ЕСТЬ ЛИ МЕСТО НАДЕЖДЕ?

0

Об эмоциональной устойчивости к психологическим перегрузкам в условиях эмиграции и перманентной эскалации стрессовой амплитуды.

Мы живем в трудные времена. Темп нашей жизни не дает нам возможности остановиться хотя бы на мгновение и перевести дух. Новостные ленты то и дело приносят сообщения о катастрофах, пожарах, взрывах изо всех точек земного шара.

И все это не говоря о последствиях нашей эмиграции, о стрессовом фоне, который неизменно присутствует, даже если мы не всегда отдаем себе в этом отчет.

А теперь представьте себе, что вы возвращаетесь домой на машине после тяжёлого рабочего дня, и какой-то остолоп врезается в вас на перекрестке; или представьте (а может быть, лучше не надо), что вы потеряли работу; или же, не приведи Всевышний, вы узнаете о плохом диагнозе близкому вам человеку.

Несомненно, тут есть место и огорчению, и гневу, и слезам, и отчаянию – но есть ли место надежде?

Талмуд в самом конце трактата “Макот” приводит знаковую историю о группе мудрецов одного из самых драматических периодов нашей истории, эпохи разрушения Второго Храма. Рассказывается о раве Гамлиэле, раве Егошуа, раве Элозаре бен Азарии и рабби Акиве, которые поднимались в Иерусалим и с горы Скопус увидели издалека развалины Храма. В горе разорвали они свои одежды, так велика была их скорбь, так свежа была память о величии Иерусалима. Когда же подошли они ближе и поднялись на Храмовую гору, то увидели ещё более ужаснувшую их картину. Шакал стоял на том месте, где была Святая Святых Храма. Невозможно было представить большего осквернения святого места, и они зарыдали. Кроме рабби Акивы. Он засмеялся. И остальные мудрецы обернулись к нему в изумлении, вопрошая: “Акива, почему и чему ты смеешься? Величайшая трагедия стоит перед нашими глазами, самое святое место на земле лежит в развалинах, а ты не рыдаешь?”

И рабби Акива ответил им: “Б-г обещал через своих пророков разрушить Храм за грехи народа, а затем восстановить его в былом величии во время окончательного освобождения. Точное пророчество о разрушении Храма приводит меня к мысли, что и второе пророчество о нашем освобождении будет исполнено.”

Талмуд оставляет нас в недоумении. Разве мудрецы не знали о пророчествах? А если так, то почему все, что они видят перед глазами в данный момент — развалины, а рабби Акива — избавление и отстроенный Иерусалим?

Мне кажется, что эта история содержит в себе ответ, который, если мы поймем его правильно, даст нам ключ к пониманию и разрешению проблем, которые иначе не имеют видимого решения.

Сколь многие из нас, глядя на стакан, наполовину наполненный водой, видят, что стакан наполовину пуст (и в скобках заметим, что в этом они абсолютно правы), и сколь немногие видят, что тот же самый стакан наполовину полон.

Потому что для того, чтобы увидеть, что стакан наполовину полон, необходимо обладать зрением рабби Акивы.

Рабби Акива смог увидеть сквозь тьму восход солнца, и после всех выплаканных слез нашел в себе силы смеяться.

Мудрейший из людей, царь Шломо, в Книге Притчей (Мишлей) говорит: “Все дни жизни бедняка полны горестей, а у доброго сердцем всегда праздник.”

Данная притча повествует о двух людях, находящихся в одинаковой ситуации. Бедняк в этой ситуации проживает свою жизнь “… полную горестей…”, в то время как добрый сердцем проживает свою как “… всегда праздник…”. О каком добром сердце говорит Книга Притчей? Все комментаторы Святого Писания указывают, на то, что “бедняк” в этой притче — не кто иной, как пессимист, человек всегда недовольный тем, что у него есть, и смотрящий на окружающий мир через чёрные очки.

В то время как “добрый сердцем” – это оптимист, находящий радость в том, что у него есть, человек позитивного мышления.

Рабейну Йона в своем труде “Пути Раскаяния” иллюстрирует эту мысль следующим замечательным примером.

Однажды ученик и Учитель (Мудрец) шли по дороге и миновали на ее обочине останки дохлого пса.

Ученик, проходя мимо, заметил, сколь нестерпимо зловоние от этой дохлой псины, но Учитель немедленно поправил его словами: “Взгляни, как чудесно белы её зубы”.

Что это? Кто подскажет, где в Торе записана заповедь восхищаться белизною зубов дохлого пса? В чем ошибка ученика, и почему Учитель должен был поправить его?

Конечно же, в Торе нет такой заповеди, но, тем не менее, в этой истории выражена мудрость Торы. Мудрость видеть и чувствовать позитивное, ибо нет большего душевного увечья, чем всюду видеть только недостатки.

Позитивизм современной западной психиатрической науки – это вовсе не новомодное изобретение, а часть нашей древней традиции.

Царь Шломо учит, что это от нас зависит, будет наша жизнь полной горести или “непрерывным праздником”. В одной и той же ситуации два человека могут рассудить по-разному и выберут для себя две разные жизни.

Некоторые могут возразить: “Да наверно это просто говорить, если ты рабби Акива, или царь Шломо, или Мудрец из истории рабейну Йоны”.

Но мы-то люди обыкновенные, окруженные со всех сторон новостными каналами, сообщающими нам о терактах, болезнях, и катастрофах; вынужденные бороться за кусок хлеба, доллар, круиз на Багамы, хорошего хоматенданта, Мерседес, Медикер или все вместе взятое, нам-то как увидеть сквозь чащу наших проблем эту “зияющую вершину”.

Позвольте же мне привести здесь историю простого человека, попавшего в непростую ситуацию, в которой любой из нас легко может представить самого себя.

Талмуд в Трактате “Шаббос” на странице 127 (б) рассказывает об одном крестьянине из верхней Галилеи, который нанялся работником к одному из богатейших людей того времени рабби Элиэзеру бен Хурконис. Прошло три года, и вот в канун Йом Кипура работник пришел к хозяину с просьбой расплатиться, чтобы он смог вернуться к жене и детям не с пустыми руками. А хозяин и говорит:

— Знаешь, дорогой, а денег-то и нет…

— Нет так нет, – говорит работник, – расплатись тогда плодами деревьев, благо вон какой урожай.

— И плодов нет, – отвечает хозяин.

— Тогда, может, дашь мне надел земли из твоих наделов? – спрашивает работник

— Нет у меня, – твердит хозяин.

— Может, я могу взять несколько коров из твоего стада, которое пас три года? — продолжает работник.

— У меня нет стада, — говорит хозяин.

— Одеяла, подушки, пледы дашь ли ты мне?

— У меня нет!

Взвалил работник на плечи свой инструмент, и пошёл он домой не солоно хлебавши….

Скоро сказка сказывается,… да не скоро дело делается….

Прошли осенние праздники Сукос, — продолжает повествование Талмуд, – и рабби Элиэзер бен Хурконис взял деньги, нагрузил трех ослов — одного провизией, другого винами и другими напитками, а третьего сладостями, и поехал к своему работнику.

После того как рабби Элиэзер расплатился с работником и они закончили обильную трапезу рабби Элиэзер спросил работника:

— Скажи, когда сказал я, что нет у меня денег, что ты подумал?

— Подумал я, что, может, подвернулась тебе какая-то очень выгодная сделка, и ты вложил в нее все свои деньги.

— Ну, а когда я сказал, что нет у меня стада?

— Я подумал, что может, сдал ты все свои стада в аренду и получаешь за них хорошие деньги, но стада сейчас не твои,

— Ну, а когда сказал я, что нет у меня земли?

— Решил я, что и землю сдал ты в аренду.

— Ну, а когда попросил ты у меня одеяла и подушки, а я сказал нет у меня, тут что ты подумал?

— Подумал я, что все имущество своё посвятил ты Храму и не хозяин ты ему больше.

Воскликнул рабби Элиэзер:

— Точно так все и было!

Талмуд далее объясняет, в чем была причина временных трудностей рабби Элиэзера, и как затем он получил всё свое имущество назад, но мы с вашего позволения оставим богатого работодателя и попристальнее всмотримся в его работника.

Многие ли из нас способны найти оправдание человеку, который, на первый взгляд, просто обманывает вас?

Эта способность к позитивному подходу превращает простого крестьянина из Галилеи в рабби Акиву.

Талмуд в начале главы “Шмойс” сообщает нам этот крайне важный бит информации, без которого и вправду сложно понять замысловатую логику необычного крестьянина – “ … история Акивы, сына Иосифа из Галилеи, который нанялся к рабби Элиэзеру бен Хурконис… ”. Он недаром назван здесь просто Акивой, история эта случилась задолго до того, как он стал знатоком Торы, тем рабби Акивой, которого мы знаем из Талмуда и Мидрашей.

А теперь попробуем применить вышесказанное к нами же поставленному вопросу:

Итак, этот остолоп всё-таки врезается в вас на светофоре и разбивает вам задний бампер и поворотные фары.

Реакция “бедняка” полна горестей: “… Какой кошмар… правая рука ободрана, на левой кисти кровоподтёки, и надо посмотреть в зеркало, нет ли синяков на лице… Теперь, наверное, два часа ждать заполнения полицейского рапорта, а затем договариваться о ремонте машины с растяпой водителем… Ремонт займёт минимум неделю, а впрочем, кто знает, может и две… Поездку в горы на эти выходные можно отменить, но как бы не пришлось отменить поездку на бармицву племянника… Теперь я сотру себе все ноги по дороге на станцию, не говорю уже о морозе… Идти на станцию пешком — означает выходить из дому на 15 минут раньше”.

Мудрый скажет иначе: “… Уф…, кажется, все живы-здоровы, никто особенно не поранился — так, несколько царапин… Хорошо, что он в меня врезался, а не я в него, его страховка оплачивает ремонт… Ремонта-то всего ничего — дней на пять.

Хорошо, что ехать на бармицву племянника еще через месяц — успею починить машину… Наконец-то сброшу хоть немного веса, и вообще — полезнее ходить пешком… Хоть неделю отдохну от этой нервотрёпки с поисками парковки”.

Где же нам взять мудрость? У царя Шломо, у рабейну Йоны и у рабби Акивы!

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Комментарии к записи закрыты.

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0