О добром патрульном замолвите слово

usa-35713_640

С полицией все и сложнее, и проще. С одной стороны, полицейский в Америке, в отличие от политика, образ общепринято положительный, — это гражданин, которому общество доверяет силу и власть для своей защиты. С другой стороны, полицейский, иногда выполняя волю политиков, а иногда своевольничая, злоупотребляет доверенной ему силой. Об этой подкладке закройщики либерального ателье Соединенных Штатов никогда не забывали (благо почва была, есть и будет), а перед выборами 2020 года напомнили снова движением BLM — Black Lives Matter. Характерно, что под знаменем с тремя черными кулаками и этим девизом выступают все леваки — от марксистов-троцкистов и социалистов-анархистов, до мелкотравчатой шпаны, а непосредственно черные, жизни которых имеют значение, остаются сбоку-припеку, выступают свадебными генералами на митингах и исправно уничтожают друг друга в городских гетто. Можно добавить, что если раньше наша полиция была в основном белой, то сегодня это не так — от рядовых патрульных до «чифов» и комиссаров. Борцы за Black Lives Matter обвиняют полицейских всех рас и полов в жестокости по отношению к чернокожим, поминая недобрым словом Трампа как причину этого зла.

По городам страны проходят массовые беспорядки, доходящие до погромов и грабежей, поджогов полицейских участков и даже захвата власти, как это на время было в Сиэтле. По стране это вспыхнуло после 25 мая, когда в Миннеаполисе под коленом белого полицейского Дерека Шовина испустил дух черный Джордж Флойд, а у нас в Нью-Йорке активизировалось после 17 июля 2014 года, когда белый полицейский Дэниел Панталео захватом за шею придушил черного Эрика Гарнера. 9 августа того же года в городе Фергюсоне, штат Миссури, белый полицейский Даррен Уилсон добавил жара, застрелив черного Майкла Брауна, и 20 декабря у нас в Бруклине черный мусульманин Исмаэл Бринсли застрелил двух полицейских — латиноамериканца Рафаэля Рамоса и и китайца Вэнь Дзинь Лю, после чего покончил с собой, предварительно объяснив оба убийства местью за Гарнера и Брауна.

За неделю до этого по улицам манхэттенского Ист-Сайда прошли демонстранты, которые хором спрашивали, чего они хотят, и хором отвечали: «Мертвых ментов».

С тех пор нападение на полицейского, которое раньше было исключением, стало правилом, и с благословения местных властей бунтари требуют вообще распустить полицию, а где лишить ее финансирования, то есть средств к существованию, что, в принципе, одно и то же. Идеологи этой социал-шизофрении на уровне университетской профессуры, журналистов ведущих СМИ и местных властей поясняют, что на высвобожденные от содержания карательного аппарата деньги следует увеличить службы помощи,воспитывать и перевоспитывать незаконопослушных граждан не кнутом, а пряником. Любое инакомыслие этому немедленно пресекается как проявление расизма, а сторонники так называемого «здравого смысла» тешат себя мыслями, что он восторжествует в день выборов 3 ноября, и не протестуют, хотя следовало бы. Погромы, мародерство и поджоги порицаются, но объясняются волной народного гнева, к чему прибегали и Гитлер, и Сталин.

Против движения Black Lives Matter робко выступает движение Blue Lives Matter, названное по цвету полицейских мундиров. Мирные дебаты проводятся под патронажем церковников и консервативных политиков, а уличные выступления приводят к столкновениям, поскольку BLMисты, которых я называю «Баламутами», не признают иного языка. 22 июля газета The New York Times написала, что «недавние выступления в защиту полиции привели к дракам и арестам, когда горожане Нью-Йорка пошли друг на друга из-за своих мнений о городской полиции». Как написали репортеры Times Джулиана Ким и Майкл Уилсон, столкновения сторонников «жизни черных» и «жизни синих» прошли в Манхэттене, Квинсе и Бруклине, где Дайана Аткинс из района Бэй-Ридж сказала, что «мы хотели выступить в защиту наших полицейских», назвав их «простыми ньюйоркцами, которые могут оказаться вашими друзьями, родными и соседями».

Сторонники полиции несли американские флаги и плакаты в поддержку Дональда Трампа, а репортеры Times назвали их «в основном белыми в составе полицейских-пенсионеров, их друзей, родственников и прочих, которые говорили, что вышли поддержать закон и порядок». Некоторые отмечали, что местную полицию по всей стране несправедливо обвиняют в смерти Джорджа Флойда. 18-летний Абдулла Акл, который помог организовать отпор защитникам полиции в Бэй-Ридже, заявил, что «мы воюем не с конкретными полицейскими, а с системой вцелом и практикой расизма внутри нее». Тем не менее «война с системой» в Бруклине оказалась далеко не мирной, и в Бэй-Ридже были арестованы двое «антитрампистов», а через несколько дней в аналогичном стокновении на Бруклинском мосту борцы с расизмом в полиции побили начальника городской полиции Теренсв Мойнихэна, который, правда, отделался вывихнутым пальцем. Всего там были арестованы 36 человек, идеологическая принадлежность которых не уточняется.

Некоторые участники марша в поддержку полиции настаивали, что в их миссию не входил антагонизм по отношению к Black Lives Matter. Участник такого марша на Стейтен-Айленде, 55-летний Скотт ЛоБейдо, сказал, что общий настрой должен быть позитивным и не дело «увлекаться антиБЛМовской риторикой». Другого мнения придерживается 25-летний Джоэл Асеведо, президент Клуба молодых республиканцев Бруклина, который организовал демонстрацию в районе Дайкер-Хайтс. «Хорошая полиция не нуждается в защите, — сказал Асеведо. — Можно выступать за полицию и в то же время за ответственность системы, которая укореняет неравенство в черных общинах. Это два не взаимоисключающих понятия».

В Квинсе на демонстрацию в защиту полиции вышел 35-летний Джозеф Империале, основатель группы Blue Lives Matter-NYC. А в интервью репортерам Times он сказал, что в середине июля такая демонстрация закончилась стычкой, и это вызывает определенные опасения. Среди защитников полиции оказался полицейский, который в тот день на работал. По его словам, важно, чтобы люди поняли, что все это не против Black Lives Matter. «Мы считаем, что все жизни имеют значение, и что нужно уважать друг друга, — сказал он. — Все мы считаем смерть Джорджа Флойда трагической, но это не значит, будто каждый полицейский убийца, и большинство из нас действительно хотят поступать правильно». Еще одно мнение выразил демонстрант по имени Колин. «Я здесь в защиту нью-йоркской полиции, которую хотят лишить финансирования, — сказал Колин. — Но что нам делать без полиции?»

С полицией все и сложнее, и проще. С одной стороны, полицейский в Америке, в отличие от политика, образ общепринято положительный, — это гражданин, которому общество доверяет силу и власть для своей защиты. С другой стороны, полицейский, иногда выполняя волю политиков, а иногда своевольничая, злоупотребляет доверенной ему силой. Об этой подкладке закройщики либерального ателье Соединенных Штатов никогда не забывали (благо почва была, есть и будет), а перед выборами 2020 года напомнили снова движением BLM — Black Lives Matter. Характерно, что под знаменем с тремя черными кулаками и этим девизом выступают все леваки — от марксистов-троцкистов и социалистов-анархистов, до мелкотравчатой шпаны, а непосредственно черные, жизни которых имеют значение, остаются сбоку-припеку, выступают свадебными генералами на митингах и исправно уничтожают друг друга в городских гетто. Можно добавить, что если раньше наша полиция была в основном белой, то сегодня это не так — от рядовых патрульных до «чифов» и комиссаров. Борцы за Black Lives Matter обвиняют полицейских всех рас и полов в жестокости по отношению к чернокожим, поминая недобрым словом Трампа как причину этого зла.

По городам страны проходят массовые беспорядки, доходящие до погромов и грабежей, поджогов полицейских участков и даже захвата власти, как это на время было в Сиэтле. По стране это вспыхнуло после 25 мая, когда в Миннеаполисе под коленом белого полицейского Дерека Шовина испустил дух черный Джордж Флойд, а у нас в Нью-Йорке активизировалось после 17 июля 2014 года, когда белый полицейский Дэниел Панталео захватом за шею придушил черного Эрика Гарнера. 9 августа того же года в городе Фергюсоне, штат Миссури, белый полицейский Даррен Уилсон добавил жара, застрелив черного Майкла Брауна, и 20 декабря у нас в Бруклине черный мусульманин Исмаэл Бринсли застрелил двух полицейских — латиноамериканца Рафаэля Рамоса и и китайца Вэнь Дзинь Лю, после чего покончил с собой, предварительно объяснив оба убийства местью за Гарнера и Брауна.

За неделю до этого по улицам манхэттенского Ист-Сайда прошли демонстранты, которые хором спрашивали, чего они хотят, и хором отвечали: «Мертвых ментов».

С тех пор нападение на полицейского, которое раньше было исключением, стало правилом, и с благословения местных властей бунтари требуют вообще распустить полицию, а где лишить ее финансирования, то есть средств к существованию, что, в принципе, одно и то же. Идеологи этой социал-шизофрении на уровне университетской профессуры, журналистов ведущих СМИ и местных властей поясняют, что на высвобожденные от содержания карательного аппарата деньги следует увеличить службы помощи,воспитывать и перевоспитывать незаконопослушных граждан не кнутом, а пряником. Любое инакомыслие этому немедленно пресекается как проявление расизма, а сторонники так называемого «здравого смысла» тешат себя мыслями, что он восторжествует в день выборов 3 ноября, и не протестуют, хотя следовало бы. Погромы, мародерство и поджоги порицаются, но объясняются волной народного гнева, к чему прибегали и Гитлер, и Сталин.

Против движения Black Lives Matter робко выступает движение Blue Lives Matter, названное по цвету полицейских мундиров. Мирные дебаты проводятся под патронажем церковников и консервативных политиков, а уличные выступления приводят к столкновениям, поскольку BLMисты, которых я называю «Баламутами», не признают иного языка. 22 июля газета The New York Times написала, что «недавние выступления в защиту полиции привели к дракам и арестам, когда горожане Нью-Йорка пошли друг на друга из-за своих мнений о городской полиции». Как написали репортеры Times Джулиана Ким и Майкл Уилсон, столкновения сторонников «жизни черных» и «жизни синих» прошли в Манхэттене, Квинсе и Бруклине, где Дайана Аткинс из района Бэй-Ридж сказала, что «мы хотели выступить в защиту наших полицейских», назвав их «простыми ньюйоркцами, которые могут оказаться вашими друзьями, родными и соседями».

Сторонники полиции несли американские флаги и плакаты в поддержку Дональда Трампа, а репортеры Times назвали их «в основном белыми в составе полицейских-пенсионеров, их друзей, родственников и прочих, которые говорили, что вышли поддержать закон и порядок». Некоторые отмечали, что местную полицию по всей стране несправедливо обвиняют в смерти Джорджа Флойда. 18-летний Абдулла Акл, который помог организовать отпор защитникам полиции в Бэй-Ридже, заявил, что «мы воюем не с конкретными полицейскими, а с системой вцелом и практикой расизма внутри нее». Тем не менее «война с системой» в Бруклине оказалась далеко не мирной, и в Бэй-Ридже были арестованы двое «антитрампистов», а через несколько дней в аналогичном стокновении на Бруклинском мосту борцы с расизмом в полиции побили начальника городской полиции Теренсв Мойнихэна, который, правда, отделался вывихнутым пальцем. Всего там были арестованы 36 человек, идеологическая принадлежность которых не уточняется.

Некоторые участники марша в поддержку полиции настаивали, что в их миссию не входил антагонизм по отношению к Black Lives Matter. Участник такого марша на Стейтен-Айленде, 55-летний Скотт ЛоБейдо, сказал, что общий настрой должен быть позитивным и не дело «увлекаться антиБЛМовской риторикой». Другого мнения придерживается 25-летний Джоэл Асеведо, президент Клуба молодых республиканцев Бруклина, который организовал демонстрацию в районе Дайкер-Хайтс. «Хорошая полиция не нуждается в защите, — сказал Асеведо. — Можно выступать за полицию и в то же время за ответственность системы, которая укореняет неравенство в черных общинах. Это два не взаимоисключающих понятия».

В Квинсе на демонстрацию в защиту полиции вышел 35-летний Джозеф Империале, основатель группы Blue Lives Matter-NYC. А в интервью репортерам Times он сказал, что в середине июля такая демонстрация закончилась стычкой, и это вызывает определенные опасения. Среди защитников полиции оказался полицейский, который в тот день на работал. По его словам, важно, чтобы люди поняли, что все это не против Black Lives Matter. «Мы считаем, что все жизни имеют значение, и что нужно уважать друг друга, — сказал он. — Все мы считаем смерть Джорджа Флойда трагической, но это не значит, будто каждый полицейский убийца, и большинство из нас действительно хотят поступать правильно». Еще одно мнение выразил демонстрант по имени Колин. «Я здесь в защиту нью-йоркской полиции, которую хотят лишить финансирования, — сказал Колин. — Но что нам делать без полиции?»

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 5, средняя оценка: 3,80 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Александр Грант

Автор Александр Грант

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *