Своя рубашка ближе к телу

Надеюсь, что реформаторский зуд, болезненно охвативший нашу страну в связи с избирательной кампанией в прошлом году, пойдет на спад, и страна постепенно успокоится.

Свистопляски вокруг хитрого слогана «Change» туманили разум и располагали к спешке в осуществлении кем-то придуманных и кажущихся привлекательными преобразований, тогда как для перемен к лучшему совершенно необходимо прежде всего успокоение и неспешное рассмотрение альтернатив. Триллионы долларов, в спешке кинутые законодателями в начале года неизвестно куда под предлогом спасения финансовой системы, когда в конгрессе голосовали, не успев прочитать тысячестраничный фолиант, вдохновили президента на новую гонку — еще триллион понадобится на реформу здравоохранения, и опять голосовать надо безотлагательно, незамедлительно, будто пожар. Тут законодатели задумались и из осторожности притормозили. Предпочли не пороть горячку, объявили перерыв на летние каникулы и разъехались по домам, где встретились со своими избирателями.

Встречи законодателей с избирателями, посвященные готовящейся реформе системы здравоохранения, прошли во многих местах, кое-где так бурно, что для охлаждения страстей в дебаты приходилось вмешиваться полиции. Очевидно, потому, что эта реформа может задеть за живое каждого — независимо от застрахованности, возраста, здоровья, цвета кожи или этнического происхождения, от классовой принадлежности, материального положения и уровня доходов, а главное, от идеологии и партийных предпочтений. Используя привычные нам идиомы, скажу так: когда что-то задевает за живое, своя рубашка ближе к телу. То есть каждый человек задумывается: а что эта затея на деле принесет мне и моим близким?

В сущности все идеологии, принципы общественного устройства и партийные постулаты сводятся к планированию дележки общественного продукта. Грубо говоря, коллективисты (назовем их приверженцами социализма), хотят, чтобы все добытое — и мое, и твое — делилось поровну, а индивидуалисты (назовем их упрощенно приверженцами капитализма) требуют справедливости: что заработал, то твое, а на мое рот не разевай. Коллективизм привлекателен, но экономически неэффективен. К тому же он неизбежно ведет к тоталитаризму. Мировой опыт это показал и доказал. Индивидуализм, хоть он и изображается порой в неблаговидном ракурсе, экономически и политически эффективен и прогрессивен. Даже для низших слоев общества он обеспечивает приличное благосостояние, совершенно недоступное им в условиях тоталитаризма.

Читатель, наверно, помнит советскую песню, каждый куплет которой завершался таким рефреном: «Есть традиция добрая в комсомольской семье: раньше думай о Родине, а потом о себе». Я не циник, но вполне допускаю, что когда поэт-песенник сочинял этот текст, он не о Родине думал, а о гонораре, который ему этот текст принесет.

И еще тут на ум приходит часто здесь, в Америке, вспоминаемые слова Джона Кеннеди: «Не спрашивай, что может сделать для тебя твоя страна, спроси, что ты можешь сделать для своей страны, что ты можешь сделать для свободы человека во всем мире».

Сравним эти две фразы. Они очень похожи и иллюстрируют показной коллективизм, но если советский поэт-песенник хоть на потом, но все-таки оставлял думу о себе, то американский президент-капиталист заботу человека о самом себе совершенно упустил. А ведь мог сказать и так: спроси, что ты можешь сделать для себя и своей семьи, это будет благом и для страны, и для свободы человека во всем мире!

В Демократической партии преобладает идеология коллективизма, в Республиканской — идеология индивидуализма, хотя резкой грани между ними нет. В нехорошие для Республиканской партии времена в ней появились и даже вышли из нее так называемые либеральные республиканцы, а в Демократической, особенно в последнее время, — консервативные демократы. Появление этих консервативных демократов явилось, очевидно, естественной реакцией на ультралевый курс партийного руководства, и при сложившихся в стране условиях, когда все ветви государственной власти контролируются одной политической партией, эта группа здравомыслящих людей в перспективе может получить решающее значение стабилизирующего противовеса.

Но я, извините, несколько отклонился от темы реформирования системы здравоохранения. Вернемся к ней, но не так, как ее должны изучить в комиссиях и комитетах конгресса — с привлечением статистики и широкого круга специалистов, а в общих чертах и по-простому, как ее обсуждают теперь в семьях и с приятелями, а то и со случайным встречным, как мне недавно пришлось.

«Are you German?», — спросил меня незнакомый человек лет семидесяти. Немец из Мюнхена, давно перебрался в Канаду, оттуда в США. Его занимал один вопрос, и ему нужен был собеседник. И он спросил меня, как я отношусь к предлагаемой реформе здравоохранения. Я сказал, что боюсь, как бы она не испортила такую прекрасную страну. Потому что здравоохранение здесь лучшее в мире, и то, что предлагает президент, к добру, на мой взгляд, не приведет. Это уже было в стране победившего социализма, и я мог бы много про то здравоохранение ему рассказать. Да, сказал он, кое-что он слыхал, но все-таки 47 миллионов незастрахованных в стране… Разве это хорошо? Не знаю, ответил я, да и не верю, что их так много. Насчитали, наверно, и неграждан, и нелегалов, и временных работников, иностранных студентов, гастролеров, гостей. Им государственная страховка не положена. Кроме того, незастрахованные — это не обязательно люди малообеспеченные. Среди них есть миллионы молодых и здоровых людей, которые по своему достатку вполне могли бы застраховаться, но не хотят. Им дешевле один или два раза заплатить врачу в случае маловероятной болезни, чем систематически отчислять из своего бюджета значительные суммы за страховку. Молодым и здоровым людям страховка, как правило, невыгодна, и государство не должно страховать их принудительно. Да и вообще всех страховать не надо, ибо среди незастрахованных есть люди разные, иные поколениями не работают, и надо разобраться, какая государственная забота для каждой категории этих людей может быть эффективна.

Мой собеседник, очевидно, был настроен иначе, но не возражал, с доводами соглашался, особенно тогда, когда я сказал, что если всех тут начнут ублажать и обхаживать, бесплатно кормить и лечить, то вся нищета из Латинской Америки, сломав пограничные заборы, хлынет сюда, и тогда нашему процветанию придет конец. Кстати, то же грозит и процветанию его родины, которая вскоре станет турецкой.

Итак, не только республиканцы, но и значительная часть демократов насторожилась и обеспокоилась. Энтузиасты перемен, кажется, заколебались, и их затее с всеобщим государственным медицинским страхованием может быть уготована судьба предыдущей подобной затеи, исходившей в 1993 году при президенте Клинтоне от первой леди. Президент, однако, вряд ли отступит, как это сделали Клинтоны в 1994 году, так что споры и выкручивание рук в конгрессе будут иметь продолжение.

Но что надо отметить как положительный факт, так это то, что сходу предложение президента в конгрессе не прошло.

«Чем больше американцы знакомятся с планами президента по реформе здравоохранения, — заявил лидер республиканского меньшинства в Палате представителей Джон Бонер, — тем меньше им эти планы нравятся».

И всем становится ясно, что спешка тут ни к чему. Особенно в неблагоприятный для экономики период, когда и без того много проблем. Да если бы американцам дали возможность ознакомиться с предыдущими спешными решениями демократического большинства конгресса, то они бы очень удивились и возмутились, узнав о том, что в пакет ассигнований на спасение американской экономики втерлись странные затраты, ничего общего со спасением экономики не имеющие, например, закон о защите диких мустангов американского Запада, предусматривающий 700 миллионов долларов на их охрану, отвод земель под пастбища и… контрацептивы для поддержания их численности в кем-то заданных пределах. Кому-то понадобились эти деньги, и ведь как-то сумели ловкачи их урвать, представив частью спасительного плана.

«Этот спор не игра. Он не касается меня лично — у меня хорошая страховка, равно как и у всех членов конгресса», — оправдывает президент свою настойчивость. — Вопрос касается простых американцев, которым приходится тянуть на себе груз проблемы, которую Вашингтон не сумел решить за десятки лет». Итак, за десятки лет решить проблему не удалось, а он вот явился — как Юлий Цезарь: пришел, увидел, победил! — и проблема уже решена: «Реформа будет проведена до конца этого года», — заверил президент, заявив при этом, что он открыт для любых предложений конгресса, кроме тех, где здравоохранение предлагается финансировать за счет среднего класса.

Не знаю, как кому, а мне этот классовый подход, педалируемый Бараком Обамой, очень не по душе. То, что он за бедных и против богатых, мы давно уже слышали, но он и за средний класс сильно ратует. Между тем, как утверждают эксперты, его реформа здравоохранения, если будет принята, сильнее всего ударит именно по среднему классу, точнее — по среднему и мелкому бизнесу, хозяевам которого, согласно президентскому плану, грозят штрафы, если все их работники не будут ими застрахованы, а это, очевидно, не всем будет под силу, так что откажутся нанимать новых работников, сами потерпят убытки и безработица вырастет.

Наивно было бы думать, что реформа здравоохранения повредит здоровью самых богатых американцев. Им ничего не грозит, а противопоставление их в речах президента «простым американцам» — не более чем риторический прием. Что же касается граждан, которых обычно относят к бедным слоям населения (хотя понятие уровня бедности в Америке очень относительно и множество людей, считающихся в других странах благополучными, нашим бедным позавидуют), то и без новой президентской программы они здесь вполне защищены существующей системой государственного медицинского страхования (Medicare, Medicaid) и, если чем-то обеспокоены, так это только тем, что не станет ли от нововведений хуже. А это вероятно. И по полноте покрытия медицинских расходов, и по качеству медицинского обслуживания, которое может ухудшиться, если обеспокоенность врачей нововведениями имеет реальную почву.

Не нужно нам здесь социализма — ни такого, ни сякого, ни даже чего-то, о нем напоминающего.

Общественный пирог нельзя делить поровну — это опасно, в конечном счете проиграют все, да и самые бедные останутся у разбитого корыта. И то, что планы президента пахнут социализмом, всех должно насторожить.

Оцените пост

Notice: Undefined variable: thumbnail in /home/forumdai/public_html/wp-content/plugins/wp-postratings/wp-postratings.php on line 1176
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Семен Ицкович

Автор Семен Ицкович

Чикаго
Все публикации этого автора