Эстер Сегаль или Ева Левит: Вы можете выбрать себе то имя, на которое вам хочется откликнуться

сегаль1- 14-7 № 1461ккккккккккккк

Эстер Сегаль

Эстер Сегаль вела еврейские программы на 9-м канале израильского телевидения. Эстер была желанным гостем многих семинаров у нас в Америке, вдохновляя русскоязычных иммигрантов любовью к еврейским традициям.

Несколько лет назад Эстер Сегаль поменяла имя, став Евой Левит. Мы рады познакомить с ней читателей нашей газеты, которые, я уверен, будут с интересом читать материалы ее постоянной колонки.

Лев Кацин: Я часто слышу от самых разных людей в Израиле, что они скучают по Вашей телевизионной передаче. Как произошло, что Вы начали вести еврейскую передачу на 9-м канале?

Эстер Сегаль: Это получилось совершенно случайно, если мы, конечно, допустим, что в этом мире есть место случайностям. Когда 9-й канал создавался в Израиле, лицензия государственного канала требовала, чтобы там был один час, посвященный еврейским ценностям. Стали приглашать самых разных ораторов, и никто не прижился там, а я прижилась. Уж не знаю, почему меня выбрали: то ли благодаря моему русскому языку или знаниям традиций, но выбрали. И, таким образом, получилось, что я, приехав туда один раз в качестве временного и спонтанного гостя, оказалась «долгожителем» и проработала на 9-м канале восемь лет. Ну, а потом эта программа закрылась, потому что у канала сменился хозяин. Он решил, что культура как таковая, не только еврейская традиция, нам не нужна. Он сказал, что канал «культура» имеет минимальные рейтинги, в то время как «желтые реалити» зашкаливают. И поэтому все, что связано с культурой, мы опускаем, а всего, что связано с «желтизной», должно быть как можно больше на экране. И программу закрыли.

Я не живу в Израиле и из Нью-Йорка лишь сопереживаю происходящему. И слышу, что канал этот стал не только «желтым», но и обрел «кремлевские оттенки».

— Уверена, что это именно так. Впрочем, это только мои домыслы или и гипотезы тех, кто слышит что-то между строк звучащего там контента. Я подозреваю, что многие структуры в русскоязычном секторе и некоторые русскоязычные политики Израиля — не будем называть имен — имеют те же оттенки. Совершенно очевидно, что электорат израильской русскоязычной публики кому-то нужен. В Израиле процветают созданные не нами, а навязанные нам мифы, ложь и кремлевская пропаганда. Это меня отталкивает. В этом кругу я не вижу себя ни в качестве пропагандиста, ни в качестве ассенизатора.

В Америке мы ничего не знали об израильском телевидении, но многие сотни людей приезжали на ежегодный «русский» Шаббатон, чтобы послушать Ваши лекции о Торе. Как Вы чувствовали себя, когда приезжали в Америку?

— Я с большой радостью приезжала в Америку вообще и для участия в этих Шаббатонах, в частности. И не только для того, чтобы кому-то что-то рассказать, поделиться знаниями. В принципе, всегда приятно, когда люди собираются вместе. Сейчас я немного привнесу эзотерический момент в нашу беседу. С точки зрения эзотерики, мистики, «эгрегор» — это некое облако духовное, энергетическое, в котором собраны какие-то хорошие помыслы, посылы, молитвы людей и т.д. Собственно, этим же объясняется, почему в иудаизме некоторые молитвы можно читать только в миньяне, т.е., как минимум, 10 евреев должны собраться, чтобы породить «эгрегор», некое облако, которое вберет в себя этот дух молитвы и перенесет в нужные структуры и системы на Небесах. Так вот, конечно, приятно, когда я посещала эти Шаббатоны и наблюдала, и чувствовала удивительную атмосферу подъема. Это всегда очень здорово!

Вы, наверное, родились в такой же семье, как и я, далекой от всего религиозного. Что произошло в Вашей жизни, что Вы вдруг в какой-то момент заинтересовались, почувствовали в этом какую-то духовность?

— Думаю, что я родилась такой. Помню себя еще ребенком, когда я беседовала с Б-гом. Мне было очевидно, что мир насыщен не только тем, что явно зрению каждого, я четко сознавала: вокруг нас есть определенные духовные силы и сущности, плохие и хорошие. Потом, когда из меня начали выковывать октябренка, пионера, коммуниста и т.д., мой мозг был отравлен разными мнениями, но чудеса, которые происходили со мной, все равно заставляли думать: что-то есть. И с этим чем-то или кем-то я постоянно общалась. На протяжении 8 лет учебы — университет, аспирантура, сейчас это, кстати, вернулось, когда я заканчивала магистратуру в очередной раз — во время сессий и экзаменов билеты, которые я всегда вытаскивала, были теми единственными билетами, которые я хотела вытащить. Я не говорю уже о каких-то чудесных спасениях, которые были в моей жизни, потому что я пережила и клиническую смерть, и несколько попыток похищений, и нападений, меня однажды чуть скинхеды не убили. Т.е. я прошла достаточно длинный путь для того, чтобы видеть, что знаки, знамения существуют в мире, и их надо читать, как карту.

В религию я пришла не просто так, а потому, что всю жизнь искала ответы на один вопрос: зачем? Зачем я живу? Зачем мы живем? Зачем это все? Ответы я искала в книгах, в философии… И нигде не было ни одного ответа, который бы меня удовлетворял и своим логическим построением, и своим, так скажем, позитивным и эмоциональным накалом. Читая еврейские книги, в частности, хасидские сочинения, я поняла, что это ближе всего к ответу из всего того, что я прочла.

С кем Вы больше общаетесь сегодня в Израиле, с религиозными или со светскими евреями? Где Вы чувствуете себя комфортней?

— Я не отношу себя к какому-то из лагерей или из группировок. Безусловно, для меня важна моя принадлежность к еврейскому народу. Светские, религиозные, какие угодно, любой человек, который действительно хочет вести беседу на искреннем, интеллектуальном уровне, мне близок, кем бы он ни был.

— Расскажите о вашем имени. Вы Эстер и не только?

— Когда я родилась, родители хотели меня назвать Эсфирь. Но в Загсе меня Эсфирь не записали и «превратили» в Ирину. Эсфирь — Фира — Ира. Я, тем не менее, никогда им не пользовалась. Эстер меня хотела назвать мама, это имя существует до сих пор. Но я называю себя Евой, и так меня называют близкие люди.

— Есть парадокс — два имени единого Б-га. Так же и у человека. В психологии есть понятие «альтер эго». Есть человек на земле, а есть человек, который тянется к Небесам, который, как бы герой, другой герой, которым он хочет стать. Мудрецы говорят, что Небеса обращаются к каждому: «Подними глаза свои к Небесам и увидь корень своей души». Поэтому в человеке зачастую есть тоже две стороны его единой личности. Я могу быть человеком, который ищет Б-га, а могу быть человеком, который скрывается от Него, бежит от Него и при этом это может быть один и тот же человек даже в одно и то же время. Я могу его любить, а могу его ненавидеть…

— Я бы не стала это сводить к альтер эго или, например, к человеческой личности «Аниме», но то, что разные грани наших личностей называются по-разному, это мы знаем точно, и это написано в Торе. У Мойше было 11 имен, поэтому, конечно, нас могут называть по-разному, и это нормально. Если же кто-то решает поменять имя, потому что хочется на него откликаться, это оно.

Ваши два имени — это два благословения. Ева — это Хава, в Торе сказано: мать всего живого, Эстер — сокрытие, смысл этого имени в поиске и раскрытии сокрытого. Хочу пожелать Вам, с одной стороны, жизни и здоровья, тем более, во время пандемии коронавируса, и, с другой стороны, чтобы Вы продолжали искать и раскрывать скрытый свет Торы, и не только для себя, но и для других!

Беседовал Лев КАЦИН

3р

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 7, средняя оценка: 2,71 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Лев Кацин

Автор Лев Кацин

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *