Это нужно живым!

SAMSUNG CSC

В семь лет его жизнь стала легендой. Просто чудом. Чудо, что Изя Кацап выжил, когда всю семью расстреляли фашисты. Прямо на его глазах. Тогда Изя скорее почувствовал, чем осознал, что жизнь дарована ему Свыше. И старается соответствовать этому чуду каждым своим днём, каждым часом.

Изе Кацапу исполнилось 85. Он честно трудится, помогает тем, кто нуждается, растит порядочных и достойных внуков. А ещё — никогда не забывает ужасы нечеловеческой жестокости, свидетелем которых он стал в годы своего, увы, несчастливого детства.

Мы снова сидим рядом и беседуем в теперь уже бруклинской квартире, а не в том большом квинсовском доме, где раньше проживал Изя большой счастливой семьёй. Не стало жены, свои семьи у троих чудесных детей. Да, они заботливы, всегда рядом.

В этот холодный день мы ведём беседу с Изей Кацапом о событиях горькой фашистской неволи, а также — последних лет, месяцев. Это — не первое и, надеюсь, не последнее интервью с Изей. Как и раньше, рассказывая, мой собеседник возвращается в прошлое. В ужасы тех лет, где самыми невинными жертвами стали мирные люди — старики, женщины, дети… Жертвы — лишь потому, что евреи. Их согнали фашисты в многочисленные гетто на территории оккупированной Транснистрии. В одном из них вместе с тысячами мучеников из Буковины оказалась семья Изи Кацапа.

Изя, мы много говорили о тех страданиях, об уничтожении невинных, но сегодня хочется услышать о главном событии вашей жизни — о памятнике, поставленном вами на месте расстрелов сотен тысяч людей.

Обложка книги
Обложка книги

— Спасибо Всевышнему, мечта о памятнике стала реальностью. Сам я не смог бы проделать эту огромную работу. Лет пятнадцать тому назад мы с моей незабвенной женой Инной отправились по местам тех страшных событий. Мы побывали в Черновцах, в Белой Церкви, в Бершади Винницкой области, где я потерял всех своих близких. И тогда возникла мысль о памятнике всем безвинно замученным. Но предстояла ещё очень долгая дорога от желания — к осуществлению. Сейчас, когда памятник в Бершади стоит, я могу сказать: мы это сделали. Мы — это и местные власти, и незаменимый огромной души человек, директор бершадьской школы Григорий Погончик. Я познакомился с ним в один из моих приездов в Бершадь. Тогда мне посоветовали встретиться с Григорием Погончиком, украинским парнем, директором школы, историком по образованию и просто порядочным человеком. Мы познакомились, и оказалось, что Григорий уже много лет работает над поисками данных о Холокосте. Он собирает воспоминания живых свидетелей тех событий, даже ведет раскопки с учениками в местах массовых захоронений, чтобы собрать все останки и установить памятник. Наши цели совпали. Мы стали работать над воплощением их в жизнь. Это был непростой, неимоверно сложный труд — труд и рук, и мысли, и сердца. Можно не жалеть времени на походы по кабинетам и добычу подписей, можно найти средства (в частности, я вложил свои собственные), но ничем не измерить боль души, когда цифры и факты воссоздают картины издевательства над моим народом. Приходилось всё переживать заново. Мы старались ничего не упустить. Хотели, чтобы хоть в таком виде восторжествовала справедливость. И вот 17 мая 2007 года памятник был установлен. Было торжественное открытие. Гости, награды, слёзы, страстные речи и горькое молчание…

— Эта рана никогда не заживёт. Где-то там погибла семья и моей мамы, тоже из Буковины, помню её вечные слёзы и молитвы при упоминании о родителях, сёстрах. Вы точно назвали свою книгу «Кровоточащая рана».

— Книга вышла недавно, в этом году. Она прекрасно издана, в ней максимум информации не только о жертвах Бершади, но и обо всех гетто на территории этой части Украины. Там много документального материала, фотографии всех памятников, поставленных жертвам гетто на территории Винницкой и соседних областей… Моим соавтором стал Григорий Погончик, сделавший множество изысканий, открытий, восстановивший имена погибших. Мы шли к этому дню рядом, как два борца за справедливость. Правда, за директором школы была ещё армия школьников, работавших на раскопках, внося новые имена, события, записывая воспоминания старожилов.

— На презентации, которая состоялась в прошлом месяце в синагоге на Брайтоне, вы с Григорием Погончиком подарили мне книгу «Кровоточащая рана». Я читаю и узнаю не только о событиях, происходивших с вами в гетто. В книге вы щедро предоставили место многим нашим иммигрантам, членам русскоязычной общины Нью-Йорка, чудом выжившим в концлагерях и гетто. Они тоже поделились воспоминаниями, которые стали бесценными документами очевидцев того, что не должно никогда повториться.

— Я очень хочу, чтобы эти книги попали к тем, чьи воспоминания в них приведены, это в основном члены нашей Ассоциации бывших узников гетто и концлагерей, которую я много лет возглавлял. Мы тогда провели несколько международных конференций и добились, что узников гетто Транснистрии признали такими же жертвами Холокоста, как и остальных. Это была нелёгкая работа. Бюрократы некоторых организаций, не имевших понятия, что пережили эти люди, сомневались в наших страданиях и мучениях. Но, когда к микрофону один за другим выходили седые, многое пережившие люди и делились воспоминаниями, отношение к нам изменилось. Большую роль сыграло издание книги узницы Холокоста Рут Голд о гетто Транснистрии, где погибли все её родные. Нас признали жертвами Холокоста. И все теперь получают компенсацию от Германии. Я старался не для себя. Я сразу отказался от всех видов льгот, но пожилым и больным моим землякам это важное подспорье в старости. Более того, упоминаний о гетто Транснистрии не было в Музее Холокоста в Вашингтоне. Но на одну из конференций по нашему приглашению приехал директор этого музея. Он услышал людей, он увидел следы страданий, он почувствовал, что эта рана ещё кровоточит в душах живых. И вскоре раздел о гетто Транснистрии появился в зале, где горит вечный огонь Музея Холокоста.

— Да, может, не всем известно, но я помню, как целеустремленно вы добивались, как доказывали на всех уровнях, что люди немыслимо страдали в нечеловеческих условиях. Как известно и то, что вы не только отказались от льгот, но и поставили памятник в Бершади за свои деньги. И за свои средства издали эту книгу на русском и английском языках.

— А третье, переведя на немецкий, издали в Берлине участники организации жертв Холокоста Германии. Но, к сожалению, книги на всех трёх языках лежат нераспечатанными пачками в холле моей квартиры. Мне очень хотелось бы, чтобы они попали в первую очередь к тем, чьи воспоминания, фото, документы там опубликованы, то есть, членам наших организаций, объединяющих выживших в гетто и концлагерях. Хорошо бы организовать презентацию книги для этих людей. Увы, нас становится всё меньше, и мне кажется, что возможность получить в подарок такую книгу стала бы поводом для важного общения. Я мечтаю, чтобы эти книги взяли в руки не только наши ровесники, но и их дети, внуки, члены молодёжных еврейских организаций, сотрудники библиотек. Для этого и сделаны переводы.

— Осталось слово за организаторами. У нас теперь их немало. Одних Ассоциаций уников Холокоста — три, есть такие организации при еврейских центрах. Вот бы они собрались вместе и организовали встречу для людей, которые уже почти из дома не выходят, кто изолирован от общинной жизни в силу болезней и возраста. Им ведь под 90 и даже за. И в каждом — история еврейского народа. Возможно такое, Изя?

— Конечно! Это было бы для меня самой большой радостью, итогом большого труда, всех вложенных средств и сил. Только мне одному это уже не под силу. Буду рад любой инициативе моих друзей, лидеров общины, представителей Ассоциаций бывших узников Холокоста, молодёжных организаций, синагог.

Листаю книгу — обожжённые болью страницы. Незажившие раны в душах людей, вылившиеся в воспоминания Дуси Браиловской, Бориса Брейтмана, Александра и Лизы Вишневецких, Бейлы Габис, Марка Голдовского, Самуила Гиля, Фриды Блям, Марии Крут, Леи Гоникман, Лизы Соболевой, Тани Фирер, Клары Любарской… И ещё десятки воспоминаний этих чудом выживших в аду. А ведь они — последние из живых очевидцев этого позорного периода в истории человечества.

Книга Изи Кацапа и Григория Погончика — уникальный документ и, безусловно — букинистическая редкость. Особенно для тех, чьи воспоминания там опубликованы. Хорошо бы, чтобы они ещё при жизни успели получить её с автографом авторов.

Беседовала Лиля КОСТЮК

 

Поздравляем дорогого автора и большого друга нашей газеты

Изю КАЦАПА с прекрасным юбилеем — 85-летием!

Дорогой Изя, Ваша деятельность по увековечению памяти евреев, погибших в годы Холокоста, Ваша активная гражданская позиция вызывают восхищение и глубокое уважение.

Живите долго — до 120 лет и радуйте нас своими Книгами-воспоминаниями о пережитом, чтобы память о безвинно погибших осталась в сердцах наших потомков.

Газета «Еврейский Мир»

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *