«Не отрекаются, любя» не Трампа, а самих себя

Razlichiya-mezhdu-demokratami-i-respublikantsami555555

Ровно 90 лет назад, 28 октября 2019 года на Нью-Йоркской фондовой бирже (NYSE) произошла массовая распродажа: в общей сложности участники торгов избавились от 12,9 миллиона акций и облигаций, а главный индикатор — промышленный индекс Dow Jones — упал на 11 процентов.

Этот день вошел в историю как «черный четверг» и ознаменовал начало Великой экономической депрессии, которая продлилась 10 лет. То, что творится у нас сегодня, я бы назвал Великой политически-этической депрессией, которая началась три год назад, перед президентскими выборами. Тогда социологический Pew Research Center провел опрос, установивший рост межпартийной вражды, но тогда еще в относительно приличных проявлениях. Недавно тот же Центр провел такой же опрос почти 10 тысяч избирателей и выяснил, что с избранием Дональда Трампа президентом эта рознь усилилась, планка приличий не опустилась, а упала, и последняя инициатива законодателей-демократов, начавших подготовку импичмента Трампа, еще больше усилила межпартийный антагонизм. Больше 7 из каждых 10 демократов и больше 3 из 4 республиканцев сказали, что не согласны с другой партией не по конкретным причинам, а вообще. 55% опрошенных республиканцев и 47% демократов назвали друг друга «аморальными», хотя в 2016 году это соотношение было 47 и 35 процентов. 63% республиканцев считают демократов плохими патриотами своей страны, в то время как о республиканцах такого мнения только 23% демократов. Это отражает их все больше растущее мнение о патриотизме как форме изоляционизма, национализма и вообще чего-то очень нехорошего.

В своем последнем опросе Pew Research Center применил так называемый «термометр чувств», согласно показаниям которого 83% республиканцев и 79% демократов в разной степени «охладели» друг к другу, хотя в 2016 году таких было соответственно 14 и 18 процентов. Тот же опрос выявил, что мужчины и пожилые избиратели больше склонны к межпартийной неприязни, чем женщины и молодежь. В прошлую субботу обозреватель газеты The Washington Post Дэн Балц назвал эту рознь «одним из самых больших политических вызовов нашего времени, ответа на который пока не видно». Наши политики, по словам Балца, стали ядовитее, а среди избирателей усилились страхи, что «другая сторона» захватит власть. «Длятся разговоры о восстановлении приличия и возврате к прежним временам, — написал Балц, — но маловероятно, что это произойдет вскоре».

Как обычно бывает на Капитолийском холме, политических противников на миг сплачивают прощания с умершими коллегами, как это было в августе прошлого года после смерти сенатора-республиканца Джона Маккейна и совсем недавно, когда в Скульптурном зале Капитолия стоял гроб с телом конгрессмена-демократа Элайджи Каммингса. Его коллега-республиканец Марк Медоус назвал Каммингса «дорогим другом» и добавил, что, хотя «некоторые считали это неожиданной дружбой, для тех из нас, кто знал Элайджу, это не было ни неожиданным, ни удивительным». Это примирение на протянуло и дня — на прощании с Каммингсом в баптистской церкви в Балтиморе экс-президент Билл Клинтон сказал, что «нельзя руководить свободным обществом, если ненавидишь всех, с кем не согласен», имея в виду, разумеется, не покойного, а Трампа. Выступившая вслед за мужем Хиллари Клинтон отметила, что Каммингс «не признавал злоупотребления властью» и «не терпел тех, кто ставит партию впереди страны или интересы партии над истиной». Президент Трамп на оба прощания с Каммингсом не явился, но в официальном заявлении выразил «теплейшее соболезнование (его) семье и многим друзьям» и отметил «силу, страсть и мудрость этого высокоуважаемого политического лидера». На прошлогодние прощания с однопартийцем Маккейном Трамп тоже не явился, но по решению семьи покойного сенатора.

Опрос Pew проводился до 24 сентября, когда спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси объявила, что там готовы начать «официальную» процедуру импичмента Дональда Трампа за превышение им президентской власти по отношению к Джо Байдену, его возможному сопернику на выборах в 2020 году. Трампа заподозрили в том, что он злоупотребил служебным положением, оказывая неправомерное давление на Украину, чтобы там начали расследование действий Байдена, когда он был вице-президентом при Бараке Обаме. Сейчас этим занимаются шесть комитетов Палаты представителей, одним из которых, Комитетом по надзору за правительством, руководил покойный Элайджа Каммингс.

За день до прощания с ним в Скульптурном зале Капитолия два десятка конгрессменов-республиканцев ворвались на слушания Комитета по разведке в подвальном «Закрытом помещении для секретной информации» (Sensitive Compartmented Information Facility или SCIF), где комитетчики во главе с Адамом Шиффом готовят материалы для импичмента. Как пояснила ранее работавшая в Комитете по разведке Мика Ёни, это спецпомещение, исключающее электронное прослушивание, чтобы «члены Конгресса могли получать совершенно секретную информацию о том, как их страна собирает информацию о своих противниках», поскольку «иностранные противники постоянно пытаются выяснить, что происходит в таких комнатах, и что Соединенные Штаты знают о них».

Законодатели-республиканцы обвиняют коллег-демократов в том, что слушания по импичменту проходят при закрытых дверях, то есть втайне от народа вообще и его выборных слуг в частности. Слуги народа из Комитета по разведке объясняют это правилами Конгресса, дающими право не оглашать предварительную подготовку импичмента, для которой в данном случае им необходим SCIF — спецкомната с полной звукоизоляцией. В день «вторжения» туда группы республиканцев должна была дать показания Лора Купер, заместитель помощника министра обороны по Украине, России, Армении, Азербайджане, Беларуси, Грузии и Молдове. Купер добровольно согласилась рассказать, что ей известно о разработке Пентагоном российской и украинской политики. «Захватчики»- республиканцы оккупировали SCIF с 9 часов утра до 2 часов дня, и после обеда Купер дала показания, которые длились четыре часа. Как сообщила Русская служба «Голоса Америки», «законодателей интересует, что известно Купер о предполагаемых попытках администрации удержать выделенную для Украины военную помощь, пока власти страны не пообещают провести расследование в отношении… Байдена». Думаю, она удовлетворила этот интерес «скифов» — 13 демократов и 9 республиканцев, которым, как засвидетельствовал недавний опрос, по отношению друг к другу весьма прохладно.

Усмирить все более растущую отчужденность «по партийной линии» будет нелегко и после выборов 2020 года, кто бы на них ни победил. Как написал консервативный обозреватель и редактор сетевой версии журнала National Review Рич Лури, даже если нашим следующим президентом станет Берни Сандерс, а вице-президентом Элизабет Уоррен (или наоборот), министром обороны Ильхан Омар и министром финансов Александрия Окасио-Кортес, по большому счету выиграют все равно республиканцы. А если до выборов Палата представителей все же утвердит импичмент, а в Сенате, что маловероятно, его утвердят, то есть до ноября временным президентом станет Майкл Пенс, это будет сокрушительным ударом по Республиканской партии, значительная часть которой поймет решение Сената изгнать Трампа, как трусливую измену ему. То есть партия, написал Рич Лури, «которая с 1988 года победила на выборах только один раз, придет к выборам 2020 года расколотой. Возможно ли такое?»

Лури уверен, что сенаторы-республиканцы на такое не пойдут, хотя бы ради своего политического будущего. «Многие сторонники Трампа, — написал он, — обвинят истеблишмент партии, даже если Трамп в 2020 проиграет при поддержке ее аппарата. Вообразите, что они подумают, если пара десятков сенаторов-республиканцев решат отказать ему в перевыборах без единого голоса о решении его судьбы». А Трамп, предупреждает Лури, не из тех, кто молча уйдет зализывать раны, он не закроет свой Твиттер, а продолжит выражать гнев при каждой возможности. Да и наши основные СМИ, привыкшие при каждой возможности хулить Трампа, «не утратят интереса к самому аляповато-телегеничному из когда-либо виданных политиков». СМИ будут слишком рады увидеть Трампа поверженным, чтобы распрощаться с ним, а он воздаст предателям по заслугам, и канал CNN будет счастлив сообщать об этом. Так что, заключает Рич Лури, разговоры о «трещинах в Республиканской партии» смехотворны и слишком эмоциональны. Они основаны на неизбежности наступления эры Джо Байдена, Элизабет Уоррен и Пита Буттаджаджа, но больше на том, что сенаторы-республиканцы, которых действительно раздражают выходки Трампа, готовы принести в жертву свою партию. «Не отрекаются, любя», — написала в 1944 году советская поэтесса Вероника Тушнова и много позже спела Алла Пугачева. Это же с политкоррективой можно сказать о наших сенаторах-республиканцах, которые могут отречься от любви к Трампу, но не к своей партии, а главное, не к самим себе.

Что же до усиления розни между избирателями по партийному признаку, которую установил недавний опрос Pew Research Center, то обозреватель газеты The Washington Post Дэн Балц признает Трампа «самым поляризующим президентом в истории страны», но добавляет, что следом за ним идет Барак Обама, а на третьем месте Буш-младший. «Конец президентства Трампа, — написал Балц, — наступи он в январе 2021 или 2025 года, может немного снизить эту рознь, но изменить настроения, которые возникали за столько лет и усилились при нынешнем президенте, можно будет изменить очень не скоро».

5-Depositphotos_19508375_s-2019ффффффффффф

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 6, средняя оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Александр Грант

Автор Александр Грант

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *