ГУМАНИЗМ В СОПЕРЕЖИВАНИИ

0

Понятие врачевания зиждется на нерасторжимой связи между врачом и пациентом. Врач осознает, что большая доля магии врачевания заключается в его внутреннем мире, в его личности. Верно было замечено, что личный контакт с пациентом — самое прекрасное из того, что предлагает врачебное призвание. Вечным фундаментом врачевания является любовь к больному. Врачевание — это общение с больным человеком, умение открывать и понимать болезнь у личности и стремление ее ликвидировать. В жизни, за которую врач будет бороться, одного рационализма мало. Он развенчан Гете в образе Фауста достаточно ярко. Дело не в том, что при врачевании приходится выбирать между “да” и “нет”, а в том, что врач использует одновременно и “да” и “нет”. Измерять можно не только приборами и счетом. Почти все сейчас считают, что чувство является одним из способов внесения меры в мир вещей. Эмоции восполняют недостаток информации, говорят психологи. Именно они позволяют действовать врачу в условиях острого дефицита информации. Порой медикам приходится переходить к стилю мышления более соответствующему культуре, чем математический. Припоминаются слова Ф. И. Тютчева: “Нет места вымыслам прекрасным: рассудок все опустошил”.

Врач-клиницист — поклонник не только науки, но и постижения, в котором в равной степени участвуют ум, интуиция, эмоции. При врачевании совершается клиническое познание, то есть проникновение, соучастие, сопереживание, диалог между мировоззрением пациента и своим.

Для истинного врача врачевание — особый мир, мир не только чувства, боли, страдания, трагедии, слабости, но и мир высокого духа безмерной радости, счастья, и врачу, вошедшему в этот мир, он становится самым дорогим, что есть в этой жизни.

Между врачом и его пациентом должен возникнуть эмоциональный накал. Сказанное облегчает дорогу к диагнозу. Творческая работа врача возможна и в самой будничной, скромной форме. Это может быть улыбка, доброе слово, которое несет радость. При врачевании сердечное чувство часто оказывается проницательнее и мудрее, чем самый рафинированный разум. Способность понять имеет большее значение, чем знание.

Существует логика решения клинических проблем, но существует и “логика сердца”, то есть логика построения конкретной помощи больному. Разумеется, врач использует различные научные дисциплины.

Врачевание, как и жизнь, нельзя свести к точным наукам. Врачевание знает больше, чем успела высказать до сих пор наука. Врачевание в сознании врача окрашено эмоциями, оно есть не только применение полученных знаний, но и обязательно развитие этих знаний. Есть пределы научного знания, как принято говорить в последнее время. Думается, не следует забывать, что лишь 1/10 реализованных исследований дает действительно важные результаты, и не упускать из виду, что природа в нас знает больше нас.

Деятельность при врачевании всегда течет между двух скал: разумом и сердцем. А помогает оставаться на верной дороге чувство меры.

Верно замечено, что хороший врач, как айсберг, у которого подводная часть (душа, душевность) больше и тяжелее, чем видимая поверхность (наука).

Врач должен откликаться на нравственные проблемы, на духовные потребности пациента, интимные стороны его жизни. Больной хочет внимания к своей личности, которая у него “кровоточит сегодня больше, чем раньше”, врачевание среди техники, формул, цифр нуждается в искусстве. Великие врачи называли врачевание чудом.

Основу лечения составляет внимание к больному, теплота, готовность сделать ему хорошее. При врачевании медик всегда “ищет”, он открыватель, всегда чего-то добивается. И когда он находит, он творит добро и сам испытывает удовлетворение.

Успешное врачевание немыслимо без роли в нем пациента, без отражения в нем. Врач в союзе с больным — дважды врач. Искусный врач всегда ищет такую совместимость.

Лучшим способом познать больного является эмпатия -вчувствование, сопереживание, оно содержит колоссальную энергию! Больной смотрит на врача не только как на специалиста, но еще как на культурную силу, прежде всего, потому, что врач относится к числу людей, думающих о многом, широко и много. Если изъять из врачевания эмпатию, то оно становится холодным ремеслом. Без “души” желанного врачевания, о котором мечтает каждый больной, создать невозможно.

Врачевание пронизано медицинским гуманизмом. Медицинский гуманизм — это постоянное сопереживание. За последние годы в медицину все больше проникают элементы коммерции и предпринимательства. Медицина из науки гуманитарной постепенно превращается в технологическую. Верно кто-то сказал, что медицина рождена не для властвования человека над человеком, не потребностью престижа или какой-либо выгоды, а милосердием и сочувствием к страдающему человеку. В наше время происходит дегуманизация медицины, ее вечный фундамент — гуманизм — разрушается, и это оборачивается бедствием для больного человека. Дегуманизация медицины вызывает глубокую тревогу в умах лучших представителей этой науки во всем мире. Конечно, без использования компьютеров медицина теперь немыслима, но в такой же степени верно и то, что без творческого труда врача, без его разума и сердца врачевание проиграет не меньше. Все приборы, аппараты, машины на самом деле — только усилители интеллекта врача, а не заменители его. Нельзя, используя машинный “интеллект”, утрачивать свой. Для понимания больного человека необходимо усилие мысли и сердца. Оптимизм можно найти в содружестве творческого труда врача и техники.

Единство доброты, спокойной мудрости, способности выслушать, понять, помочь, надежность, добродушие и теплота — все эти качества врача, объединенные понятием личного обаяния, весьма важны для больного человека, прибавляют ему сил для сопротивления болезни, вселяют в него веру в исцеление.

Каждый человек индивидуален. Как одно и то же лекарство, прописанное двум больным, будет действовать на них неодинаково, так одна и та же болезнь у разных людей проявляется по-разному. Уловить эту разницу может лишь живой человек — сострадающий больному врач.

Никакая кибернетика не заменит человеческой отзывчивости, и самая сложная электроника не уничтожит теплоты человеческого сердца. Никто не может наделить машины сердцем, без которого нет настоящего врача, нет врачевания, нет понимания чужого горя и страдания.

Верно подмечено, что техника, автоматика, ЭВМ — это чудо, но личность человека еще чудеснее. Компьютеру безразличны личность больного, страдающего от боли, его внутренний мир. Компьютер не мыслит, а реагирует, не аргументирует, а фиксирует.

Самая совершенная медицинская аппаратура лишь помогает врачу, но не может его заменить. В своем стремлении помочь больному врач, разумеется, применяет технические средства, являясь при этом ведущей фигурой, решающей его судьбу.

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Комментарии к записи закрыты.

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0