Художник-изобретатель Эль Лисицкий

wide_detail_picture444444444

Эль Лисицкий 

В 1930 году, отвечая на вопрос анкеты о своей специальности, Эль Лисицкий написал: «Художник, архитектор, живописец, фотописец и полиграф». Отметив таким образом круг своих творческих занятий, он не выделил в своей работе какую-то сферу деятельности, считая себя универсальным художником-изобретателем.

Безмерно талантливый Лисицкий с равным успехом занимался разработкой архитектурных проектов и иллюстрацией книг и журналов, художественным оформлением отечественных и зарубежных выставок, оформлением плакатов и исследованием эстетики нового искусства, участвовал в художественных выставках и творчески фотографировал.

1920–30-е годы — бурный исторический период, бурная художественная жизнь нашли в Лисицком своего подвижника. Советский фотоавангард этих лет сформировался на эстетических принципах супрематизма, конструктивизма и производственного искусства. Его высокий художественный уровень, его мировое признание во многом связаны с творчеством Эль Лисицкого.

1479422222222ki_Saloniki_Greciya_

Эль Лисицкий (Лазарь Маркович Лисицкий) родился в местечке Починок (ныне Смоленская обл.) в семье мелкого торговца Марка Соломоновича и домохозяйки Сары Лейбовны Лисицких. После переезда семьи в Витебск Лазарь посещает частную школу рисования Юделя Пэна, у которого занимался и Марк Шагал (1906). После окончания реального училища в Смоленске (1909), не попав в Академию художеств, он уезжает в Германию и поступает на архитектурный факультет Высшей политехнической школы в Дармштадте. В 1914 году, окончив с отличием школу, Лисицкий в связи с началом Первой мировой войны возвращается в Россию. Чтобы иметь право профессионально работать, он поступает в Рижский политехнический институт (1915–1918), эвакуированный во время войны в Москву. С этого времени начинается разнохарактерная творческая деятельность Лисицкого. Он работает ассистентом в архитектурных бюро Б. Великовского и Р. Клейна (1916–1917). Начинает сотрудничать с Еврейским обществом поощрения художеств, иллюстрируя книги еврейских авторов на идиш, участвует в групповых выставках в Москве (1917, 1918) и в Киеве (1920). Изначально иллюстрации Лисицкого отличались глубиной проникновения в тему и изящностью исполнения. Так изданную в Москве в 1917 году детскую книгу М.Бродерзона «Сихас Хулин» («Житейский разговор о пражском Големе») он оформил в виде традиционного свитка Эсфири в деревянном футляре и текстом в стиле переписчиков Торы, окаймлённым маленьким, изящным орнаментом, навеянным мотивами еврейской миниатюры и росписи синагог. Двадцать экземпляров этой книги Лисицкий расписал от руки.

Плакат. Эль Лисицкий
Плакат. Эль Лисицкий

В 1918–1919 годы Лисицкий в Киеве принимает участие в образовании «Культур-лиги» (Лига Культуры), авангардного литературно-художественного объединения, ставившего своей целью создание нового еврейского национального искусства. Выполняет на основе еврейской народной символики марку для киевского издательства «Идишер фолк-ферлаг» (Еврейское народное издательство) и получает от него заказ на иллюстрацию одиннадцати книг. Одной из них была книга на идиш «Сказка о козочке» (1919), традиционно читаемая детям на пасху. Лисицкий оформил текст каждой страницы в виде арки, обрамляющей иллюстрацию. Еврейскую книжную графику он подписывал своим именем на идиш Лейзер (Лазарь). Псевдоним Эль появится только в 1920 году.

В 1918 году Марк Шагал назначается Уполномоченным по делам искусств в Витебске. Среди его начинаний — основание Народного художественного училища. В числе приглашённых преподавателей — молодой художник и архитектор Лазарь Лисицкий (1919). Ему поручается руководство архитектурной мастерской и мастерской печатной графики. Вскоре в училище приезжает уже известный супрематист, автор «Чёрного квадрата» (1913), Казимир Малевич. Идеи и принципы Малевича находят у Лисицкого понимание. При его активном участии Малевич создаёт в Витебске отделение УНОВИС (Утвердители нового искусства). Первый номер альманаха УНОВИС оформлят Лисицкий.

«Новый живописный реализм» (супрематизм) Малевича вдохновил Лисицкого на разработку собственной концепции: «Проект утверждения нового» («Проун»). С этим «Проуном», как считал Лисицкий, можно переустроить мир: «Проун» начинает свои установки на поверхности, переходит к пространственным модельным сооружениям и идёт дальше к построению всех форм жизни… Так, «Проун», оставив картину и художника, с одной стороны, и машину и инженера, с другой, выходит к конструкции пространства…». Отвлечённые плоскостные изображения Малевича обретают в работах Лисицкого конструктивистский смысл. Простые геометрические фигуры: круг, треугольник, квадрат, их сочетания образовывали символические композиции, становились органичной частью будущих плакатов, иллюстраций книг. Было принято, что остроугольность, нервно и напряжённо ломающаяся линия отражают современность, а круг, спираль, закруглённости — прежнюю эпоху. В стиле «Проун» Лисицкий выполнил несколько агитационных плакатов, наиболее выразительным из которых был «Клином красным бей белых» (1920). На плакате контрреволюция представлена в виде круга на чёрном фоне, в который сверху внедряется остроугольный красный клин — символ революционного прорыва. В этой же стилистике, будучи в Германии в 1922–1923 годы, он напечатал книги: «Сказ про два квадрата» и «Маяковский для голоса». О работе по оформлению книги Маяковского Лисицкий писал: «Мои страницы сопровождают стихотворения так же, как рояль, который аккомпонирует скрипке. Как и поэт, строящий здание на единстве мысли и звука, я хотел добиться единства стихотворения и элементов типографики».

1920–1930-е годы — период удивительной разнообразной творческой активности Лисицкого, его мятущейся жизни. С 1921 по 1925 годы он живёт в Европе. В этот период Германия была Меккой художественного авангарда. Достаточно вспомнить БАУХАУС, где работали Ласло Моголи-Надь, Василий Кандинский, Лайонел Фейнингер и другие, группировавшиеся в большинстве своём вокруг берлинского журнала экспрессионистов Der Sturm («Буря»).

Лисицкий стал своеобразным соединительным звеном русского конструтивизма с немецким экспрессионизмом, дадаизмом и авангардизмом. Он читает лекции о русском авангардизме в Германии и Голландии. Проводит свои персональные выставки в Ганновере (1922), Берлине (1924) и Дрездене (1925). Делает афишу и участвует наряду с Родченко, Малевичем, Татлиным, Альтманом и другими в Первой русской художественной выставке (Берлин, 1922). Готовит афишу и участвует в совместной выставке с Питом Мондрианом и Ман Рэйем (Мюнхен, 1925). Переводит на немецкий язык и издаёт работы К.Малевича. Издаёт совместно с немецким скульптором Хансом Арпом книгу «Монтаж в новом искусстве» (Цюрих, 1925).

Начиная с 1920-х годов, Эль Лисицкий довольно много работал с И.Эренбургом. Он оформил его книгу «Шесть повестей о лёгких концах» (Берлин, 1922), используя впервые фотомонтаж. Вместе они издавали в Берлине журнал «Вещь — Objekt — Gegenstand» (1922), ставший трибуной конструктивизма. Позже Лисицкий сделал обложку и фотомонтаж для альбома фотографий Эренбурга «Мой Париж» (1933, Москва). Эренбург оставил интересные воспоминания о встречах с Лисицким. «…. В жизни он был мягким, чрезвычайно добрым, порой наивным: хворал, влюблялся, как влюблялись в прошлом веке, — слепо, самоотверженно. А в искусстве он казался непреклонным математиком, вдохновлялся точностью, бредил трезвостью. Был он необычайным выдумщиком, умел оформить стенд на выставке так, что бедность экспонатов казалась избытком; умел по-новому построить книгу. В его рисунках видны и чувство цвета, и мастерство композиции».

В конце 1923 года Лисицкий, уже собравшись вернуться из Германии в Москву, тяжело заболевает. Он едет в швейцарский санаторий. Для оплаты дорогостоящего лечения пришлось заняться графической рекламой продукции фирмы «Пеликан», изготавливавшей чернила, копировальную бумагу, ленту для пишущих машин. Работая над этим заказом, Лисицкий впервые прибег к фотографии. Она надолго станет средством выражения его многих творческих проектов.

Поначалу Лисицкого привлекла фотограмма, впервые появившаяся в работах немецкого художника Кристиана Шада (1918), и в начале 1920-х годов вызвавшая большой интерес у Ласло Моголи-Надя и Ман Рэйя. Техника фотограммы представляет собой получение изображения без камеры. Предметы, расположенные на светочувствительном материале, после засветки оставляют свой светотеневой образ.

Лисицкий размещал пузырьки чернил, ручки, надписи, сделанные на прозрачной плёнке таким образом, что создавалось ощущение воздушного пространства, пронизанного лучами света. Здесь его концепция «Проун» удачно сочеталась с преображёнными предметами.

Годы пребывания Лисицкого в Швейцарии отмечены также созданием его самой известной фотографии «Автопортрет» (1924), публикуемой уже около ста лет в энциклопедических книгах по фотографии.

Лисицкий располагал тогда старым фотоаппаратом отца его жены. Фотоаппарат, по её определению, был «страшилищем с деревянными кассетами 13х18 см и большим цейсовским объективом».

При создании «Автопортрета» Лисицкий сначала сфотографировал свою ладонь с циркулем между пальцами на фоне миллиметровой бумаги. Пока ещё этот снимок ничем не примечателен. Но затем, поверх руки, он печатает с другого негатива своё лицо. И сразу же картина преображается: сквозь ладонь просвечивается пристально всматривающийся глаз. Взгляд и направленный жест обретают связь, рука становится «зрячей» метафорой творческой мысли.

«Автопортрет» воспринимался как воплощение нового типа художника и был представлен на обложке издававшегося Яном Чихольдом (художник-полиграфист), и Францем Ро (фотограф) альбома «Фотоглаз», одной из важнейших публикаций в истории «новой фотографии».

«Автопортрет», выполненный Лисицким, относится к проекционному виду фотомонтажа в отличие от фотомонтажа, построенного из склеенных фрагментов фотографий. Проекционный фотомонтаж он считал более органичным, более совершенным и называл его «фотописью». Лисицкий писал: «Следующей стадией развития является фотопись, которая, в отличие от живописи, пишет своё произведение непосредственно на чувствительной бумаге светом, пользуясь в зависимости от задания негативами, полученными посредством фотоаппарата или непосредственным воздействием светого луча, встречающего по дороге к бумаге вещи различной прозрачности, и, получая таким образом непосредственные отражения вещей».

Летом 1925 года, вернувшись в Москву, Лисицкий в должности профессора начинает преподавать во ВХУТЕМАСе (Высшие художественно-технические мастерские), близком по направленности к БАУХАУЗу. Одновременно он принимает участие в конкурсных разработках архитектурных проектов зданий различого назначения. Из всех проектов Лисицкого воплощение получил лишь один — здание типографии журнала «Огонёк» (Первый Самотечный переулок, дом №17), построенный в 1932 году. Оно задумано автором как «лежачий небоскрёб» и примечательно пространными квадратными и маленькими круглыми окнами.

ISTD_07_02вввввввввв

Со второй половины 1920-х годов Лисицкий всё больше занимается выставочным дизайном. По его проектам были оформлены международные выставки: «Пресса» (Кёльн, 1928), «Фильм и фото» (Штутгарт, 1929), «Гигиена» (Дрезден, 1930), «Пушнина» (Лейпциг,1930). Разрабатывая дизайн экспозиции, Лисицкий широко использовал фотомонтаж. Так, известная фотография Лисицкого «Рекорд» (1926), находящаяся ныне в коллекции Музея современного искусства в Нью-Йорке, создана им при оформлении дизайна спортивного комплекса в Москве. Она выполнена полностью на основе нескольких фотографий и представляет явно выраженный монтаж, изображающий бег с препятствием на экспрессивном фоне сдвоенных световых реклам ночного нью-йоркского Бродвея — выразительный образ динамичности современной жизни.

В 1930-е годы Эль Лисицкий наряду с А.Родченко и В.Степановой (художник, жена Родченко) был одним из ведущих оформителей уникального журнала «СССР на стройке», появившегося в 1930 году. Он был призван пропагандировать социалистические идеи и величие страны, но не текстами, а фотографиями с короткими подписями. Блестящий фотомонтаж, необычайные ракурсы, мастерство дизайнеров-конструктивистов делали журнал ярким, наглядным, запоминающимся. Порой фотографии располагались вплотную, переходя одна в другую, создавая эффект наплыва кадров в кино, образуя связный видеорассказ. В связи с журнальной работой Лисицкий в письме к Яну Чихольду (29 сентября 1932) иронически жаловался: «Это захватывает в такую крутню и гонку, о которой вы, гнилые европейцы, не имеете никакого представления… В результате — около 400 монтажей за 8 месяцев».

Непосредственную фотографию Лисицкий рассматривал лишь как полуфабрикат, как исходный материал для последующего творчества. Искусство фотомонтажа открывало ему более широкие возможности художественного воображения. Лисицкий сделал его неотъемлемой, органичной частью структуры книг и журналов, плакатов и выставок, придав им модернистский дизайн.

Эль Лисицкий умер от туберкулёза в морозный декабрьский день 1941 года. Его последней работой был плакат «Давайте побольше танков».

В 1944 году жену Лисицкого, искусствоведа Софью Лисицкую-Кюпперс, немку, выслали с сыном в Новосибирск, где она осталась до конца жизни. Она написала книгу воспоминаний о муже, изданную в Дрездене дважды, в 1967 и 1992 годах, сопроводив её документами, письмами, фотографиями.

В марте 2016 года одна из улиц в Даниловском районе Москвы была названа именем Лисицкого. Начинается она от набережной Марка Шагала. Одновременно 14 улиц в этом районе получили имена известных авангардистов, конструктивистов и архитекторов в перспективе создаваемого в этой зоне музея современного искусства «Эрмитаж-Москва».

Творчество Эля Лисицкого остаётся востребованным и в ХХI столетии. Только в 2015 — 2016 годах его работы были представлены на значительной выставке «The Power of Pictures: Early Soviet Photography, Early Soviet Film» в Еврейском музее Нью-Йорка, а в 2017 году Новая Третьяковская галерея, Еврейский музей и Центр толерантности в Москве показали персональную выставку: «Эль Лисицкий. El Lissitzki».

Эль Лисицкий был из тех, кто в ранние 20-е годы ХХ столетия привёл в движение мир искусства, кто был у истоков конструктивизма и модерна. Он обладал интегрирующим талантом, объединив в своей художественной системе конструктивизм и супрематизм. Лисицкий создал выдающиеся фотомонтажи как оригинальный вид искусства, так и для прикладного назначения в полиграфии и дизайне.

Лев Додин

15a

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *