Сара и Ицхак. Недельная глава Торы «Хаей Сара»

imagesммммм

Сара, праматерь еврейского народа, умирает в возрасте 127 лет. Оплакав жену, Авраам решает похоронить ее в пещере Махпела в Хевроне. Владелец участка, где находится пещера, знатный хетт Эфрон предлагает отдать его бесплатно, но Авраам платит полную цену. Затем Авраам поручает своему домоправителю Элиэзеру найти подходящую жену для сына Ицхака и берет с него клятву, что он будет искать девушку на родине Авраама, у его родни, а не среди аморальных ханаанеев, населявших Эрец-Исраэль. Элиэзер отправляется за реку Евфрат, в город Арам-Наараим и просит Б-га дать ему знак для правильного выбора. Вечером, когда Элиэзер приводит верблюдов на водопой, у источника появляется юная Ривка. Элиэзер просит у нее воды, и девушка не только поит незнакомца, но и с готовностью черпает воду (почти 700 литров!) для его десяти верблюдов. Такая редкостная отзывчивость свидетельствует о том, что Ривка — подходящая жена для Ицхака, что она достойна стать праматерью еврейского народа. Элиэзер встречается с отцом Ривки Бетуэлем и ее братом Лаваном. После длительных переговоров, получив щедрые дары, семья соглашается отпустить девушку с гостем. Ривка приезжает в Эрец-Исраэль и выходит замуж за Ицхака. Позаботившись о сыне, Авраам «уходит на покой». Он повторно берет в жены Агарь, получившую новое имя Кетура, и у них рождаются шесть сыновей. Авраам дает им подарки и отсылает на восток. Основатель династии еврейских праотцов умирает в возрасте 175 лет. Ицхак и Ишмаэль хоронят его рядом с Сарой в пещере Махпела.

***

«Ва-ийю хаей Сара…» — «И жила Сара сто лет, и двадцать лет, и семь лет…» (23:1). Рабейну Бахье объясняет, что хотя Сара была долгожительницей, по-настоящему она жила лишь последние 37 лет (таково числовое значение — гематрия — слова «ва-ийю») — после рождения своего бесценного сына Ицхака.

Похожую мысль высказывает и комментатор Ор а-Хаим (рабби Хаим бен-Атар, XVII — XVIII вв.). Он делит приведенный стих на две части. В первую часть входят слова: «И жила Сара сто лет». Слова «Ва-ийю хаей» (дословно: «и была жизнь») содержат подтекст боли, страданий. В эти сто лет входит ее бездетная жизнь до 90 лет. Согласно еврейской традиции, женщина, не имеющая детей, считается «мертвой». Это положение выводится из слов Рахели, обращенных к Яакову в разделе «Ваеце»: «Дай мне детей, а не то я мертва». Плюс еще десять лет, в течение которых Ишмаэль, живший в доме Авраама, терроризировал, изводил Ицхака, пока не был изгнан вместе с матерью Агарью по настоянию Сары и вопреки колебаниям Авраама.

Вторая часть стиха: «…и двадцать лет, и семь лет» относится, по мнению комментатора Ор а-Хаима, к годам «настоящей» жизни, проведенным Сарой рядом с любимым сыном и не омраченным физической и духовной угрозой со стороны Ишмаэля.

Привязанность Сары к Ицхаку была тем сильней, что само его рождение было откровенным чудом, поскольку она не могла иметь детей не только из-за преклонного возраста, но и в силу чисто физиологических особенностей своего организма.

Чувства Ицхака к матери тоже выходили за рамки обычной сыновней любви. Не случайно, лишь женившись на Ривке, он, как сказано в Торе, «ввел ее в шатер Сары, матери своей…и нашел в ней утешение после смерти матери». Значит, до этого он был безутешен.

Но если мать и сын так любили друг друга, почему Тора пишет, что только Авраам оплакивал и хоронил Сару? Где был в это время Ицхак? Ведь сын обязан скорбеть по матери никак не меньше (а, скорее, даже больше), чем муж по жене. Известно, что Сара умерла сразу после попытки Авраама принести в жертву Ицхака на горе Мориа. Что же произошло с Ицхаком после этого драматического эпизода? Комментаторы предлагают разные объяснения.

В конце этой сцены в разделе «Ваера» сказано: «И возвратился Авраам к отрокам своим (сопровождавшим его слугам)». Значит, Ицхак не возвратился. По одному мнению, высказанному в комментариях «Таргум Йонатан», ангелы унесли его с жертвенника прямиком в иешиву Шема и Эвера, в которой позднее учился и сын Ицхака Яаков, прежде чем отправиться в Харан на поиски жены. Ицхак считался «корбаном», жертвой, и поэтому обладал особой святостью и восприимчивостью ко всякому злу. Поэтому ангелы хотели защитить его от «дурного глаза».

Рабейну Бахья придерживается другой версии: Ицхак просто оставался на горе Мориа еще три года, пока ему не исполнилось сорок лет, и он не женился на Ривке. Вот почему он не участвовал в похоронах матери.

И все же странно. Эрец-Исраэль — маленькая страна. Где бы Ицхак ни находился, в иешиве Шема и Эвера или на горе Мориа (нынешней Храмовой горе в Иерусалиме), Хеврон, где жили Авраам и Сара, располагался совсем близко от него. Неужели ему не сообщили о смерти матери? По логике вещей, сам Б-г должен был принести ему печальную весть, чтобы дать возможность проводить ее в последний путь.

Рабейну Бахья спешит объяснить, что Б-г нарочно скрыл смерть Сары от Ицхака, не позволив никому прийти к нему с этой трагической вестью. Ведь Сара умерла от тяжелого потрясения, когда узнала, что Авраам согласился принести в жертву их единственного и горячо любимого сына. Поэтому Всевышний решил избавить Ицхака от угрызений совести. Ведь он сам был косвенно виновен в смерти матери. Итак, ответ скрыт в самом вопросе. Ицхаку не было разрешено участвовать в похоронах Сары не вопреки его любви к ней, а как раз из-за этой безмерной сыновней любви, усиленной чувством вины.

Внутренняя сущность

«…И взяла она вуаль, и закрылась ею» (24:65). Еще сравнительно недавно, в Викторианскую эпоху — примерно 120 лет назад — ни одна англичанка, выходя из дома, не позволяла себе обнажить хотя бы один квадратный сантиметр своего тела ниже подбородка. Викторианские женщины были «упакованы» в буквальном смысле с головы до ног. Дело вовсе не в том, что в те времена мораль была намного строже, чем сегодня. Просто в обществе существовала некая концепция дискретности. Теперь она кажется странной и даже лицемерной. Так или иначе, даже в светском обществе существовала некая идея, которая на иврите называется «цниют». «Цниют» часто переводят как «скромность». Это не совсем верно. Подлинное значение этого слова — сохранение внутри. Как сказано в книге Псалмов: «Вся слава царской дочери — внутри» (Теиллим, 45:14).

Каждая еврейская девушка — «царская дочь», и ее подлинная слава заключена в ее внутренней духовной сущности.

В нашем поколении одна из главных проблем еврейской жизни — сохранение «цниюта». Любая женщина хочет быть привлекательной. Такова ее природа. И если она желает быть красивой в глазах своего мужа у себя дома, ей не ставят никаких ограничений.

Но если этот инстинкт не находит выхода в семейной жизни и выплескивается наружу, он может привести к разрушительным последствиям, Особенно, при современных стандартах «приличной одежды», которые скорее обнажают, чем закрывают. «И взяла она вуаль, и закрылась ею». Комментатор РАШИ обращает внимание, что в этой фразе «и (она) закрылась ею» («ватиткас») употребляется пассивная форма глагола, а не возвратная, как в переводе. В буквальном смысле она должна звучать как «она была закрыта». Затем он приводит два других примера этой грамматической конструкции: «ватикавер» — и она была погребена, и «ватишавер» (и было сломано). Почему РАШИ выбрал для иллюстрации эти две формы «погребена» и «сломано»? Дело в том, что человек не может сам себя похоронить и «сломаться». Для этого требуются посторонние усилия. Это две самые непроизвольные вещи, которые могут случиться с нами.

Когда Ривка закрылась вуалью, она сделала это так решительно, автоматически и с таким железным самоконтролем, что будто кто-то другой закрыл ее.

8-Depositphotos_33097763_s-2019ффффффф

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 4, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Нахум Пурер

Автор Нахум Пурер

Израиль
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *