День последний. Недельная глава Торы «Ваелех» Шаббат «Шува»

WnvQyy1xSZррррррррррррр

Моше обходит перед смертью походный стан сынов Израиля, прощается и подбадривает их. Он обещает, что и после его смерти

Б-г не оставит евреев, поможет им разгромить врагов по ту сторону Иордана. Моше публично ободряет своего преемника Иегошуа бин-Нуна, укрепляя тем самым его авторитет в глазах людей. Затем пророк учит народ заповеди «хакеэль»: раз в семь лет, в праздник Суккот все евреи, включая детей, должны собраться перед Храмом, где царь прочтет им отрывки из книги «Дварим», в которых говорится о верности Б-гу и Его Завету, о награде за соблюдение законов Торы и наказании за их нарушение. Затем Б-г велит Моше явиться вместе с Иегошуа в передвижной Храм, где новый лидер нации получит наставления. Всевышний знает, что, поселившись в Эрец-Исраэль, евреи забудут Его и начнут поклоняться идолам. Тогда Б-г совершенно «сокроет Свое лицо», и евреям будет казаться, что они отданы на растерзание врагам, и некому защитить их от гонений. Б-г велит Моше и Иегошуа записать песнь «Аазину» как свидетельство греховных помыслов сынов Израиля. Моше записывает песнь и передает ее еврейскому народу. Завершив написание Торы, пророк велит левитам поместить ее текст в Ковчег Завета в качестве вечного эталона.

***

«И пошел Моше, и говорил слова эти всему Израилю, и сказал им: «Сто двадцать лет мне сегодня, не смогу я больше выходить и входить…» (31:1-2). Что бы вы делали, если б узнали, что вам осталось жить всего один день? Как бы вы провели свой последний день? Хороший вопрос перед Грозными днями, не правда ли?

Варианты могут быть разные. Кто-то еще до рассвета отправился бы на берег моря, чтобы в последний раз встретить рассвет, увидеть солнце, встающее над водной гладью. Другой заказал бы шикарный обед в лучшем ресторане. А третий осуществил бы давнюю мечту юности: прыгнул с парашютом, будучи уверенным, что на пороге смерти нет опасных видов спорта.

Есть и еще один, более скромный вариант проведения последнего дня жизни. Вы садитесь за письменный стол (или за компьютер) и записываете свои мысли и чувства, нахлынувшие на вас перед расставанием с этим миром.

Кому из нас пришло бы в голову в эти последние часы заниматься не собой, а дорогими нам людьми, родственниками и друзьями, которых мы оставляем на этом свете? Кто догадался бы позвонить им и сердечно попрощаться, подбодрить и утешить их в предстоящем горе?

Именно так поступил Моше-рабейну, когда Б-г сказал ему утром, что он проснулся в последний раз. Моше был скромнейшим человеком из когда-либо живших на земле, и он понял, глубоко осознал, что его долг — провести свой предсмертный день с евреями, которых он так горячо любил (и которые так часто подводили его), ободрить их: «Крепитесь и мужайтесь, не бойтесь и не страшитесь…».

Как же Моше утешал свой народ? Он сказал им: «Я уже стар, мне исполнилось сто двадцать лет. Б-г больше не разрешает мне учить вас Торе; Он закрыл для меня источник ее мудрости. Всевышний не позволил мне перейти вместе с вами Иордан. Но вы не огорчайтесь. Б-жественное присутствие будет и дальше сопровождать вас, а вашим новым лидером станет Иегошуа».

Что означают слова «Б-г закрыл для меня источник ее мудрости»? Моше имел в виду, что он утратил способность передавать и толковать слова Торы еврейскому народу. Ведь Моше звали «рабейну», «наш учитель». Хороший учитель должен, в первую очередь уметь приспосабливать свои знания к уровню своих учеников.

Однако когда Моше покидал этот мир, его уровень понимания Торы был столь высок, что он больше не мог преподавать ее обычным людям. Отсюда и метафора с закрытым источником. Вода непрерывно течет из источника. Но Моше лишился способности распространять свою мудрость. Б-г «запечатал» его мозг.

На самом деле, Моше всегда было трудно учить евреев. Когда Б-г велел ему вернуться в Египет и вывести еврейский народ из рабства, он ответил: «Прости меня, Г-сподь, но человек я не речистый… ибо я косноязычен и заикаюсь» (Шмот, 4:10).

Иначе говоря, Моше обладал такой возвышенной, неземной духовностью, что ему было невыразимо трудно облечь свои знания в речевые конструкции. Утешая народ перед собственной кончиной, Моше знал, что Тора не покинет их вместе с ним. Великая книга и ее учителя будут сопровождать евреев во всех поколениях, на протяжении всего их дальнейшего пути через страны и эпохи.

Великий защитник

«А теперь напишите себе песнь эту, и научи ей сынов Израиля, вложи ее в уста их…» (31:19). РАМБАМ учит, что это последняя заповедь в Пятикнижии, суть которой в том, что каждый еврей обязан написать свиток Торы.

Непосредственно перед этим стихом, замечает великий раввин, духовный лидер еврейства Польши и России Хафец-Хаим, Б-г предостерегает грешный народ: «А Я совершенно сокрою лик мой в тот день за все зло, которое они сделали» (31:18).

Отсюда мы узнаем, продолжает Хафец-Хаим, что Тора способна защитить нас от всех бед даже в те времена, когда лик Всевышнего сокрыт от нас, и мы не видим Его направляющей руки в земных делах и событиях.

Так было на протяжении всей долгой многовековой ночи нашего изгнания. Как бы мы ни страдали, в каких бы тяжелых условиях ни оказывались, Тора освещала нам путь, вела по извилистым и опасным дорогам истории. Если бы наши предки не держались цепко за нее и ее законы, еврейский народ бесследно исчез бы как исчезали другие, гораздо более могущественные и благополучные народы.

Комментируя стих из книги «Мишлей» (Притчи царя Шломо) «Ибо заповедь — светильник, а Тора — свет» (6:23), мудрецы Талмуда в трактате «Сота» (21а) объясняют: «Подобно тому, как свет солнца всегда защищает, то же самое делает и Тора».

Проза и поэзия

«И записал Моше песнь эту…» (31:22). Проза и поэзия — это два разных мира.

Моше передал Тору евреям вначале устно — в виде прозы, а затем записал ее, изложив ее в виде лекции — Устной Торы, которая была затем расшифрована и записана, как со студенческого конспекта. В результате получилась Письменная Тора.

Письменную Тору можно назвать прозой. Но в Торе, кроме Устной и Письменной, есть еще одна часть — поэтическая.

«И записал Моше песнь эту…». Эта поэма, включенная в сегодняшний недельный раздел, которую мы называют песней, «шира», создает яркий и потрясающе глубокий образ Б-жественного Провидения. Она возникла вначале как письменная квинтэссенция, конспект лекции, и только потом к ней примкнула Устная традиция, всесторонне объясняющая эту песнь.

Поэма рождается вне литературной записи, вне материального мира. Она пользуется словами, избегая языковых штампов. Слова поэмы возникают вне языка — они выше языка. Устный комментарий этой поэмы-песни представляет собой ступени, по которым можно взойти и приблизиться к высшей мудрости.

2-Depositphotos_8049678_s-2019ффффффффффф

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 5, средняя оценка: 4,80 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Нахум Пурер

Автор Нахум Пурер

Израиль
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *