Сущность человека в портрете Арнольда Ньюмана (1918–2006)

bb3e69a382кккккккккккккк

Давид Бен-Гурион Фото: i.pinimg 

Силуэты еврейской фотографии

«Мы делаем фотографии не камерами, а нашими сердцами и нашим разумом. Они — отражение нас самих, что мы собой представляем и о чём думаем».

Арнольд Ньюман

«Я уверен, что любая попытка представить человека во всей его полноте, в некоторой степени бессмысленна. Мы можем только попытаться показать то, что видно на поверхности, то, что проявляется внешне, внутренняя сущность человека редко открывается другому, а иногда не открывается даже ему самому…».

Фото: ic.pics.
Фото: ic.pics.

Эти слова принадлежат выдающемуся американскому фотографу Арнольду Ньюману, более шести десятилетий стремившемуся отразить «сущность» человека в портрете. За свою долгую творческую карьеру он сделал сотни и сотни портретов писателей, художников, учёных, общественных деятелей второй половины ХХ столетия. Ему позировали Игорь Стравинский и Пабло Пикассо, Дуайт Эйзенхауэр и Эдвард Теллер, Джексон Поллок и Эдвард Хоппер, Джордж Баланчин и Исаак Стерн… Портретированием занимались и многие другие фотографы, но редко кто с такой силой и с таким постоянством. Его называют «отцом портретирования в окружающей среде».

Ньюман был убеждён, что «люди существуют в пространстве». Он фотографировал людей в их профессиональном, творческом или домашнем окружении, стремясь придать портрету интимность и непосредственность. Хотя его портреты принадлежат к социальным и культурным документам, Ньюман, однако, настаивал, что они выше простой документальности, объясняя, «мой подход и символический, и импрессионистский, и с любым другим ярлыком, который можно использовать». И дальше: «Фотография, как мы все знаем, это — совсем не реальность, это — иллюзия реальности, с которой мы создаём наш собственный личный мир». Он в каждом портрете пытался лапидарно выразить суть человека, привлекая к этому мощный графический дизайн и наиболее значительные элементы окружающей среды.

Арнольд Ньюман родился вторым из трёх сыновей Исидора и Фриды Ньюман, занимавшихся пошивом одежды. Когда после Первой мировой войны семейное дело пришло в упадок, его отец занялся гостиничным бизнесом. Сначала семья перебралась в Атлантик-Сити (Нью-Джерси), а затем обосновалась в Вест-Палм-Бич (Флорида), где Арнольд, окончив школу, поступил в университет Майами (1936) на художественный факультет. Однако, стать живописцем ему не было суждено. Депрессия вновь разорила семью, и Арнольду пришлось бросить учёбу после двухлетнего обучения. Его судьбу решил случай. Знакомый их семьи, Леон Перски, предложил молодому Ньюману работу ассистента в только что открывшейся своей фотостудии в универмаге Lit Brothers в Филадельфии. За день ему приходилось делать 60–70 портретов, получая 16 долларов в неделю. Наряду с освоением ремесла Арнольд начинает самостоятельно фотографировать вне студии.

Портрет Пабло Пикассо. Фото: picassolive.ru
Портрет Пабло Пикассо. Фото: picassolive.ru

Ньюмен посещает классы в Школе промышленных искусств при филадельфийском Художественном музее, где занятия по графическому дизайну вёл Алексей Бродович, художественный директор Harper’s Bazaar. Знакомство с фотографиями, публикуемыми в таких журналах как Vanity Fair, Harper’s Bazaar, а также снимки популярных в то время фотографов Farm Security Administration (FSA), среди которых были Уолкер Эвенс, Доротея Ланге, Питер Секайер, вдохновляли Ньюмана на собственное творчество. Знаменательным для молодого фотографа стало знакомство с Бьюментом Ньюхоллом в Нью-Йорке (1941), основателем отдела фотографии в Музее современного искусства (МоМА), и фотографом Альфредом Стиглицем, поддержавшими Ньюмана.

В конце 1930 — начале 40-х годов Арнольд Ньюман увлекается формотворчеством, абстрагированием объекта и композиционным построением кадра. О своих ранних фотографиях он говорил: «Я работал очень обдуманно над своей живописью, и направление моей фотографии следовало той же концепции. Я создавал фотографию, а не просто делал её». Действительно, в его фотографии проявляется рациональность и композиционная строгость. И это при том, что был он импульсивным, сентиментальным и даже увлекающимся человеком.

Своему принципу Ньюман следовал на протяжении всей творческой карьеры. А пока он «создаёт» фотографии, граничащие с абстракцией, увлекается ритмической композицией, игрой света и тени. Фасады домов, окна, лестничные пролёты, фигуры людей — всё было привлекательно для молодого фотографа. Фотографии этой поры отличаются удивительной красотой и чувством композиции. Эти поиски и находки своего изобразительного языка Ньюман позже привнесёт в портретное искусство.

Отличительной чертой его творчества станет портрет в окружающей среде. Истоки многих оригинальных портретных композиций — в его ранних работах. Он часто помещает позируемого то у левого, то у правого края фотографии или располагает его в нижней трети картины. Образцом композиционного совершенства может служить портрет Игоря Стравинского (1946). В архиве фотографа хранится не один десяток вариантов, иллюстрирующих, как происходила съёмка композитора, как появилась та единственная фотография, ставшая символом творчества фотографа. На снимке Стравинский, облокотившись на рояль, поддерживает рукой голову. Его взгляд, человека уставшего, напряжён, его небольшое изображение контрастирует с огромным чёрным силуэтом открытой крышки рояля, очерченной как бемоль. Эта фотография несомненно принадлежит к портретному жанру, хотя фигура композитора занимает лишь небольшую площадь композиции. Это не единственное изображение Игоря Стравинского, сделанное Ньюманом. Он фотографировал композитора несколько раз на протяжении ряда лет. Все снимки составили книгу «Bravo Stravinsky» (1967). Однако, фотография Стравинского за роялем, благодаря оригинальной трактовке образа, выделяется из всего цикла и наиболее часто публикуется в разных изданиях.

Арнольд Ньюман. Фото: takefoto.ru
Арнольд Ньюман. Фото: takefoto.ru

Единственным критерием Ньюмана при отборе модели всегда служила личность — её яркость, талантливость. Ни национальность, ни принадлежность к тому или иному государству или роду занятий не ограничивали его интерес к выдающимся людям своего времени. Каждый портрет — итог долгих, мучительных поисков образа. Фотогрфируя людей в привычной для них среде, Ньюман вместе с тем всегда был готов к художественному риску. Так, известны два портрета Пабло Пикассо: один снятый крупным планом, другой — с атрибутами его творчества. Но именно портрет, на котором крупным планом показано только лицо, особенно глаза художника, получил известность и признание. Вот как сам фотограф рассказывал об этой съёмке: «Я снимал, бог знает, сколько президентов, премьер-министров, но только у него одного был такой пронзительный взгляд, и я подумал, а что будет, если я сконцентрируюсь только на этом напряжённом взгляде? Чем больше я смотрел, тем больше убеждался, что остальное — излишне. Я подошел вплотную и мог сказать только «Вау!». Многие фотографировали Пикассо, но такой пронзительный взгляд художника, как на портрете работы Ньюмана (1954), вряд ли кому удалось запечатлеть.

Примечателен и портрет Мэрилин Монро (1962). Известны сотни её снимков многих выдающихся фотографов. Но только Ньюману удалось передать душевное состояние Монро в последний год её жизни. Мы привыкли видеть актрису как неизменное воплощение образа красоты и обаяния. Она очень внимательно относилась к своему внешнему виду, особенно перед фотографами. Каково же было доверие Монро Ньюману, если она позволила запечатлеть себя в состоянии душевной депрессии, накануне трагической кончины! На портрете она показана без её обычного грима, с какой-то безысходной тоской во взгляде.

Иной раз Ньюман, неудовлетворённый результатом съёмки «непосредственного» портрета, обращается к технике коллажа, монтируя изображение из нескольких снимков, добиваясь максимальной выразительности образа портретируемого. Одна из таких значительных работ — портрет Генри Миллера (1976). Он стар и немощен. Его иссохшие, с пергаментной кожей руки поддерживают голову. Только точка света в глазу говорит о неугасаемой жизни. Наложенные друг на друга части лица создают беспокойство, волнение. Волевое лицо, прищур глаза выражают внутреннюю силу духа, противостоящего смерти. Традиционный портрет вряд ли смог бы так выразить характер человека.

По-разному создавались портреты композиторов Леонарда Бернстайна и Аарона Копланда, художников Марка Шагала и Мана Рэйя, скульптора Жака Липшица, писателей Артура Миллера и Айзека Азимова, физика Роберта Оппенгеймера, лауреата Нобелевской премии мира Эли Визеля, первого премьер-министра Израиля Давида Бен-Гуриона, снятого с Декларацией независимости Государства Израиль 1948 года на переднем плане, и отца Анны Франк, Отто, скорбно стоящего в своём пустом доме в Амстердаме, и многих-многих других известных современников.

Карл Сэндберг и Мэрилин Монро, 1962 Фото: etoday.ru
Карл Сэндберг и Мэрилин Монро, 1962 Фото: etoday.ru

Портреты Ньюмена вызывали восхищение, как у зрителя, так и у самих знаменитостей. Многие из них, выражая своё признание его мастерству, оставили свои автографы на оригинальных отпечатках, хранящихся в архиве фотографа. Так, Линдон Джонсон на своём портрете написал: «Арнольду Ньюману — хорошо сделано, мистер Художник». А вот слова актёра Мэтью Бродерика: «Дорогой Арнольд, было честью и удовольствием иметь портрет, сделанный Вами. Я чувствую себя частью истории…».

Начав с портрета художника Рафаэля Сойера, Ньюмен более шести десятилетий посвятил созданию грандиозной портретной галереи. Один лишь его альбом фотографий «Портреты» (1999) содержит 700 портретов! Каждый из них — итог мучительных поисков правдивости образа и композиционного новаторства. Ньюман продолжил традиции старого портрета, придав ему психологическую глубину и современное видение.

Историк фотографии Б. Нюхолл заметил одну очень важную особенность портретов Ньюмана: «Удивительно, многие из наиболее эффектных портретов Ньюмана кажутся мне почти автопортретами, как если бы сам позируемый задумывал своё изображение. Есть в них чувство игры, волнения, переживания».

Арнольд Ньюман — фотограф с мировым именем. В 1999 году Международный центр фотографии (ICP, Нью-Йорк) присвоил ему звание «Мастер фотографии» за выдающиеся достижения в фотоискусстве. Он — обладатель пяти почётных докторских степеней, награды «За прижизненные достижения» от Общества журнальных фотографов; Почётной медали Миссури за выдающийся вклад в журналистику, присуждаемой Университетом Миссури, и многих-многих других наград. Им опубликованы такие известные книги, как «Bravo Stravinsky» (1967), «One Mind’s Eye: The Portraits and Photographs of Arnold Newman» (1974), «Faces USA» (1978), «Arnold Newman’s Americans» (1992), «Portraits» (1999). Начиная с 1946 года, Арнольд Ньюман, оставаясь свободным фотожурналистом, сотрудничал с журналами Life, Look, Newsweek, The New Yorker, Esquire, Fortune.

Арнольд Ньюман занимает достойное место в ряду выдающихся фотографов ХХ столетия. Его портретные фотографии вдохновлены лишь одним желанием — показать величие человеческого духа. Он запечатлел для истории иконографический образ своего времени.

Лев ДОДИН

1р

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *