Фредерик Бреннер: Как евреи живут

Фотограф Фредерик Бреннер. Грузия, 1990 Фото: lechaim.ru

Силуэты еврейской фотографии

«В наше время многое известно о том, как евреи умирали. Мои работы рассказывают, как евреи живут».

Фредерик Бреннер

Около четверти века посвятил французский фотограф Фредерик Бреннер фотографированию еврейских общин по всему миру, исследуя особенности жизни, изменение идентичности и степень адаптации к традициям стран проживания, но остающихся, вместе с тем, частью еврейского народа.

Маршруты его поездок простирались от Рима до Нью-Йорка, от Индии до Йемена, от Марокко до Эфиопии, от Сараево до Самарканда… За время своего путешествия он сделал более 80 тысяч фотографий.

Фотограф Фредерик Бреннер. Грузия, 1990 Фото: lechaim.ru
Фотограф Фредерик Бреннер. Грузия, 1990 Фото: lechaim.ru

Сегодня, в XXI столетии со всей определённостью можно утверждать, что в мире ни одна этническая группа не является однородной. Масштаб еврейской неоднородности вопиющий. Еврейский народ в диаспоре калейдоскопически разнообразен. Знакомый нам рембрандтовский классический образ еврея давно уже канул в Лету. Как нет уже евреев штетла, запечатленных Романом Вишняком накануне Второй мировой войны. Разбросанные по миру, интегрированные в культуру стран проживания, евреи пребывают в состоянии постоянно меняющихся отношений между еврейским и нееврейским миром. Вместе с тем, несомненно, ещё сохранилась отличительная еврейская ментальность, которая может быть отмечена и запечатлена. Исследованию чувствительности евреев к инородной культуре, проявлению черт их этнической идентичности и посвятил свой труд Фредерик Бреннер.

Фредерик Бреннер родился в парижской ассимилированной семье, ведущей еврейские корни из Испании и Украины. Он получил образование в университете Сорбонна по специальности французская литература и социальная антропология (1981). Спустя год ему присваивают звание мастера социальной антропологии. Позже, развивая свой интерес к социальным исследованиям, Бреннер посещает Jhe Ecole des hautes eппп’tudes en sciences sociales (1985).

Фотографией Бреннер начал заниматься в 18 лет, в годы студенчества. Поначалу ей отводилась лишь роль средства исследования, но очень скоро она займёт основополагающую роль в его творчестве. В 1978 году, в возрасте 19 лет, Бреннер начал свой первый фотографический проект, посвящённый исследованию ультраортодоксальной общины, проживающей неподалёку от Иерусалима. Портретируя этих евреев из Восточной Европы, он стремился показать процесс их возрождения в Израиле. Итогом этой работы стала книга Бреннера: «Jerusalem, Instants d’Etennite» (1984).

Изучая затем исчезающие общины эфиопских евреев накануне их эвакуации, общины португальских маранов, Бреннер ещё не вполне осознанно вступил на путь «собирания» разрозненного народа. «Я не могу сказать, — говорит фотограф, — что проснулся однажды утром и решил фотографировать евреев. Но я путешествовал, и мне это явилось. Это было похоже, будто бы я собирал из кусочков восхитительную картину». Его объектом становится еврейская восприимчивость современности. Только к середине 80-х годов он в полной мере осознал всю грандиозность своего замысла в стремлении «собрать воедино все части» разрозненного народа. Понадобилось около четверти века, чтобы осуществить столь необычный, столь обширный проект. Трудно даже представить, что всю эту работу проделал один человек.

Рассматривать, изучать фотографии Бреннера — занятие необычайно познавательное. Наиболее обширную часть его визуального исследования занимают изображения американских и советских еврейских общин. «За двухлетний период, — рассказывает Бреннер, — я посетил тридцать два штата, пересекая Америку от Нью-Йорка до Лос-Анджелеса, от Берингова пролива до дельты Миссисипи. Я с готовностью прислушивался к каждому голосу и старался понять спектр выражения еврейского народа и иудаизма в Америке. Осуществление этого портрета стало возможным на протяжении длительного периода, состоящего из встреч, диалогов, опросов, дебатов, сопоставлений».

Американские евреи — «сумасшедшее лоскутное одеяло» из различных занятий, образа жизни и религиозных ритуалов. Всё это ярко, порой эксцентрично, показавает Бреннер на фотографиях. Каждая из них тщательно поставлена режиссёром-фотографом с чётко выверенной композицией, освещением и подбором портретируемыхл лиц. Бреннер часто снимает панорамной камерой с широким пространственным углом зрения, позволяющей представить многофигурные композиции достаточно крупно.

Спектр сюжетов фотографий, сделанных Бреннером в Америке, необычайно широк и контрастен. Здесь и групповой портрет учёных нью-йоркского психоаналитического общества, и панорама побережья Кони-Айленда с караваном из 18 такси с сидящими на крышах водителями, выходцами из бывшего Советского Союза, и еврейки-лесбиянки, и мотоциклисты на «Харлей-Дэвидсон» около синагоги в Майами-Бич, и сатирический шарж «Марксисты» (имеются в виду «двойники» знаменитых комиков — братьев Маркс). Любопытна и такая фотография «Миньян звёзд. Суккот в поднебесье» — на крыше высотного здания. Группа эффектно одетых мужчин и женщин, бродвейских звёзд, позирует рядом с традиционным шалашом на фоне Empire State Building. Некоторая особенность миньяна на крыше — здесь присутствуют женщины, что допускается реформистами и консерваторами, в отличие от ортодоксов.

Не менее примечательна фотография «Декабрьская дилемма. Семья Колэм. Стейтен-Айленд» — в гостиной позируют муж, жена и трое детей. Слева у лестницы, ведущей на второй этаж, горит ханукальная менора, справа у стены стоит рождественная ёлка с подарками. И это не единственные фотографии, характеризующие еврейско-американскую жизнь.

Среди этих работ особую серию составляют «Еврейские иконы» — портреты Барбры Стрейзанд, Сола Беллоу, Стивена Спилберга, Артура Миллера, Генри Киссинджера, Эдварда Коча и других известных артистов, писателей, политиков, бизнесменов, без которых невозможно представить американское общество двадцатого столетия.

На фотографиях Бреннера евреи многолики в американской жизни, по большей части оптимистичны, комфортны. Но извечный вопрос: Что дальше? В книге «Евреи в Америке: четыре столетия тревожных столкновений» Артур Герцберг пишет: «Этничность, несомненно продлится ещё несколько поколений, но она полностью на пути, чтобы остаться воспоминанием. Община не может выжить, основываясь лишь на воспоминаниях. Её существование будет продолжаться, если она нечто утверждает, в нечто верит». Но пока, сдавая понемногу свои традиции, американские евреи смотрятся на фотографиях хорошо, самоутверждающе.

Бреннер успел сфотографировать советских евреев накануне распада Советского Союза и начала их массового исхода из страны в 1985 — 91 годы. Ему удалось сохранить для истории сложившийся образ их жизни, приверженность традициям в условиях советского государства. Нечто подобное сделал перед Второй мировой войной Роман Вишняк, посвятив несколько лет фотографированию евреев Восточной Европы.

Фредерик Бреннер проехал тысячи километров — от берегов Балтики до Дальнего Востока, по границам с Китаем, Афганистаном и Ираком, побывал в Тбилиси и Одессе, в Ленинграде и Самарканде… Как для большинства людей на Западе, Советский Союз для Бреннера олицетворялся Москвой, Ленинградом, Киевом, а советские евреи — однородной этнической группой. На протяжении пяти лет он встретил многих людей и посетил различные общины, найдя среди евреев, как значительно ассимилированных, так и религиозных.

Своё путешествие Фредерик Бреннер начал в апреле 1985 года в Самарканд, Фергану, на Кавказ. Предполагалось, что, в отличие от Советской России, здесь лучше сохранились еврейские традиции. Вначале его поездки были непродолжительны, но они позволили получить представление о реальной жизни еврейских общин. Позже Бреннер вернётся в эти места, чтобы отснять большую часть своих фотографий, представляющих грузинских евреев в западной части Кавказа, горских евреев — в восточной его части, бухарских евреев — в Средней Азии.

Йешаяу Лейбович в своем рабочем кабинете. Фредерика Бреннера. 1980-е годы Фото: lechaim.ru
Йешаяу Лейбович в своем рабочем кабинете. Фредерика Бреннера. 1980-е годы Фото: lechaim.ru

Достаточно документировано присутствие евреев в Грузии и Крыму уже в первом столетии, а в Средней Азии — в четвёртом. На восточном Кавказе они начали селиться через Персию в седьмом веке.

Бреннер на своих фотографиях показал, как проводились в Бухаре службы в синагоге, свадьбы, как отдыхали в чайхане мужчины в Кубе (Азербайджан), как выглядят евреи и их жильё в Самарканде, в селении Они (Грузия) и в Тбилиси. Хотя они многое переняли в языке, образе жизни, одежде от своего окружения, в их среде всё же сохранилась приверженность своей общине, еврейским культурным и религиозным традициям.

В августе 1989 года Бреннер совершил поездку в Биробиджан, центр провозглашенной в 1934 году Еврейской автономной области. Здесь, на границе с Китаем, ещё в 1928 году по указанию советского правительства были созданы первые еврейские колхозы. В конце 30-х годов в области насчитывалось около 20 тысяч евреев. К 1948 году их численность сократилась в два раза, а к 1989 году осталось всего 8,8 тысяч.

В Биробиджане Бреннер нашел идеальный образ советского еврея, полностью лишенного своей этнической идентичности. Он фотографировал евреев на фоне какого-то гигантского заводского оборудования, рядом с которым человек едва различим, потерян, на строительных площадках, на улице. Его биробиджанское фотоэссе — это не этнографическое исследование, а скорее документ отчуждения, безликости человека.

За четырнадцать месяцев, между августом 1989 и июнем 1991 года, Фредерик Бреннер побывал во всех пятнадцати республиках Советского Союза. Этот период совпал по времени с ростом национализма и этнической напряженности накануне распада страны. Он очень выразительно запечатлел быт, образ жизни европейских евреев, большинство которых воспитывалось вне еврейской культуры и религии. Все они приобрели черты, присущие занимаемому социальному положению в советской стране. Если это жители сельской местности, как семья колхозника Хаима Кажокина из деревни Ильинка (Воронежская область), то первое, что бросается в глаза — это убогость и нищета жизни. Образ жизни городских евреев мало чем отличается, будь то Одесса, где сфотографирована семья Владимира Моисеевича Окса, или семья Григория Ароновича и Евгении Иосифовны (в подписи к фотографии их фамилия отсутствует) из Ленинграда — это скромные интеллигентные семьи, живущие в небольших комнатах с книгами, пианино.

Если при фотографировании американских евреев Бреннер сознательно отказался от показа их социоэтнографических условий жизни, то при портретировании советских евреев этому аспекту он уделил заметное место, словно предвидя приближающееся исчезновение десятилетиями сложившегося образа жизни.

С распадом Советского Союза, когда большая часть евреев разъехалась кто куда, фотографии Фредерика Бреннера наряду с их художественными достоинствами обрели ещё и статус исторического визуального документа. По этим фотографиям будут изучать, как жила одна из наиболее многочисленных еврейских общин в годы экстраординарного эксперимента в истории человечества.

Свое обширное фотографическое исследование образа жизни еврейских общин Бреннер представил в пяти книгах и трёх фильмах (Marranos, Madres de Desaparecidos, Tykocin), показал на многих выставках в музеях и галереях по всему миру. Его наиболее представительная книга «Diaspora: Homelands in Exile», опубликованная в двух томах на четырех языках, в 2004 году получила премию Национальной еврейской книги в разделе визуального искусства. Книга сопровождала одноименную большую выставку в Бруклинском музее (Нью-Йорк) в 2003–2004 годы, которая демонстрировалась также в девяти городах США, Европы и Мексики.

В 2007 году Фредерик Бреннер начал свой новый беспрецедентный фотографический проект «This Place», для участия в котором он пригласил одиннадцать известных фотографов (Иозеф Куделка, Джиллес Пересс, Стефан Шоре) с целью совместного многогранного исследования образа Израиля, рассматривая страну как живой организм со всеми его противоречиями и парадоксами.

Фотографы, находясь примерно по полгода каждый в Израиле и на Западном Берегу между 2009–2013 годами, сделали тысячи фотографий, отражающих историю, географию и повседневную жизнь людей в этих местах. Избранные снимки составили обширную экспозицию «This Place», путешествовавшую по разным странам в сопровождении одноименной книги. В 2014 году она демонстрировалась в Праге. Часть своих цветных фотографий, снятых в рамках этого проекта, Бреннер показал в галерее Говарда Гринберга (Нью-Йорк) в 2015 году. В следующем году выставка «This Place» была представлена в Бруклинском музее (Нью-Йорк).

В каких бы странах мира Фредерик Бреннер ни фотографировал еврейские общины, он остается верен заповеди своего наставника, фотографа «Магнума» Пьера Гастмана: «Неважно, какую ты используешь камеру, глядя сквозь неё, никогда не забывай своё сердце».

Фредерик Бреннер — обладатель многих наград, включая премию Н. Ньепса (1981), звание лауреата Французской Академии (1992), присуждаемое наиболее выдающимся художникам страны, премию Национальной еврейской книги (2004) за книгу «Diaspora: Homelands in Exile» в двух томах.

Фредерик Бреннер со свойственными ему проницательностью и интуицией показал обширную панораму представительства евреев и иудаизма в мире во второй половине ХХ столетия. Его творческий подвиг — ещё одна бесценная страница истории еврейского народа.

Лев ДОДИН

5р

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *