсь всеми доступными способами объяснить это моим согражданам. Цивилизация началась здесь, на этой земле. Сохранность цивилизации от покоя на этой земле и зависит…Конфликт не только географический – за владение тем или иным куском земли, и даже не только исторический – это конфликт цивилизаций. Разных цивилизаций. Здесь сказывается различие в скопившихся запасах культурных ценностей: у палестинцев он значительно меньше, в этом и таится глубинная опасность… Я мысленно повторяю – ”Мир тебе, великий Израиль! Мир и счастье вам, дорогие мои израильские соотечественники! Я люблю вас навсегда!”   Дементьев Андрей

Я хочу обратиться к вам – как своим братьям по человечеству. Я хочу обратиться к вам, евреям, как украинец – как член украинской нации, к которой я с гордостью принадлежу. Бабий Яр – это трагедия всего человечества, но свершилась она на украинской земле. И потому украинец не имеет права забывать о ней так же, как и еврей. Бабий Яр – это наша общая трагедия, трагедия прежде всего еврейского и украинского народов. Эту трагедию принес нашим народам фашизм. Но не надо забывать, что фашизм начинается не с Бабьего Яра, им и не исчерпывается. Фашизм начинается с неуважения к человеку, а заканчивается уничтожением человека, уничтожением народов, – и необязательно только таким уничтожением, как в Бабьем Яру.  Дзюба Иван

Так кто же мы наконец? Евреи или не евреи? В Союзе нам жилось легко и просто. Еврейство было чем-то нехорошим, второсортным… Бывало, что люди утаивали свое еврейство… Нормальные люди вели себя разумно. Не орали без повода – я еврей! Хоть и не скрывали этого. И вот мы приехали. Русские дамы с еврейскими мужьями. Еврейские мужчины с грузинскими женами. Дети-полукровки… И выяснилось, что быть евреем не каждому дано. Что еврей – это как почетное звание. И вновь мы слышим – докажи! Предъяви документы. Объясни, почему ты блондин. Почему без затруднений выговариваешь “р”?.. Между прочим, это и есть расизм. Будь евреем. Будь русским. Будь грузином. Будь тем, кем себя ощущаешь. Но будь еще кем-то, помимо этого.  Довлатов Сергей

Всего удивительнее мне то, как это и откуда я попал в ненавистники еврея, как народа и нации.… Когда и чем заявил я ненависть к еврею? Так как в сердце моём этой ненависти не было никогда, и те из евреев, которые знакомы со мной и были в сношениях со мной, это знают, то я с самого начала и прежде всякого слова с себя это обвинение снимаю раз навсегда… У меня есть знакомые евреи, есть еврейки, приходящие и теперь ко мне за советами по разным предметам, а они читают “Дневник писателя”, и хотя щекотливые, как все евреи, за еврейство, но мне не враги, а напротив приходят.  Достоевский Фёдор

Бабий Яр был преступлением фашизма. Но наше многолетнее замалчивание чужого преступления стало преступлением собственным. Замалчивание — это тоже убийство, убийство памяти… Что является психологической причиной замалчивания? Боязнь напомнить о преступлении, в котором замешана украинская полиция. Нежелание вызвать сочувствие к евреям. Вдруг они снова смогут понадобиться для очередного выброса накопившегося озлобления…Я давно хотел написать стихи об антисемитизме. Но эта тема нашла свое поэтическое решение только тогда, когда я побывал в Киеве и воочию увидел это страшное место. Евтушенко Евгений

Для русского уха и глаза вообще Америка, и главным образом Нью-Йорк, – немного с кровью Одессы и западных областей. Нью-Йорк на 30 процентов еврейский город. Евреев главным образом загнала туда нужда скитальчества из-за погромов. В Нью-Йорке они осели довольно прочно и имеют свою жаргонную культуру, которая ширится всё больше и больше. У них есть свои поэты, свои прозаики и свои театры. От лица их литературы мы имеем несколько имён мировой величины… Здесь имеются переводы тебя и меня, но всё это убого очень. Знают больше по имени, и то не американцы, а приехавшие в Америку евреи. По-видимому, евреи – самые лучшие ценители искусства, потому ведь и в России, кроме еврейских девушек, нас никто не читал. ( Из письма А.Б. Мариенгофу, Нью-Йорк. 12.11.1922 – А.З.)  Есенин Сергей

Народ, который научился жить без страны, невозможно завоевать… В еврейской крови и в еврейской мышце, но не в еврейском стоне и всхлипе – надежда нашего народа… Пороки еврейские лежат на поверхности, а истины – в глубине. Зангвилл Изрейел

Три больших русских писателя – Максим Горький, Леонид Андреев и Федор Сологуб – горячо взялись за составление подробной анкеты антисемитов. Всегда веря в торжество справедливости, ни минуты, конечно, не сомневался, что после такой анкеты в России не будет больше на одного антисемита, и эти неприятные, несимпатичные типы сразу исчезнут. Зозуля Ефим

Евреи, такие, какие они есть сегодня, – это наша работа, работа восемнадцативекового идиотического преследования… Пусть погибнут все мои книги, если Дрейфус не является невиновным… Я не хочу, чтобы моя страна прозябала во лжи и несправедливости. Франция, заклинаю тебя, очнись!  Золя Эмиль

Взять, с другой стороны, иудейский народ, аристократов человечества. Благодаря чему он сохранил свою индивидуальность, свою поэзию, вопреки всякому насилию? Благодаря тому, что ему не приходилось возиться с государственностью. Оставайся он в Палестине, он давно бы погиб под тяжестью своего государственного строя, как и все другие народы.  Ибсен Генрик

Антисемитизм в России, конечно, есть. Бытовой антисемитизм всегда был и всегда будет. Правда, сейчас еще больше, чем евреев, не любят кавказцев. Что меня абсолютно не радует. По-моему, государственного антисемитизма в России нет. Есть, наоборот, не в меру и подозрительно быстро развившееся национальное самосознание. Не только еврейское, но и оно в том числе. Я не знаю, как здесь (в Израиле) но у нас Хануку празднуют, как минимум, в Кремле. А это, по-моему, слегка занадто. Я правильно выражаюсь?.. Да, так вот антисемитизм сильно локализован. Он есть в определенных местах – в НРЕ, к примеру, он есть, у коммунистов есть – по традиции, – есть он в каких-то структурах власти. Но государство его не разжигает, не направляет и особо не поддерживает. Этого вполне достаточно.   Иртеньев Игорь

Для меня этот город в поэтическом и историческом смысле – главный город мира. В нём вся история мира. Я страшно рад, что увидел Иерусалим своими глазами. Мне говорят, что у вас в Израиле есть свои роковые страсти, но я по одному виду прохожих вижу, что народ вы доброжелательный и отзывчивый. Искандер Фазиль

Мне кажется, что общее количество антисемитизма в мире – как, знаете, в соответствии с физическими законами, общее количество энергии, – не прибавляется и не убавляется. Антисемитизм принимает разные формы. Сейчас, в частности, на Западе он принимает форму сочувствия либеральной интеллигенции как раз арабским фундаменталистам, арабскому терроризму даже, я бы сказал. Что касается антисемитизма у нас, вы знаете, я думаю, что Ходорковский сидит в тюрьме, а Березовский – в Лондоне, а Гусинский – не знаю где сейчас не потому, что они евреи. Если бы они были турки или удмурты, то судьба их была точно такая же. Другое дело, что у определенной части населения в этом случае действия властей вызывают большую поддержку, чем если бы они были турки или удмурты.  Кабаков Александр

 Мне с детства внушили, что мать-еврейка – это стыдно. Например, одна писательница, например, сказала мне как-то: “Хороший ты, Римка, поэт, жаль, что мать у тебя евреечка”. В школе я однажды заявила, что я дитя двух великих наций: Маркса и Ленина. И ушла, гордо хлопнув дверью. А в 60-е годы, когда в Лужниках народ толпами собирался слушать поэтов, я, выйдя к людям, отважилась и прочла стихи “Дед похоронен на еврейском кладбище”. А один известный поэт сказал мне: “Зачем ты обнародовала свое еврейское происхождение? Мы-то тебя русской считали”. Я говорю: “А затем, чтобы знать, кому потом можно подавать руку, а кому – нет. Вот тебе – не подам”…  Сколько я знала полукровок, которые подмазывались, подстраивались под русских людей, чтобы никто не узнал, что они полукровки! Казакова Римма

Сегодня антисемит тот, кто желал бы полного Исхода евреев из России, именно “чтобы и духу их здесь не было”,- как молили об Исходе египтяне, радуясь даже тому, что евреи их при этом обобрали. Я этого не желаю, особенно чтобы обобрали. Я именно хочу, чтобы еврейский дух и ум были в России, продолжали со мной и диалог, и борьбу. Я не считаю, что мы сегодня настолько ослабли, что при этом диалоге и борьбе не выживем, что мы нуждаемся в стерильных условиях. Не говоря уж о том, что надежды устроить такие стерильные условия через исход евреев – иллюзия. Какая разница, управляют ли Гусинский НТВ, а Сорос финансовыми спекуляциями из своих московских квартир или из Парижа? Но даже не в этой “технической” проблеме дело. Главное – понять, почему же в России нет антисемитизма. А его нет, как ни старайся…И русским, и основной массе евреев было бы полезно снять наваждение, понять друг друга и пойти навстречу. Сделать это непросто, потому что влиятельная часть евреев и подконтрольные им СМИ хладнокровно и цинично эксплуатируют пугало антисемитизма. И сегодня, в условиях острого кризиса, невозможно определить, является ли исступленная ненависть к России некоторых евреев напускной, политически выгодной – или это искреннее, болезненное проявление старого комплекса.  Кара-Мурза Сергей

Надо ли уезжать из России евреям? Да, видимо, надо, а иначе – чего б они уезжали. И какими частными соображениями ни руководствовался при этом каждый, рука Судьбы очевидна в этом исходе. Кончается еще один эпизод в загадочной, полной великих значений еврейской истории, и, быть может, в этом конце для евреев больше хорошего, чем плохого. Господь исправляет свою ошибку, хотя и не в точности так, как хотелось бы Бене Крику. Для России же, для русской культуры это, я убежден, катастрофа, масштабы которой сегодня еще трудно представить. В каждой культуре бесконечно важны добавки и примеси, но такой напряженной, плодотворной двойственности, как в соединении еврейского с русским, не случалось, я думаю, нигде и никогда… Это все кончается, и мы, остающиеся, не живем уже в этой стране – мы здесь доживаем.  Карабчиевский Юрий

Что у меня общего с евреями? У меня едва ли есть что-нибудь общее с самим собой… История, это героическая родина во времени, сегодня уже не удовлетворяет евреев: они завоевали право на родину в пространстве. Кафка Франц

Венгрия до сих пор не занималась Холокостом должным образом. Я надеюсь, что венгры наконец-то признаются в нанесенной травме, когда они сотрудничали в массовом убийстве 600 000 венгерских евреев, умерщвленных в газовых камерах. Мы имеем (в писательской организации Венгрии – А.З.) дело с типичным, махровым антисемитизмом старой закалки, с тем самым, который проложил дорогу в Освенцим. Кертеш Имре

Я действительно убежден, что всеобщая плотная тотальная западно-европейская (c включением части американских СМИ, вроде CNN) волна лжи и клеветы, которая обрушилась на Израиль и может его погубить, опасна отнюдь не только, а может, даже не столько для Израиля и, допустим, для евреев вообще (поскольку этот посев по своему характеру, безусловно, даст антисемитские всходы), а и для всей нашей цивилизации. Еще больше понижает уровень ее духовности, самоуважения, а значит, и сопротивляемости. Коржавин Наум

Я всегда смотрел с глубоким отвращением на безобразную травлю еврейства в печати, травлю, идущую бок о бок с возрастанием всякой пошлости и с забвением лучших начал литературы. Короленко Владимир

Умные еврей, украинец, русский, китаец — они все разные, необыкновенно интересные в беседе, а еврейский идиот так же скучен, как и идиот украинский. Они просто родные братья, причем дураки чаще группируются, а умные люди разбегаются почему-то в разные стороны и очень плохо собираются в стаю. Коротич Виталий

Самым древнейшим видом антисемитизма принято считать такое конкретное проявление ксенофобии, как юдофобия, то есть нетерпимость к евреям, так сказать, на уровне индивидуального и коллективного бессознательного. Юдофобию еще называют бытовым антисемитизмом. Существует также мнение, которого придерживался, в частности, один из российских идеологов сионизма XIX века и врач по профессии Л.С. Пинскер, что юдофобия это наследственное психическое заболевание, что, конечно, может быть верно применительно к отдельным клиническим случаям, но вряд ли правильно, когда речь идет о социальном явлении в целом. Костырченко Геннадий

Примесь еврейской крови еще не самая плохая вещь. Во всяком случае, она мне нравится больше, чем чистая кровь, текущая в жилах породистых англосаксов и делающая их вялыми и бесстрастными тупицами.  Кристи Агата

Русский человек всегда был национально терпимым. Настоящие антисемиты – поляки. Почему наши журналисты ничего не сообщили о сожжении поляками более 2 тысяч евреев из местечка Едвабне в 1941 году? Хотя весь журналистский мир, когда узнал, туда сразу сбежался. На бытовом уровне евреи могут быть совершенно замечательными людьми. Но когда их собирается много, возникает “критическая масса”: у них появляются собственные идеи, и евреи начинают “портиться”. Народ – очень тяжелый, я бы даже сказал, опасный.  Куняев Станислав

Удивительный, непостижимый еврейский народ! . . Что ему суждено испытать дальше? Сквозь десятки столетий прошёл он, ни с кем не смешиваясь, брезгливо обособляясь от всех наций, тая в своем сердце вековую скорбь и вековой пламень. Пестрая, огромная жизнь Рима, Греции и Египта давным-давно сделалась достоянием музейный коллекций, стала историческим бредом, далёкой сказкой, а этот таинственный народ, бывший уже патриархом во дни их младенчества, не только существует, но сохранил повсюду свой крепкий, горячий южный тип, сохранил свою веру, полную великих надежд и мелочных обрядов, сохранил священный язык своих вдохновенных божественных книг, сохранил свою мистическую алгебру, от самого начертания которой веет тысячелетней давностью! Что он перенёс в дни своей юности? С кем торговал и заключал союзы, с кем воевал? Нигде не осталось следа от его загадочных врагов, от всех этих филистимлян, амаликитян, моавитян и других полумифических народов, а он, гибкий и бессмертный, всё ещё живёт, точно выполняя чьё-то сверхъестественное предопределение. Его история вся проникнута трагическим ужасом и вся залита собственной кровью: столетние пленения, насилие, ненависть, рабство, пытки, костры из человеческого мяса, изгнание, бесправие… Как мог он оставаться в живых? Или, в самом деле, у судьбы народов есть свои, непонятные нам таинственные цели?… Почём знать: может быть, какой-нибудь высшей силе было угодно, чтобы евреи, потеряв свою Родину, играли роль вечной закваски в огромном мировом броженииКуприн Александр

Племя еврейское способно давать людей…очень мужественных и отважных, но пролитие крови еврею всё-таки противно, и если бы все это знали, то пошлая книжка об употреблении евреями христианской крови была бы встречена только со смехом, а не с доверием…Убийство в еврействе реже, чем среди других людей. Еврей не любит пролития крови и чувствует к ней отвращение, даже в жарком или в бифштексе. Лесков Николай

Организм человека не в состоянии вместить одновременно и алкоголь, и антисемитизм: стоит ввести в него немного алкоголя, и антисемитизм тут же вылезает наружу.  Лец Станислав Ежи

Евреи уже потому достойны уважения, что степень их непопулярности всегда является точньм мерилом жестокости и глупости существующего режима.  Льюис Синклер

Антисемитизм – самая глупая позиция, какую может занимать разумный человек. Антисемитизм – это позор для каждого образованного и культурного человека… Антисемитизм – принадлежность всех сегодняшних тёмных, путаных, в большей степени зверских «человеческих качеств», следствие тех мистических представлений, в плену которых находятся массы, антисемитизм – их лозунг. Антисемитизм – не мысль, не слово, у него нет человеческого голоса, он – рёв… Оспаривать право на жизнь одной части всемирного человечества, к тому же той, которая внесла такой большой вклад в основы нашей западной цивилизации, как еврейская, – значит забыть Бога… Я убеждён, что еврейской энергии в земных делах предназначена значительная часть в строительстве и становлении нового социального мира. Ум, опыт страданий этого древнего народа, его духовность и упорство – гарантия того, что его сломить нельзя. Евреи пережили многие бури, и можно не беспокоиться – они переживут также и несправедливости, перед которыми склоняют головы сегодня.  Манн Томас

В России расизма нет. Среди отдельных, как правило, небольших групп людей мы, конечно, наблюдаем националистические настроения. Но как массовое явление расизм у нас в стране не существует. В моем понимании расизм – это стремление изгнать или уничтожить нацию. Применение очень жестких действий по отношению к людям определенных национальностей. Одни не любят евреев, другие поляков, в странах Балтии ненавидят русских, но все это проявление национализма. Расизм же более объемен по содержанию. Есть отдельные уродливые личности, называющие себя расистами, которые избивают и оскорбляют тех, которых они считают не такими, как они. Но бороться с такими невозможно. Таких людей необходимо лечить и помещать в психиатрические клиники, изолировать от общества, если по-хорошему они не понимаютМедведев Рой

Чем отличаются сионисты от антисемитов? Сионисты говорят,что среди евреев много знаменитостей; антисемиты говорят,что среди знаменитостей много евреев.  Мелихан Константин

Вы уж меня извините, дорогой мой, порядочный человек не может быть антисемитом…Что от нас хотят евреи? Возмущения нравственного, признания того, что антисемитизм гнусен? Но это признание давно уже сделано; это возмущение так сильно и просто, что о нем почти нельзя говорить спокойно и разумно; можно только кричать вместе с евреями. Мы и кричим. Но одного крика мало. И вот это сознание, что мало крика, а больше у нас нет ничего, — изнуряет, обессиливает. Тяжело, больно, стыдно… Но и сквозь боль и стыд мы кричим, твердим, клянем-ся, уверяем людей, не знающих таблицы умножения, что дважды два — четыре, что евреи — такие же люди, как и мы — не враги отечества, не изменники, а честные русские граждане, любящие Россию не меньше нашего; что антисемитизм — позорное клеймо на лице России.  Мережковский Дмитрий

Не будь антисемитизма, я бы не думал о себе как о еврее. Я, конечно, имею весьма тесную связь со всем, что касается иудаизма. Я всегда понимал важность Израиля как места жизни для евреев, страдающих от европейского антисемитизма. И мне очень приятно, что израильтяне сделали успехи в науке, искусстве и в общественном образе жизни.  Миллер Артур

Есть замечательное высказывание: еврей – тот, кто на это согласен…Есть одно общее свойство, которое превращает население в нечто общее… Это свойство – антисемитизм. Господи, прости меня и помилуй, не так хотелось бы мне говорить о моей стране и моем народе! Неужели об этом мечтала душа, неужели отсюда звучал мне таинственный и завораживающий зов? И ради этого я столько лет мучился! Мне пришлось выстрадать, выболеть то, что дано от рождения. А сейчас я стыжусь столь желанного наследства. Я хочу назад в евреи: там светлее и человечнее… Истинная вера не требует доказательств. А что может быть истиннее, чище и незыблемее веры антисемита: все зло от евреев…Как хочется поверить, что есть выход! Как хочется поверить в свою страну! Трудно быть евреем в России. Но куда труднее быть русским.  Нагибин Юрий

Евреи добиваются превосходства лишь потому ,что им отказано в равенстве… Люди приписывают евреям всевозможные пороки, чтобы оправдать свою ненависть к нимНордау Макс

Антисемитизм – это вранье. Ничто другое антисемитизмом не является. Можно не любить евреев, как и любую другую группу населения – этническую, религиозную, еще какую-то. Нельзя заставить любить. Если кто-то не любит евреев – то на здоровье! У евреев есть свои недостатки, как у отдельных личностей, так, вероятно, какие-то недостатки есть и у группы в целом. О них можно и нужно говорить, евреям это пойдет только на пользу. Иное дело вранье, нагнетание страха и ненависти. Антисемитизм – оружие обоюдоострое. Что это означает для русского человека? – То, что Россия ни в чем не виновата, она всегда права, всегда хороша, но у нее есть враг, который ей гадит. И вот, вместо того, чтобы решать свои проблемы, вылезать из пропасти, тычут пальцем в евреев или, скажем, в кавказцев. Ничего, кроме вреда это России принести не может, особенно в эпоху духовного кризиса, который она переживает уже много летРезник Семён

Я за всю жизнь никогда не видел еврея, посмеявшегося над пьяным или над ленивым русским. Это что-нибудь да значит среди оглушительного хохота самих русских над своими пороками…Я часто наблюдал удивительную, рачительную любовь евреев к русскому человеку и русской земле… Страшны, конечно, не пороки евреев; кому опасны пороки? В пороках сам сгниёшь. Страшны их (евреев) колоссальные исторические и социальные добродетели. Вот, что мне жжёт душу. Не могу никуда уйти от этого жженияРозанов Василий

Антисемитизм в России жив-здоров, никуда не делся, родимый. Об этом свидетельствуют последние события в Думе и новая удушливая волна вонючих разбирательств – что было написано полторы тысячи лет назад в том или ином труде еврейских законоучителей; подлые манипуляции с древними текстами, представляющими сложные философски-юридические споры, из которых манипуляторы вытаскивают по фразам вопросы и мнения, разделывая и приготовляя из них блюда по своему людоедскому вкусу.  Рубина Дина

В реформированном исламе не будет места консервативному догматизму, а утвердится понимание того, что женщины обладают равными правами с мужчинами, что люди другой веры и даже вообще неверующие ничем не хуже мусульман, что антисемитизм нехорош и богопротивен.  Рушди Ахмед

История икогда не начертывала на своих страницах вопроса более тяжелого, более чуждого человечности, более мучительного, нежели вопрос еврейский… Нет более надрывающей сердце повести, как повесть этого бесконечного истязания человека человеком… Можно ли себе представить мучительство более безумное, более бессовестное?.. И во сне увидеть себя евреем достаточно, чтобы самого неунывающего субъекта заставить метаться в ужасе и посылать бессильные проклятия судьбе.  Салтыков-Щедрин Михаил

В современной российской мракобесной мысли, которая воистину завладела массами, антисемитизм играет непомерно большую роль… Отрезвляющееся общество, естественно, должно задать себе вопрос: неужели нация настолько ничтожна, что кучка иудеев могла разложить царизм, другая кучка — произвести революцию в великой стране, а третья — устроить тридцать седьмой год или коллективизацию, разрушить церковь и т.д., и до сих пор разрушает экономику, традицию, культуру, нравы и т.д. Что же это за нация? Англичане или французы никогда не позволят себе думать так.   Самойлов Давид

Между прочим , в стране, где я родился и где и поныне обитают славянские души, то есть в России, есть гнусный обычай. Если еврей чем-либо прославится, совершит поступок, достойный похвалы, и о нём заговорит пресса, вы никогда не найдёте и намёка на то, что речь идёт о еврее. Его будут называть русским или советским человеком, нашим славным соотечественником, но как чёрт ладана будут избегать упоминания о его еврейском происхождении. Но пусть попробует еврей оскандалиться, совершить что-либо непристойное, как в первую очередь укажут, что он – еврей, и повторят это неоднократно, чтоб никаких сомнений не осталось.  Савела Эфраим

Вероятно, нет на Земле нации более дифференцированной, более разбросной по характерам и типам. Редко какой народ являет собой такой богатый спектр типов, характеров и мнений, от светлейших умов человечества до тёмных дельцов. И какое бы правило вы ни составили о евреях, какую бы суммарную характеристику вы ни попытались бы им дать, — тотчас же вам справедливо представят самые яркие и убедительные исключения из того…Сознание особой предназначенности, исторической избранности помогло евреям сохранно пережить беспримерно долгое рассеяние. Но это же ощущение избранности и ссорило евреев с окружающими народами. Многовековое ожидание Мессии, а с ним и всеземного торжества, конечно же диктовало евреям гордость, но и отчуждённость от других народов.  Солженицын Александр

Я не верю в опасность нынешнего антисемитизма. Он отвратителен, но не опасен. Я не верю даже, что антисемитские лозунги способны сегодня сколотить хоть кому-нибудь, хоть сколько-нибудь серьезный политический капитал. Слишком мало евреев осталось среди нас. Слишком мало они отличаются от всех прочих. Слишком мала доля зоологических антисемитов в социально-значимых группах населения. Государственный антисемитизм, да, – смертельно опасен. От бытового же – просто тошнит. Стыдно, что он есть. Вдвойне стыдно, когда оказывается, что им заражен человек интеллигентный. Умереть от стыда и отвращения можно, когда видишь среди антисемитов человека заслуженно известного и даже знаменитогоСтругацкий Борис

Между всеми срамотами срамота юдофобства самая отвратительная и адообразная. Здесь всё есть: и желчь ненависти, и слюна бешенства, и улыбка предательства ; всё, что только могут извергнуть самые тёмные низы души человеческой. Толстой Лев

Произошедшее во время Второй мировой войны, что называется Холокостом – это на самом деле свидетельство глубочайшего кризиса христианской цивилизации. Две тысячи лет христианства – все-таки это две тысяч лет, оказалось, что это цивилизованное христианское общество оказалось совершенно на уровне развития орды, чудовищной орды. Толпа живет по определенным законам, вне зависимости от того, где она находится. Самое ужасное, что я знаю про Холокост, самое ужасное – это даже не цифра 6 миллионов, 18 миллионов, 20 миллионов, нет, самая ужасная цифра – 200 человек евреев, которых убили в Польше поляки в 46-м году. Вот когда все уже было кончено, когда евреев почти не осталось, в небольшом польском городе был еврейский погром, и там было убито 200 человек. Вот эта цифра меня совершенно поразила, потому что уроков не бывает. Вся Европа была покрыта костями, пеплом, мы до сих пор этим воздухом дышим, тем не менее, кому-то показалось мало, еще 200 человек вдогонку отправили в 46-м, когда война уже была закончена. Улицкая Людмила

Никто не знает в каком направлении пойдёт история дальше, но едва ли можно ожидать, что в обозримом будущем, как и в сохранившемся в памяти прошлом, история евреев лишится притягательности творческого духа и страсти. Быть евреем – не повод для отчаяния и депрессии. Отчаяние и ужас, которые еврейскому народу пришлось пережить, результат не того, чем он является, а того, что сделал с ним христианский мир, а раз так, значит, быть евреем – некое чудо. Это не сознание своего превосходства или неполноценности, это сознание того, что ты в какой-то мере посторонний, что у тебя всегда есть своя особая точка зрения, что по крайней мере некоторые евреи видят вещи яснее других именно потому, что смотрят на них со стороныФаст Говард

Обыкновенно, когда меня спрашивают, к какой национальной группе следует отнести меня как художника, я отвечал: я немец — по языку, интернационалист — по убеждениям, еврей — по чувству. Очень трудно иногда привести убеждения и чувства в лад между собою…Времена пока такие, что еврей еще может потешить свое честолюбие. Но мне кажется более разумным не выставлять наших достижений напоказ, не мозолить другим глаза нашими деньгами, властью, влиянием. Это вызывает только зависть, а для зависти мы недостаточно сильны, мы слишком разобщены для завистиФейхтвангер Лион

Каждая страна имеет таких евреев, каких заслуживает… Один еврей не может заставить себя нести жертвы – и крестится. Другой несёт их, но в глубине души считает иудаизм источником своих несчастий и начинает его ненавидеть. Третий же, именно потому, что жертвы так тяжелы, становится более предан иудаизмуФранцос Карл

Мир нуждается в евреях. Евреи составляют внутреннюю часть человеческой мозаики, составляют уже на протяжении четырех тысячелетий. Мир был бы неизмеримо беднее без еврейского народа. Я бы даже пошел дальше. Мир, в котором нет места для евреев, является безнадежным. Это бы означало, среди прочего, что мир не справился с главной задачей преодоления предрассудков прошлого и дискриминации и не смог найти места для людей, миссия которых — быть «светочем для народов»; людей, которые взяли на себя роль лакмусовой бумажки всеобщего равенства перед закономХаррис Дэвид

Евреи двадцатого века давно уже не были больше единой общностью. У них не было общей веры, они воспринимали своё еврейство скорее как обузу, чем как гордость, и не осознавали никакой своей особой миссии. Они жили вне заповедей своих, некогда им данных священных книг, и они не хотели больше знать свой прежний общий язык. Их нетерпеливым намерением было вжиться, встроиться в окружающие их народы, раствориться в общем, чтобы только жить в мире от преследований, чтобы только получить передышку от вечного проклятия. И поэтому не понимали они больше друг друга, вплавленные в другие народы, ставшие больше французами, немцами, англичанами, русскими, чем евреями… Но почему настигла их, и только их одних эта судьба? В чём были причина, смысл и цель этих безумных преследований? Их изгоняли из своих стран и не давали взамен никакой другой страны. Им говорили: не живите с нами, но не говорили, где же они должны жить.Им навязывали вину и отказывали в каком-либо средстве, чтобы эту вину искупить. И они пристально, с горящими глазами всматривались в эту вереницу событий – почему я? Почему ты? Почему я с тобой, которого я совсем не знаю, чьего языка я не понимаю, чей образ мыслей мне чужд и с кем меня ничего не связывает? Почему же мы все? И ответа не знал никто. Даже Фрейд, самый одарённый человек этого времени, с которым я в те дни часто говорил об этом, не видел никакого выхода, никакого смысла в этом абсурде.  Стефан Цвейг

Уже больше 18 веков как мы стали погорельцами и таскаемся из квартиры на квартиру, у нас было время серьезно задуматься «Доко¬ле? Что будет дальше?». Давайте подумаем, за что нас так ненавидят? Мы сами между собой (нам ведь не к чему прихорашиваться друг перед другом) прекрасно знаем, что мы не лучше и не хуже других; в нас есть все те же достоинства и недостатки, что и во всех людях; а если случается нам порой перехватить меру в наших ошибках, то у нас ведь есть такие достоинства, которые могут перевесить и оправдать многие другие недостатки; но что из этого? Ненависть к нам так велика и так укоренилась, что наши достоинства никто нам не хочет засчитать, а наши ошибки поминают на каждом шагу. Откуда берется такая ненависть? Не хочется пускаться в долгие рассуждения и докапываться до первоисточника этой ненависти, листая страницы древней истории… Это старая болезнь, неизлечимая. Господи спаси, она передается по наследству от поколения к поколению. Часто случается, что наши враги сами не могут сказать, почему, собственно, они нас ненавидятШолом-Алейхем

И все же вопреки этому необъяснимому официальному национализму Бабий Яр во всем цивилизованном мире воспринимается как символ Холокоста… Мертвым безразличен политический строй, что бы там ни говорили живые идеологи и лжепатриоты. Принявшие смерть от нацистской пули — братья по крови. В Бабьем Яру должен стоять памятник украинцам и русским — он там и стоит. Но несправедливо отнимать право на память у расстрелянных евреев. Они ведь и погибли здесь именно потому, что они евреи. Утверждение подобного права не есть стремление к отделению или еще какому-нибудь националистическому выверту. Как не вспомнить слова Марка Блока: Я еврей, но не вижу в этом причины ни для гордыни, ни для стыда, и отстаиваю свое происхождение лишь в одном случае: перед лицом антисемита”.  Щеглов Юрий

Меня связывают с евреями рвы, где гитлеровцы закапывали в землю старух и младенцев, в прошлом реки крови, в последующем злые сорняки, проросшие из расистских семян, живучесть предубеждений и предрассудков. Выступая по радио в день моего семидесятилетия, я сказал моим читателям, что буду всегда говорить, что я — еврей, пока будет существовать на свете хотя бы один антисемит. Не национализм продиктовал мне эти слова, но мое понимание человеческого достоинства. Я продолжаю думать, что антисемитизм — отвратительный пережиток прошлого, что он исчезнет, как исчезнут все расовые предрассудки; только теперь, увы, я знаю, что очистить сознание от вековых предрассудков — дело очень долгое.  Эренбург Илья

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Оцените пост

Notice: Undefined variable: thumbnail in /home/forumdai/public_html/wp-content/plugins/wp-postratings/wp-postratings.php on line 1176
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 4,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Автор Anatoliy Zelikman

Родился 14 октября 1936 года в белорусско-еврейском городе Бобруйске. В отличие от президента Беларуссии Александра Лукашенко мне близки и понятны стенания авторов Ильфа и Петрова в ‘Золотом телёнке”: “При слове “Бобруйск” собрание болезненно застонало. Все соглашались ехать в Бобруйск хоть сейчас. Бобруйск считался прекрасным, высококультурным местом”. В то время там, по крайней мере, каждый второй житель был этническим евреем и двое из трёх понимали и говорили на идиш. За несколько часов до прихода немцев волею случая нашей семье удалось покинуть пределы города и после долгих скитаний эвакуироваться в Среднюю Азию. Все оставшиеся евреи города были безжалостно уничтожены, вне зависимости от социального положения, возраста и пола. Нелюди убили безвинных людей только за то, что они были евреями. В узбекском городе Фергана учился в первом классе, который закончил с похвальной грамотой. Впоследствии за годы многолетней учёбы подобной оценочной вершины больше не покорял никогда. После окончания войны вернулся в родимые места, где освоил десятилетку хорошистом. В 1954 году поступил во второй Ленинградский мединститут (ЛСГМИ) и спустя шесть лет получил специальноть санитарного врача. За год-два до моего поступления приём евреев в медицинские вузы был практически прекращён, ввиду компании борьбы с ”космополитами ” и сфальсифицированного властями ”дела врачей”. Работал с 1960 по 1995 год в различных врачебных должностях – от главного врача санэпидстанции Хасанского района Приморского края до дезинфекциониста и эпидемиолога Белорусского Республиканского Центра гигиены и эпидемиологии. Виноват. Был членом профсоюза, комсомольцем, состоял в КПСС (1969-1991), колебался вместе с партией и поддерживал её. Был активен, как и многие личности моей национальности. Знал о многих безобразиях, терпел, так как сознавал, что от меня ничего не зависит. Теперь про таких говорят, что они ”держали фигу в кармане”. Возможно. Показать этот кукиш у меня, как и у большинства смертных, смелости не хватало. Что было, то было. О прошлом не жалею. Покаяться должен не человек, а общество, в котором он жил. Обстоятельства силнее нас. Женат. Её величают Кларой. Люблю свою супругу со школьной скамьи. Однолюб. У нас два сына (Гриша, Дима) , внучка Клара и внук Сэм. Я, можно сказать, свой, ”совейский” человек, так как имею честь быть происхождения пролетарского. Отец – портной. Всю жизнь вкалывал, как раб, чтобы накормить пятерых детей. В юности закончил три класса начальной еврейской школы для изучения мальчиками основ иудаизма (хедер), что соответствует нынешнему семи-восьмилетнему образованию. Молился. Вместо синагоги собирался с другими верующими на ”конспиративных” квартирах, т.к. государство этого, мягко говоря, не поощряло. Мать – домохозяйка. Днями у плиты, заботы по хозяйству. Как и положено еврейской маме, она прекрасно готовила фаршированную рыбу и хорошо рожала ребят. Предки мои были уважаемыми соседями : русскими, белорусами, евреями. Родители навечно покоятся вместе на бобруйском еврейском кладбище, в их родном городе, свободном, к удовольствию белорусского населения, в настоящее время от живого еврейского присутствия. Не знаю, на сколько стало лучше от этого местным аборигенам. Не я им судья. Приехал я со своей семьёй в США (г. Миннеаполис, шт.Миннесота) в 1995 году. И последнее . О моих увлечениях. Книги, стихи, филателия, шахматы, иудаика и компьютер. С друзьями напряжёнка. Иных уж нет, а те далече. Приобрести новых в моём возрасте трудно. Чёрствому сердцу не прикажешь. Любые суждения, кроме человеконенавистных, имеют право на существование. Уважаю всех, кто уважает меня. Не люблю нелюбящих. Если вас заинтересовал мой сайт, пишите. Буду рад. Анатолий Зеликман.
Все публикации этого автора

1 комментарий к “Литераторы об антисемитах и антисемитизме

  1. к сожалению, далеко не все выдающиеся писатели думают так, как большинство в этой подборке. тем более что более половины цитируемых—сами евреи. а вот Эзра Паунд, Гоголь, Гамсун, Честертон—думали несколько по-иному о нашем народе, кое-кто(особенно Паунд) очень по-иному.
    как по мне, чрезмерное восхищение нами—обратная сторона ненависти. а я не хочу ни того, ни другого; хочу спокойного достойного отношения к нам, как и ко всем другим народам

Обсуждение закрыто.